1391

Без химии и антибиотиков. Реально ли выращивать органическую продукцию

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-СК №47 21/11/2018
Стимуляторы роста в пище ускоряют старение человека.
Стимуляторы роста в пище ускоряют старение человека. pixabay.com

Какие продукты – «органика»?

Летом этого года в России приняли Федеральный закон «Об органической продукции», благодаря которому с 2020 года производители смогут маркировать экологически чистую пищу и получать государственную поддержку на её производство. Органической называют продукцию, выращенную без использования химических веществ – пестицидов, минеральных удобрений, антибиотиков, стимуляторов роста и приготовленную без консервантов и усилителей вкуса.

Исходя из названия можно, конечно, подумать, что использование химии делает продукцию неорганической. Но это не так.

«Химический состав всех продуктов, безусловно, органический. Оrganic – формальный термин, принятый во всём мире, – отвечает председатель российского Союза органического земледелия Сергей Коршунов. – Есть хозяйства, которые начали биологизацию сельского хозяйства и применяют смешанную систему защиты растений или животных. У их продукции свои обозначения. В животноводстве, например, есть знак antibiotic-free, то есть свободная от антибиотиков, или free range – на свободном выгуле».

ГОСТы для производства «органики» уже разработаны. В них главный показатель не химический состав конечной продукции, а именно экологически чистые условия производства.

Кто будет контролировать?

Органическую продукцию уже производят около 70 предприятий и фермеров России, 53 из них сертифицированы по международным стандартам, сообщил руководитель «Союза биологического земледелия», главный специалист Ставропольского сельскохозяйственного информационно-консультационного центра Алексей Абалдов. Остальные или просто декларируют, что у них экологически чистое производство, или же получили сертификат одной из российских ассоциаций, созданных сторонниками органического земледелия.

«На Западе каждый участник такой ассоциации подписывает договор, по которому независимая комиссия может в любое время прийти в хозяйство, взять анализы почвы, опросить сотрудников и проверить, не затерялась ли гранула минерального удобрения в сеялке, не остался ли пестицид в опрыскивателе. Если химикат будет обнаружен, предприятие просто исключат из ассоциации. Там хорошо работает система внутреннего контроля», – рассказал Алексей Николаевич.

Кстати
«Использование химии делает землю непригодной для органического сельского хозяйства на 2­3 года. В Ингушетии и Чечне таких участков немного. Пестицидная нагрузка, по данным Россельхозцентра, там на уровне 0,28 и 0,37 кг/га. А вот в Северной Осетии и Ставропольском крае этот показатель намного выше – 1,6 кг/га и 1,75 кг/га соответственно. Это связано с активным развитием интенсивного садоводства и производством овощей закрытого грунта».

В России контроль пока отсутствует, да и национальная маркировка органической продукции появится только в 2020 году.

На Ставрополье международную сертификацию, по данным Сергея Коршунова, прошли только два предприятия. Благодаря этому они продают зерно за границу по цене примерно в два раза дороже.

Ещё одно ставропольское предприятие сейчас внедряет органические технологии в садах, на овощных плантациях и консервном заводе. То есть переработанная им продукция тоже будет абсолютно безвредной для человека. Есть также несколько фермерских хозяйств, которые позиционируют себя как органические.

Для сравнения: в Испании – 28 тысяч органических сельхозпроизводителей. А лидерами по их числу стали развивающиеся страны, ориентированные на экспорт. У России тоже высок экспортный потенциал органической продукции, поскольку в нашей стране расположена половина чернозёмных почв планеты. Но пока наша доля в мировом экспорте «органики» – 0,2%.

Чем кормить человечество?

Перспективно ли развивать органическое сельское хозяйство? На этот вопрос у российских экспертов нет однозначного ответа.

«В животноводстве это неизбежно приведёт к увеличению затрат на производство. В земледелии в первые годы освоения «органических» технологий может на 20-30% снизиться урожайность, измениться в худшую сторону внешний вид фруктов и овощей», – считает Алексей Абалдов.

Однако с ним не согласен представитель Федерального центра сельхозконсультирования и переподготовки кадров АПК при Минсельхозе России Амиран Занилов.

«Самое распространённое заблуждение – считать органическое сельское хозяйство ретроутопией, – говорит он. – Это даже более наукоёмкая отрасль, чем традиционное сельское хозяйство. Оно использует альтернативу синтетическим минеральным удобрениям – природные руды, фосфоритную муку. Применяет азотфиксирующие микроорганизмы, которые стимулируют рост корневой системы. Академик-биолог Алексей Яблоков в своей книге «Пестициды – токсический удар по биосфере и человеку», опираясь на статистику, показал, что нет зависимости между применением пестицидов и урожайностью. Главное, верно диагностировать, чего не хватает растениям, и использовать нужные натуральные препараты».

По словам Занилова, с тех пор как приняли закон, Федеральный центр сельхозконсультирования получил больше заявок на научное сопровождение органического производства, чем за три предшествующих года.

С чего начать?

Алексей Абалдов полагает, что сектор «органики» останется очень узким. Если на Западе такие хозяйства получают от 200 до 700 евро господдержки на гектар, то в России рассчитывать на такие суммы не приходится. Упадёт урожайность – под угрозой будет существование хозяйства. Лучше, по мнению эксперта, внедрять биологические методы в традиционном производстве.

«Без ущерба для урожая можно заменить на биологические около 30% химических средств защиты в зерноводстве и 50-70% препаратов в виноградарстве и овощеводстве», – уверяет Алексей Николаевич.

Ежегодно Союз органического земледелия проводит на Ставрополье опыты, которые показывают, что обработка биопрепаратами посевов сельхозкультур увеличивает их урожайность на 10-15%, качество продукции улучшается.

Тем не менее органическое хозяйство в крае тоже будут развивать. Недавно представители краевого правительства ездили изучать опыт Татарстана. Поняли, что Ставрополью нужен центр поддержки органического сельского хозяйства и современная лаборатория для сертификации предприятий. Сейчас информационно-консультационный центр формирует реестр желающих производить органическую продукцию. Дума Ставрополья начинает готовить для них региональный закон.


Мнение эксперта

Гендиректор компании «Инновационные пищевые технологии» Иван Артамонов:

«На Западе органическое производство подразумевает строгий контроль всех стадий производства продукта. Там это делают честно. У нас же в стране многое покупается и продаётся. Кто и как будет проверять условия производства?

Может быть, в маленьком хозяйстве, где пасутся 100 коров и тут же есть небольшая переработка, можно обойтись «органикой», но в промышленных масштабах вряд ли. Хотя у нас на Ставрополье есть подобные молочные фермы. На упаковке своей продукции они указывают, как это принято на Западе, время дойки, температуру воздуха. Но и стоит их кефир 100 рублей за пол­литра. Многим ли он по карману?».


Комментарий

Доктор биологических наук Сергей Шлыков:

«Следы пестицидов, антибиотиков, генных стимуляторов из растений и животных попадают в пищевые продукты. Концентрации ядовитых веществ в организме человека повышаются и меняют его устойчивость к заболеваниям. Отсюда рост числа онкологических и других патологий.

В современном животноводстве с помощью стимуляторов роста мы нарушаем естественное развитие животных. Куры до взрослого состояния вырастают за 30 дней. Свинья набирает 100 кг за полгода.

Употребляя в пищу такую продукцию, мы ускоряем своё старение. Наша кожа теряет эластичность, ухудшается состояние волос.

Причём если содержание нитратов, тяжёлых металлов, антибиотиков в сельхозсырье ещё можно отследить, то исследования на содержание генных стимуляторов роста в продукции у нас не проводятся.

Считаю, что закон об органическом производстве позволит повысить качество питания, что благоприятно отразится на здоровье человека».


Точка зрения

Доктор сельхознаук, эколог Михаил Дементьев:

«Из-­за активной химизации сельского хозяйства мы уже потеряли часть сельхозугодий. Рисовые поля под Невинномысском так отравили препаратами от сорняков, что там до сих пор ничего выращивать нельзя. Но отказаться от минеральных удобрений мы не сможем. Мы ежегодно теряем 15% угодий из-­за того, что они истощаются. Чтобы снова получить урожай, надо добавлять в почву азот, фосфор, серу и другие недостающие элементы. Масштабы производства зерна не совпадают с масштабами производства навоза, органические удобрения в необходимых количествах просто неоткуда взять. А отказаться от удобрений ­значит, снизить урожайность, и тогда мы человечество не прокормим.

Что касается здоровья, то эволюцию никто не отменял. Кто-­то приспособится и научится всё это переваривать без ущерба для организма и передаст эти способности своему потомству. Естественный отбор.

Я, конечно, за биологические методы в сельском хозяйстве. Но ими уничтожить таких вредителей, как черепашка или саранча, невозможно».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах