184

Мальчика-инвалида забрали у мамы по навету

АиФ-СК №48 28/11/2012

Ставропольчанка Татьяна Лафазан вот уже несколько дней живет… в городской детской больнице. Спит в одной палате с 17-летним сыном, которого недавно  у нее забрали. Причина, по которой врачи выделили женщине дефицитное койко-место, проста: у Леши ДЦП, еду он принимает только из рук мамы.

17 лет безнадеги

Эта дикая история во всех подробностях запечатлена местными телевизионщиками: агрессивные, явно «поддатые» девицы  сильно толкают   женщину, выламывают в ее комнате дверь, а на кровати лежит похожий на узника Освенцима ребенок.
- Да, я выпивала в тот день в своем общежитии, - не скрывает Татьяна. – В гости к соседям пришли несколько женщин и мужчин, я с ними сидела,   потом кого-то ко мне приревновали. «Пришлые» разозлились  и вызвали службу спасения. Наговорили спасателям  с три короба: что и  за ребенком я совсем не смотрю, и все деньги пропиваю. А потом Лёшу забрали в больницу, меня – в полицию.
Обо всём этом женщина рассказывает ровным, бесстрастным тоном. Чувствуется: все слёзы давно выплакала.
…Лёша родился тяжелобольным. Его долго держали на  искусственной вентиляции легких, а когда малышу исполнилось пять месяцев, Татьяну огорошили: у мальчика – ДЦП, он безнадёжен. Ни о каком лечении, а тем более реабилитации тогда, в 1995-м, и речи быть не могло. Женщина осталась один на один с горем: муж пьет, родственники далеко. А когда год назад супруг скончался, стало совсем уж невмоготу.   
Жить маме и сыну приходится   в бывшем заводском общежитии, в которое женщина  въехала, когда много лет назад начала работать на химическом заводе.11-метровая комнатка, душ и туалет на восемь семей –  её беспросветный  быт, жизнь «по кругу». Изо дня в день, из года в год…  
В очереди на квартиру стоит 15 лет, а толку?      
- Как же вы сына купаете? Он ведь уже большой, тяжелый…
- Несу его на руках  в душевую, стелю большое одеяло, укладываю  и купаю…
- А денег на жизнь  хватает?
- Да хватает… Десять тысяч – мой доход: пенсия и добавки небольшие по уходу за ребенком. Правда, за «коммуналку» много отдаю  – почти две тысячи.
- Сына чем кормите, смесями?
- Нет, он у меня всё кушает. Он даже голову немного может держать, меня хорошо понимает…

Где помощь?

Представители городской службы спасения, с которыми я  побеседовала до поездки в больницу, категоричны: мальчик  истощен,  с матерью его оставлять нельзя. Правда, отметили, что еда в холодильнике есть, а  ребёнок – в чистой одежде и  спит не на лохмотьях.  Врачи в больнице,  обследовавшие Лёшу, сказали «не для печати»: то, что мальчик с ТАКИМ диагнозом еще жив, говорит само за себя. Если бы мама подолгу бросала беспомощного сына  без ухода, страдал бы  как минимум от пролежней.     
В больнице юноше  сделали рентген, другие обследования. Но держать его в стационаре смысла нет: ничем инвалиду детства здесь не помогут. Выписать же домой, вот парадокс, не имеют права: таковы правила.    
Татьяне без справок из «психушки», наркодиспансера и СПИД-центра сына не отдадут. Так что сейчас она разрывается между больницей и «инстанциями». Специальная комиссия в органах опеки и попечительства будет решать судьбу Лёши  и его мамы, смысл жизни  которой – единственный сын. Не дикость ли: женщину, которая 17 лет одна  мучается с тяжелобольным ребёнком,  не сдает его в интернат, после навета могут лишить родительских прав?! Почему государство так скоро на карательные решения, а помощи даже по элементарным вопросам  от него  не дождешься?  
До «защитников»  больных детей не докричаться, не достучаться, когда речь идет о хорошей инвалидной коляске.  О квартире, которую нужно ждать десятилетиями.  О достойных пенсиях и пособиях, наконец…

Смотрите также:

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах