aif.ru counter
70

В списках значатся

АиФ-СК №20 18/05/2011

Наши земляки геройски сражались на полях Великой Отечественной, бежали из плена, погибали на чужбине, в боях, в лагерях, в госпита­лях. Тысячи и тысячи из них родственники по сей день считают пропавшими без вести…

Трудности перевода

Списки миллионов совет­ских военнопленных стали доступны не так давно. Се­годня их без про­блем можно найти в Интернете. Из разных баз Лари­са Бартеньева и Андрей Бекичев «вытаскивают» фамилии земляков – тех, кто ушел на фронт. И попал в плен. Данные сты­куют с теми, что содержатся в кни­гах Памяти (жаль, ставропольская электронная не в полном объеме) и результами так называемых «под­воровых» опросов, что проводились после войны. В итоге поисковики формируют «лич­ное дело» советс­кого военноплен­ного, призванного на фронт с Се­верного Кавказа. Основная инфор­мация – из персо­нальных карточек, что составляли педантичные и дотошные немцы на пленных бой­цов и командиров Красной армии. Здесь дата и место рождения, дата и место пленения, воинское звание - все, что записывали со слов самих пленных. В досье умер­ших в плену – дата гибели и место захоронения. Рост, вес, почти везде – фото. И адреса родственников. Они-то и стали первой точкой в поисках близких наших во­еннопленных.

- Но указанные адреса за прошедшие почти 70 лет оказались кое-где уже несу­ществующими – иной раз сталкивались с тем, что и улицы такой нет давно, до­ма снесены, а там, где еще стоят, даже не слышали таких фамилий, - рассказывает Ан­дрей Бекичев.

Тогда решили обратиться в прессу и советы ветеранов. В Минеральных Водах отклик­нулись сразу, председатель Совета ветеранов Анатолий Никульшин организовал пуб­ликацию спис­ков в местных газетах, и пош­ла волна обра­щений – знать судьбу своих близких хотят очень многие. За три непол­ных месяца нашлись родс­твенники более 10 человек.

- Нередко лю­ди, не обнаружив фамилии, просят найти инфор­мацию об отце, деде, прадеде. И мы ищем – по разным базам, архивам. Слож­нее всего бывает точно устано­вить фамилию, - делится Беки­чев.

Немцы запи­сывали их со слов латинскими буквами, после войны переводили на кириллицу наши спецы – иной раз и не узнаешь, что это за фамилия. Так же - с населенными пунктами и улицами. «Сидишь с картой и по названиям станиц, го­родов, поселков пытаешься определить, что это может быть за место?» – рассказы­вает Андрей.

- Потому нам очень важна помощь людей - такие ак­тивные общественники у нас есть в Осетии, им проще ра­зобраться и с фамилиями, и с названиями населенных пун­ктов. Если фами­лию совсем сложно озвучить, мы пере­носим из немецкой карточки наци­ональность - так носителям языка намного проще ее уточнить – осетин­ская, кабардинская или чеченская, - поясняет Лариса Бартеньева.

Найти рядового Халимендика

Сколько людей – столько судеб. Все истории поис­ка уникальны. Лариса стыкует десятки источников и чаще всего находит. Дан­ные о военнопленном с ред­кой фамилией Халимендик никак не могли найти. И вот - раскопали в архивах спра­вочку - «добропорядочные» бюргеры получили вознаграж­дение в рейхсмарках за двух сбежавших советских воен­нопленных. Один из них был уроженцем Орджоникидзевс­кого края - Апанасенковского района Ставрополья. Беглых бойцов вернули в лагерь и расстреляли…

Для тысяч живущих ожида­емая десятилетиями опреде­ленность – ценность, мало с чем сравнимая. Сколько слез, переживаний, боли – пожи­лые люди как-то сразу стано­вятся детьми, узнавая судьбы своих отцов, братьев. Тогда, после войны, они знали толь­ко одно – пропал без вести. И это было как клеймо – со­гласно советской идеологии пленных в той войне не было - были предатели. И после лагерей фашистских люди попадали прями­ком в наши. Такая судьба была угото­вана сотням тысяч. И деду Андрея Бе­кичева. Докопать­ся до личного дела деда из фильтраци­онного лагеря он пока не смог, но именно стремление узнать как можно больше о том, какой была его жизнь, его война и сделало Андрея поисковиком. Он признается, что никогда так не интересо­вался историей, как сейчас. Изучать ее не по официаль­ной версии, а через реальные судьбы намного интереснее. Первое упоминание о своем казачьем роде Бекичев разыс­кал в документах 1850 года. С поисков информации о сво­ем деде несколько лет назад начала и Лариса, она в этой сфере - «опытный боец». Спи­сались на форуме с Андреем, оказалось предки у обоих – из станицы Суворовской. Сегод­ня они вместе ищут родствен­ников советских военноплен­ных, она – из Питера, он – из Минвод. Работа, семейные за­боты, свои дела – как бы то ни было, важнейшее место – у добровольно сложившейся общественной деятельности, дающей людям возможность узнать о судьбе родных.

«Мама 70 лет ждала отца, не верила, что он погиб, про­пал без вести – значит живой, нет могилы – значит вернет­ся», – такие слова Лариса и Андрей слышат очень часто, для того и ведут свои поис­ки в интернет-пространстве, дабы виртуальное стало ре­альным, чтобы белых пятен в истории стало меньше.

СПИСОК ВОЕННОПЛЕННЫХ

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах