Примерное время чтения: 7 минут
1978

Расстреляли евреев и психбольных. Как закончилась оккупация Ставрополья

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ-СК 25/01/2023
Оккупанты и их пособники не щадили на Ставрополье ни детей, ни женщин.
Оккупанты и их пособники не щадили на Ставрополье ни детей, ни женщин. Государственный архив Ставропольского края

Край был освобождён от фашистов ровно 80 лет назад: 27 января 1943 года опубликована последняя сводка о боях на территории региона. Немцы оставили после себя не одно захоронение убитых ими мирных жителей, а вот пособников забрали с собой. Что ужаснуло посетившего край после оккупации писателя Алексея Толстого и как наказали предателей - в материале stav.aif.ru.

Свой Бабий Яр

После громкого судебного процесса о признании геноцидом действий немецко-фашистских захватчиков на Ставрополье  известные учёные и краеведы провели встречу со студентами многопрофильного колледжа. Общие обвинения в адрес нацистов обросли подробностями, от которых даже у современных ребят, закалённых индустрией триллеров и хорроров, пробегали мурашки по коже.

Среди уничтоженных в 85 населенных пунктах Ставропольского края большинство составляли евреи. К категории «лишних людей» также относились душевнобольные, цыгане, воспитанники детских домов и пациенты туберкулёзных санаториев.

Точное число массовых захоронений до сих пор неизвестно. Самой масштабной по количеству жертв стала братская могила у стекольного завода в Минводах. Это более чем полукилометровый противотанковый ров, который сравнивают с печально известным Бабьим Яром.

Ещё шла война, а работа по раскрытию преступлений нацистов уже активно проводилась специально созданной Чрезвычайной государственной комиссией по установлению и расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков.

В её составе известный советский писатель Алексей Толстой посетил юг России: Краснодар, Кисловодск, Железноводск, Ессентуки и другие города. «И вот Алексей Николаевич снова у меня. За эти дни он очень осунулся. Объяснил, что столкнулся с таким ужасом, от которого и сейчас не может прийти в себя», - вспоминал редактор газеты «Красная звезда» Давид Ортенберг.

Статья Толстого «Коричневый дурман» по итогам поездки была опубликована в центральном печатном издании Наркомата обороны 5 августа 1943 года. Автор признавался, что разорение, руины и пепелища, которые оставили после отступления немцы, не самое страшное. «Все, о чём здесь рассказываю, - писал Алексей Николаевич, - я видел своими глазами. Но я видел гораздо более печальное. На Северном Кавказе немцы убили все еврейское население, в большинстве эвакуированное за время войны из Ленинграда, Одессы, Украины, Крыма...».

Выжила, но сошла с ума

Жителей Кавминвод еврейской национальности, исключая метисов, оповестили о переселении на якобы пустующие земли на территории Украины. Подлежащим к переселению было приказано явиться с вещами на железнодорожный вокзал. Поезд с обреченными людьми доехал лишь до Минеральных Вод, где их расстреляли.

Трудно поверить, но в живых осталось два свидетеля этого преступления. Одна из них - Дебора Резник. Ослабевшая от голода девушка попросту выпала из вагона в высокий бурьян. От пережитого ужаса она потеряла разум. Второй уцелевший в мясорубке - Михаил Фингерут - воспользовался толчеёй при выгрузке и спрятался в пустующих на соседних путях вагонах. Позже он рассказал, что пассажирам поезда приказали раздеться до нательного белья и велели идти ко рву. Там их расстреляли. Людей было столько, что пулемёты и автоматы карателей работали с одиннадцати до двух часов дня.

Часть еврейских семей в это время заставили заниматься сбором одежды и багажа жертв и укладкой их в вагоны. Когда все вещи собрали, фашисты расстреляли в лощине и тех, кто их грузил. Показания Михаила Фингерута о массовом расстреле оккупантами еврейского населения 9 сентября 1942 года стали основой доказательной базы о преступлениях немецко-фашистских захватчиков в процессе о геноциде.

Ещё один человек, числившийся в списках расстрелянных, но оставшийся живым - Эмиль Зигель. Ему, 16-летнему мальчишке, а также ещё нескольким людям уйти по горным тропам от немецкой расправы помог житель Кисловодска Серго Метревели. Добравшись через несколько месяцев до Урала, Эмиль Генрихович поступил в училище связи, а по его окончании отправился на фронт. В составе Первой гвардейской танковой армии он дошёл до Берлина. Уже после войны узнал, что его старшая сестра, закончив мединститут Ставрополя, также ушла на фронт, участвовала в Сталинградской битве. Девушка долгое время считала, что её родители и четыре брата погибли в тот страшный день. И какое счастье было, когда она встретилась с выжившим и прошедшим войну Эмилем - самым младшим из братьев.

Эмиль Генрихович ушёл из жизни в прошлом году. Ему было 97 лет.

Поездки в один конец

В Ворошиловск (ныне Ставрополь) войска оккупантов вошли 3 августа 1942 года. А уже 4 августа в психиатрическую больницу прибыли два немецких офицера айнзацгруппы D в сопровождении представителей немецкой управы и потребовали списки всех пациентов для перемещения их в сёла Донское и Пролетарское.

«Руководство больницы убеждали в том, что на новом месте для больных подготовили помещение и их ждёт хороший медицинский уход, - рассказала контент-менеджер Ставропольской психиатрической больницы Елена Егорова. - На следующий день в психбольницу за пациентами приехали две большие крытые машины, оказавшиеся мобильными газовыми камерами. В каждую загружали людей очень плотно - по 70-75 человек. Вместе находились и буйные, и спокойные пациенты, женщины, старики и дети. Причём все в больничной одежде, без вещей, документов и без сопровождения. Двери немедленно закрывались и запирались на замок. Через час-два машины возвращались за следующей партией душевнобольных».

Такие «поездки в один конец» 5,7 и 10 августа были самыми массовыми - за эти три дня умертвили свыше 632 пациентов. 22 августа вывезли 12 человек и 20 октября ещё 16.

В период оккупации главным врачом больницы был Давид Степанович Гамбаров. Когда 20 октября в душегубку загоняли последнюю партию душевнобольных, то недосчитались одного человека. Оказалось, что через кухню в прилегающий лес сбежал один из пациентов, лечившийся от алкоголизма. Педантичный немец потребовал, чтобы его место занял кто-то из медперсонала. Вперед вышел Давид Степанович Гамбаров. Так как медперсонал больницы встал на защиту главного врача, то немец решил разыскать сбежавшего, а Гамбарова оставил в живых.

После освобождения города Давид Степанович участвовал в восстановлении больницы. Однако 5 апреля 1944 года его арестовали за пособничество оккупантам. По решению Военного трибунала войск НКВД Ставропольского края 5 мая 1945 года Гамбаров был приговорён к 20 годам лишения свободы. Через год, 9 августа 1946 года, Военная коллегия Верховного суда СССР приговор отменила за отсутствием состава преступления. Но вернуться в больницу врачу было не суждено. Через два дня после отмены приговора он умер в лагере.

Экс-полицай слыл милым и весёлым

По словам историка Алексея Кругова, фашисты старательно наводили на Ставрополье «новый германский порядок».

«Оккупационные власти жестко регламентировали жизнь мирных жителей, - говорит он. -  Массовый террор проводили настоящие головорезы из айнзацгруппы D. Её возглавлял групенфюрер СС, доктор права, бывший в довоенный период юристом в земельном суде Гамбурга Вальтер Биркамп. В акциях по уничтожение мирного населения края участвовали также подразделения полевой жандармерии, войск СС и местные полицаи».

Благодаря колоссальной работе следователей органов госбезопасности многих пособников фашистов нашли вскоре после войны. Например, командир конного взвода полицейских карателей Федор Шиянов трудился по поддельным документам главным бухгалтером в одном из совхозов Молдавии. Бывший командир роты резерва полиции Пятигорска Павел Пузак жил на Украине и даже не утруждался поменять свои имя и фамилию. Оба предателя участвовали в расстреле мирных граждан у стекольного завода в Минводах, на их счету несколько тысяч загубленных жизней.

Ещё один пример - Герберт Драбант, который отметился своей жестокостью на Ставрополье, в Ростовской области и Украине. Было доказано, что Драбант участвовал в 48 массовых репрессиях и при его личном участии было убито более 4400 человек. Его имя удалось установить работникам советской прокуратуры. После войны он жил в небольшом городке Восточной Германии, заведовал почтой, слыл милым, весёлым человеком и возглавлял городскую ячейку советско-германской дружбы.

Кстати
О Великой Отечественной войне на Ставрополье сняты короткометражки «Семестр, которого не было», «Ленинград - Кисловодск: из огня в полымя» и четыре серии «Ворошиловских соколов». Скоро появится ещё один фильм - «Жаркий август сорок второго». Немало написано и книг на эту тему, среди них две - доктора исторических наук Андрея Карташева из серии «Бои на Ставрополье», рассказывающие в том числе и о малоизвестных и недавно открывшихся фактах времён войны.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах