Примерное время чтения: 6 минут
467

Стояли за Крым и грузин, и киргиз. Новый обелиск открыли на Ставрополье

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. АиФ-СК 21/12/2022
На открытии памятника были представители азербайджанской и грузинской диаспор.
На открытии памятника были представители азербайджанской и грузинской диаспор. / Юрий Обухов / Из личного архива

Захоронения на месте эвакогоспиталя в ставропольском селе Прасковея поисковикам найти так и не удалось, но по документам точно установили, что именно там покоятся грузины, киргиз, азербайджанец и русский. Подробнее - в материале stav.aif.ru.

Госпитальное кладбище

Семь имён выбито на мемориальной доске нового обелиска в селе Прасковея Будённовского округа Ставрополья - уроженцы Грузии, Азербайджана, Киргизии и Астраханской области увековечены спустя 80 лет после гибели. Раненые в Крыму и на Дону, обмороженные и больные бойцы Красной армии попали в госпиталь, расположенный в сельском техникуме виноградарства и виноделия. Врачи работали там с июля 1941 по август 1942 года, пока Прасковею не оккупировали немцы.

«Изначально предполагалось, что здесь похоронено больше бойцов, - говорит старший научный сотрудник краеведческого музея села Ольга Цицилина. - Но госпиталь 2046, к которому относились раненые, был передвижным, и некоторые пациенты, как мы уточнили в архивах, нашли вечный покой уже в другом месте».

Территорию техникума поисковики перекопали вдоль и поперёк. Госпитального кладбища, упоминавшегося в документах без всяких координат, так и не нашли. Зато установили имена погибших.

«Состав бойцов оказался многонациональным, поэтому география поиска родственников расширилась до нескольких стран - бывших республик Советского Союза, - рассказывает заведующий музея Юрий Обухов. - Мы посылали запросы в Грузию, Азербайджан, Таджикистан, Киргизию и Астраханскую область. Огромную помощь нам оказали наша коллега администратор интернет-проекта «Поиск своих» Татьяна Мишина и просто неравнодушные люди: Гела Вардосанидзе из Грузии, Эльчин Хаджиев из Азербайджана, Мехрочидин Рахимов из Таджикистана. Прислали дополнительные сведения и фотографии умерших от ран советских воинов».

Сергей Серебряков теперь знает, где находится могила деда.
Геннадий и Сергей Серебряков теперь знают, где находится могила отца и деда. Фото: Из личного архива Юрий Обухов

Весть получили внуки

Снимки Захара Гомарели с женой Дарико из грузинского села Квишхети поисковикам прислал его внук - Джемал Гомарели. Он живёт в Тбилиси. Про деда знал немногое: сорокалетний плотник-каменщик Захар, или Шакро, как его звали односельчане, был призван в 1941 году рядовым в стрелковый полк. В феврале 1943 года его признали без вести пропавшим.

Шакро с женой Дарико.
Шакро с женой Дарико. Фото: Из личного архива/ Джемал Гомарели

На самом деле 24 марта 1942 года он получил тяжёлое осколочное ранение в Крыму и попал в военный госпиталь в Керчи. С третьего апреля 1942 года числился в списках эвакуационного госпиталя 2046, который двигался на юго-восток. Шакро умер в Прасковее 15 мая 1942 года.

Приехать на церемонию открытия памятника деду Джемал Соломонович не смог, как и родственники других воинов из соседних стран. В Прасковею на открытие обелиска прибыли только сын астраханца Ивана Серебрякова Геннадий и внук Сергей.

Уроженец астраханского села Разночиновка служил в 248-м стрелковом полку 31-й стрелковой дивизии и попал в список безвозвратных потерь. С 20 октября 1941 года считался без вести пропавшим.

«Ничего больше мы о нём не знали, - рассказывает его внук Сергей Серебряков из города Нариманов Астраханской области. - Когда в Подмосковье начали строить музейный комплекс «Дорога памяти», я отправил данные туда. И вскоре на меня вышел поисковый отряд села Прасковея».

К этому моменту поисковики уже выяснили, что Иван Серебряков был тяжело ранен 22 октября 1941 года под Таганрогом. Попал сначала в эвакогоспиталь 3241, разместившийся в Будённовске, а потом был переведён в Прасковею, где и скончался 2 ноября 1941 года.

«80 лет мы не знали, где его могила, а теперь есть место, куда мы можем приезжать и поминать деда», - говорит Сергей Серебряков.

Пока не откликнулись

До сих пор поисковики ищут и ждут ответов о других похороненных в Прасковее бойцах. Отправлен запрос в Хашурский муниципалитет Грузии, откуда призывался Ремис Хусейнович Беридзе. Он родился в 1910 году в селе Ахалшени. Призван Батумским военкоматом Аджарской АССР. Служил в 224-й стрелковой дивизии. Воевал в Крыму, заболел, попал в керченский госпиталь, а оттуда - в эвакогоспиталь в Прасковее. Умер 10 апреля 1942 года.

Там же, в боях за Крым, получил ранения Павел Темураджевич Кибрадзе из села Рупоти Чхарского района Грузинской ССР. В прасковейский госпиталь попал с ранением и дизентерией третьего апреля 1942 года. Через неделю скончался.

Место рождения ещё одного бойца с грузинской фамилией - Алексея Соломоновича Кристеашвили 1905 года рождения - пока не установлено. В госпиталь он попал с обморожением обеих ног. 19 апреля 1942 года перенёс частичную ампутацию, но 28 апреля в результате сепсиса скончался.

Не найдены пока также родственники Бакира Брадовича Хаджиева из азербайджанского города Кировобад (сейчас Гянджа), призванного в Таджикистане, и Али Зия Икрамова - уроженца Таджикистана, призванного Араванским военкоматом Киргизии. Оба воевали в Крыму. Бакир был ранен 17 марта 1942 года, Али - 6 мая 1942 года. Оба навечно остались в Прасковее.

Обелиск установили рядом с техникумом, где в годы войны был госпиталь.
Обелиск установили рядом с техникумом, где в годы войны был госпиталь. Фото: Из личного архива/ Юрий Обухов
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах