Примерное время чтения: 7 минут
690

Назвали предателями. 80 лет назад началась депортация чеченцев и ингушей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. Слово за слово 28/02/2024

23 февраля 1944 года началась операция «Чечевица» по переселению вайнахов – чеченцев и ингушей. Их обвинили в антисоветской деятельности и сотрудничестве с фашистами, после чего выслали в Среднюю Азию. Права жить на родине лишились около 600 тыс. человек, и эта депортация стала самой крупной на Северном Кавказе в годы Великой Отечественной войны.  Подробности трагических событий – в материале «АиФ-СК». 

Схватили немецких десантников

Готовить операцию «Чечевица» советские власти начали ещё в октябре-ноябре 1943 года. Тогда же первыми на Северном Кавказе депортировали карачаевцев. Жителей Чечено-Ингушской АССР планировали переселить в Новосибирскую и Омскую области, но затем выбрали Казахстан и Киргизию. Руководил процессом глава НКВД Лаврентий Берия. 

«Нам вменяли сотрудничество с немецко-фашистскими оккупантами и антисоветскую деятельность, - рассказал доктор исторических наук из Чечни Лейчий Гарсаев. – Однако эти обвинения несостоятельны, потому что фашисты не захватывали Чечено-Ингушетию. Да, они бомбили Грозный, а в некоторых горных районах даже высаживался немецкий десант. Но местная милиция и активисты сразу же схватывали врага и передавали в руки НКВД». 

Ветераны Гражданской войны собрали партизанский отряд и готовились давать отпор немцам, рассказывает профессор кафедры истории Ингушского госуниверситета (ИнгГУ) Эльза Мужухоева. Но так как фашисты не смогли захватить республику, партизаны стали сами совершать вылазки в тыл противника. 

«Наши предки не могли сотрудничать с фашистами и по той причине, что слово стариков и представителей духовенства высоко ценилось. Как только началась война, они объявили её священной. Шейх Исаак-мулла Чапанов из села Верхние Ачалуки призвал бороться с врагом всеми методами и пообещал, что нашу землю не захватят», - говорит Мужухоева. 

Ещё одной причиной для депортации называли антисоветскую борьбу в тылу, приводились данные о большой численности этнических банд. По словам Гарсаева, учёный Хамзат Гакаев после скрупулёзных исследований выяснил, что незаконных вооружённых формирований в Чечено-Ингушетии было не больше, а то и меньше, чем в соседних регионах. 

«Настоящим абсурдом стали сведения о том, что чеченцы планировали подарить немцам коня с золотым седлом. И это в то время, когда наши земляки сражались с врагом. Были трудовые армии из 10 тыс. человек, которые рыли окопы при обороне Грозного. В сёлах дети, пионеры и комсомольцы собирали для бойцов лекарственные травы, женщины вязали шерстяные носки, папахи и другую тёплую одежду», - утверждает профессор Гарсаев. 

По данным Гарсаева, на фронт из республики ушли около 50 тыс. человек. Многие чеченцы совершали подвиги. В частности, Ханпаша Нурадилов уничтожил 920 фашистов, а снайпер Абухаджи Идрисов – 349 человек. За это им дали звание Героя Советского Союза. Командир 255-го отдельного Чечено-Ингушского кавалерийского полка Мовлат Висаитов первым встретил союзников на Эльбе, когда открылся второй фронт. 

По разным данным, от 250 до 400 выходцев из Чечено-Ингушетии героически обороняли Брестскую крепость. Есть сведения, что последним её защитником был ингуш Умат-Гирей Барханоев. Имена трёх чеченцев и ингуша увековечили в Мемориальном комплексе крепости. Из представителей ЧИАССР также сформировали 255-й отдельный Чечено-Ингушский кавалерийский полк, который сражался под Сталинградом. 

«За 25 лет до депортации во время Гражданской войны ингуши не пропустили через свои селения армию белого генерала Деникина, сдержав обещание, данное Серго Оджоникидзе. Тогда погибли много наших земляков. Тем обиднее им было в феврале 1944 года услышать обвинения в предательстве – самом страшном грехе для любого кавказца», - говорит профессор ИнгГУ. 

Готовились к посевным работам

В ингушской газете «Назрановский колхоз» от 1944 года публиковали информацию с полей и ферм. Люди спокойно готовились к посевным работам и даже не представляли, что им вскоре предстоит испытать.  

«Местные жители видели передвижения войск. Ходили смутные слухи, но им мало кто верил. Власти сообщили, что солдаты приехали на учения в горах. Их гостеприимно встречали и кормили. Перед депортацией все сёла окружили, а мужчин вызвали на собрания. В то же время оставшимся в домах женщинам с детьми сообщили о высылке. Многие растерялись. Некоторые сердобольные офицеры и солдаты подсказывали, что взять с собой в дорогу. Моей бабушке рекомендовали захватить швейную машинку», - рассказывает Мужухоева. 

В феврале 1944 года выпало много снега. Чтобы ускорить депортацию, привозили новенькие машины Studebaker. Их тогда получали по ленд-лизу из США и доставляли через Иран. В этих автомобилях жителей ЧИАССР везли к товарным вагонам, в которых им предстояло ехать на чужбину. Одной семье разрешали брать по 500 кг груза.

Вагоны были буквально забиты людьми. Во время пути тысячи переселенцев умерли от голода, холода и болезней. По горскому этикету женщинам не разрешалось даже просто сидеть при стариках, поэтому они не могли справлять естественные потребности и погибали. 

Чечено-Ингушетию упразднили, а её территорию распределили между Дагестанской и Северо-Осетинской АССР. Была также образована Грозненская область. 

Переселенцев считали людоедами

С населением Казахстана и Киргизии перед приездом чеченцев и ингушей провели идеологическую работу, поэтому к приезжим местное население относилось настороженно и даже враждебно.

«Когда чеченцы приехали в Казахстан и Киргизию, их очень плохо встречали. Старики вспоминали, что прибывших считали людоедами, скрывающими рога под высокими папахами. Из-за этих слухов депортированных первое время шарахались. Позже жители Средней Азии поняли, что чеченцы такие же люди и мусульмане, сблизились с ними и начали помогать», - говорит Гарсаев. 

В первые годы ссылки, по его информации, в чужих степях от лишений и плохих условий жизни погибла треть чеченцев. Ещё до рождения Гарсаева у него умерли пятеро братьев и две сестры. 

«У кавказцев не принято просить милостыню. Когда молодёжь видела, что земляки умирают с голоду, то бросала жребий. Тот, кому он выпадал, крал из колхозного стада скот, который резали и кормили нуждающихся. После этого похититель сдавался властям. Часто от голода погибали большие семьи – до 15 человек. У бабушки сотрудника нашего вуза умерли 12 братьев», - поделилась Мужухоева.

Для спецпереселенцев ввели жёсткие ограничения. В частности, им нельзя было передвигаться из одного села в другое без особого распоряжения. За это давали крупный срок в тюрьме. Сначала депортированные надеялись, что вскоре вернутся домой, но потом поняли, что нужно обустраиваться на новом месте. 

Власти пытались облегчить им жизнь и компенсировали часть потерянного имущества. После окончания войны выселенным предоставили льготы. Когда переселенцам разрешили передвижения между населёнными пунктами, многие сразу же уехали на родину. Дома продавали за бесценок, а границу преодолевали разными ухищрениями. 

Эльза Жунидовна родилась в Казахстане в 1951 году. Детство там ей запомнилось только хорошими моментами, а Кавказ в рассказах взрослых виделся настоящим раем на земле. Мужухоевы вернулись на родину до января 1957 года, когда вышел указ о реабилитации чеченцев и ингушей, так как главу семейства отправили в Высшую партийную школу для восстановления ЧИАССР. 

«Мой отец рассказывал, что вернувшимся на родину раньше времени чеченцам приходилось буквально отвоёвывать свои дома у новых хозяев или покупать их втридорога, рассказывает профессор Гарсаев. - Заняли и наше жилище в селе Элистанжи Веденского района. Нас не пускали в дом, мы ночевали на улице. На несколько месяцев приютили добрые люди. После поездки отца в Москву нам отдали комнату в нашем доме, а после января 1957 года вернули целиком».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах