aif.ru counter
12223

Что после Сочи? Грузинский политолог о взаимоотношениях на Кавказе

Статья из газеты: АиФ-СК №11 12/03/2014

Россия болеет за своих паралимпийцев. А экономисты и политики тем временем дискутируют – как вернуть миллиарды, затраченные на строительство олимпийских объектов.

www.russianlook.com / www.russianlook.com

Досье:
Шота Апхаидзе родился в Тбилиси в 1981 г. Выпускник Тбилисского госуниверситета, магистр международного права. Менеджер проектов Института Евразии. Сфера научных интересов ­ международное право, русско­-грузинские отношения, безопасность в кавказском регионе.
 Грузинский правозащитник из Института Евразии Шота Апхаидзе уверен, что инвестиции в Олимпиаду дадут второе дыхание развитию Юга России.

Народ готов извиниться

Елена Евдокимова, АиФ-СК: Шота Важаевич, вы эксперт по безопасности кавказского региона. Насколько грузинские радикальные исламисты близки экстремистам, действующим в СКФО?

– Грузинской общественности мы раскрыли некоторые обстоятельства, связанные с деятельностью иностранных религиозных сект в Грузии, а также радикальных исламистов, которые пока держатся в тени, но в нашей стране создали целую сеть благодаря иностранной поддержке.

Все они взаимосвязаны друг с другом, термин «международный терроризм» – не пустые слова. Это, по сути, еще одно уродливое лицо глобализации.

– Грузия-Осетия: острая тема, отголоски военных событий…

– В Грузии всегда существовала точка зрения, что мы, грузины, не во всём правы и даже провинились перед нашими осетинскими и абхазскими братьями. Руководитель нашего Института Евразии Гулбаат Рцхиладзе ещё в августе того самого рокового 2008 года назвал вещи своими именами и обвинил президента Саакашвили в развязывании незаконной войны. На «круглом столе» во Владикавказе в 2013-м я публично оценил действия Саакашвили как попытку геноцида осетинского народа. Грузии, как государству, есть за что извиняться. Но извинений на государственном уровне быть не может, пока есть опасность того, что оппоненты Грузии будут использовать этот момент против неё же.

Взаимное притяжение

– Несмотря на все противоречия на государственном уровне, знаю многих россиян, с большим удовольствием посещающих вашу страну. Народная дипломатия? Или это что-то другое?

– Это не дипломатия, просто тяга и даже любовь друг к другу, обусловленная нашей общей историей, близостью двух великих культур и фактором единоверия. Что касается народной дипломатии, то наш институт этим занимается уже давно, мы осуществили немало проектов, заостряющих внимание на позитиве в русско-грузинских отношениях. Со стороны новых властей Грузии мы чувствуем поддержку, по крайней мере, нас больше не преследуют, как при прежней власти.

– Как думаете, потепление отношений между нашими странами – явление временное?

– У нового руководства самые искренние намерения урегулировать отношения с Россией. Да, Грузия по-прежнему ориентирована на Запад, но эта внешнеполитическая ориентация не имеет антироссийского контекста. Российское руководство тоже идёт навстречу грузинской стороне: снят ряд принципиальных ограничений на ввоз в РФ грузинских продуктов, либерализован визовый режим и т. д. Грузия сегодня стремится к прагматизму. Приоритетность отношений с Россией очевидна. Неспроста новое грузинское руководство почти сразу после победы на выборах взялось за ремонт и расширение Военно-Грузинской дороги, соединяющей нас с российским Кавказом. Но есть и негласное давление со стороны Запада, чтобы наши с вами отношения не переросли в политическую дружбу...

Майдана не будет?

– Есть мнение, что раскачивание Украины в первую очередь скажется на Северном Кавказе…

– Не согласен. То, что происходит на Украине, гораздо более масштабный проект, нацеленный на всю Россию, а не только на один российский регион. Налицо попытка превратить Украину в очаг постоянной напряженности у самой российской границы, откуда до Москвы рукой подать, и тем самым раскачать внутриполитическую ситуацию в России так, чтобы Кремлю было бы не до евразийских проектов. Приход к власти в Киеве радикальных прозападников означает серьезный удар по будущему Евразийскому союзу, которого так боятся на Западе. Понятно, что Россия может
ответить жёстко и те же самые радикалы будут сотрудничать с Москвой, даже идти на уступки по ценам на газ, как в своё время сделала Юлия Тимошенко, но Украина всё же будет находиться в западной политической орбите и при любой возможности противодействовать Москве по серьёзным политическим вопросам на европейском континенте. Поэтому России было бы гораздо выгоднее наконец-то создать твёрдую опору в самой Украине.

 – Сегодня много разговоров о том, что будет после Сочи-2014? Говорят о дефолте, об объединении двух округов – ЮФО и СКФО, о выходе Ставропольского края из СКФО, о скорой отставке полпреда Хлопонина. Как выглядит ситуация на Северном Кавказе с вашей точки зрения и что можно сказать о возможных рисках в нашем регионе?

– Мне трудно со стороны давать оценки и прогнозы о будущем обустройстве российского Кавказа. У президента Путина жёсткая рука и гибкая политика одновременно. Со временем в любой стране нужно корректировать даже очень правильный политический курс. Российскому лидеру виднее, что и как надо менять в кавказской политике. Но, на мой взгляд, инвестиции в олимпийскую инфраструктуру придали второе дыхание региону. В начале прошлого года я объездил несколько республик Северного Кавказа, были встречи и на высоком уровне, и с обычными людьми. Впечатления у меня скорее позитивные, чем негативные. Думаю, нужно всячески поддерживать и развивать Ставрополье, это улучшит ситуацию и в республиках Северного Кавказа. Нельзя допустить отток русских из края.

Конечно, на Северном Кавказе далеко не всё в порядке, но часто СМИ искусственно сгущают краски. На развитие региона в целом смотрю с оптимизмом.

Смотрите также:




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. В Ставрополе подорожал проезд?
  2. Сколько платят в РСО участникам программы по переселению соотечественников?
  3. Навещали ли родители избитую девочку из Ингушетии?
Нужны ли Ставрополью фестивали?