aif.ru counter
18.03.2019 11:42
27699

Назад в Средневековье? Почему Кавказ возвращается к «традиционному праву»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 11. АиФ-СК 13/03/2019
Многим кажется, что и сегодня можно жить, как сотни лет назад. На фото: участник Кавказской войны.
Многим кажется, что и сегодня можно жить, как сотни лет назад. На фото: участник Кавказской войны. © / wikipedia.org

Возрождение национального самосознания на Северном Кавказе привело к попыткам вернуть в наши дни и древние обычаи, по которым жили предки. Ингуши изучают адаты, черкесы - «Адыгэ хабзэ», осетины возрождают «Тархон», а казаки - суды чести. «АиФ-СК» поинтересовался у экспертов, почему забытые законы кажутся привлекательными значительной части современного общества и к чему это может привести.

Зачёт по застолью

По пятницам парни, а по субботам девушки собираются во Дворце культуры Сунженского района Ингушетии и учатся жить, как завещали предки. Три месяца лекций, практика, зачёт, и выпускник получает сертификат о том, что знает ингушские адаты — нормы традиционного права. Ближайший выпуск в школе адатов состоится в апреле.

«На практических занятиях ученики тренируются, как нужно вести себя, как обслуживать старших во время застолья, как обращаться с инструментами старинного быта, что значили рисунки на ткани и почему наши предки носили такие национальные платья, - говорит начальник социального отдела районной администрации Ибрагим Гулиев. - Учатся добровольно, причём слушателей всё больше, и мы планируем открыть такие школы во всех сёлах района».

Свой морально-этический и культурно-духовный кодекс «Адыгэ Хабзэ» реанимируют и молодые черкесы. «Многое из него утеряно, но мы стараемся узнавать и возрождать самые красивые обычаи», - поясняет  черкесский общественник Аслан Бешто.

В основном это касается культурной сферы. Юридическая сторона «Хабзэ», по его словам, сейчас вступила бы в противоречие с законами России. Но некоторые проступки черкесы и сейчас предлагают наказывать с помощью специального органа общественного порицания.

«Мы обсуждаем, в какой форме мог бы существовать такой орган и как вписать его в современную жизнь, - рассказывает Аслан. - Можно  воздействовать на нарушителя, игнорируя похороны и свадьбы в его доме. Такое наказание не противоречит законодательству, но было бы чувствительно для человека. Принимать решения о таких мерах могли бы самые достойные члены общества, на которых добровольно-принудительно возложили бы эту нагрузку. Её можно сравнить с тяжёлой обязанностью ингушских и чеченских стариков, примиряющих кровников. «Судья» должен строго следить за собой и членами своей семьи, чтобы не быть подвергнутым такому же порицанию. Эта идея могла бы дисциплинировать черкесское общество».

Слово старикам

Похожий институт общественного порицания  предлагает ввести в Северной Осетии организация «Стыр Ныхас» - («Высший совет осетин»). Он существовал в XIX веке, назывался «Тархон» (в переводе на русский - «суд») и  выносил решения на основе морально-этического кодекса осетин «Ирон Агдау».

«Мы возрождаем не суд в современном понимании, а институт общественного реагирования, - поясняет президент «Стыр Ныхас» Руслан Кучиев. -   С его помощью мы сможем выражать общественное мнение по поводу каких-то явлений или поступков. Также он может мирить враждующие семьи».

«Тархон», по его словам, не будет разбирать уголовные и административные дела. Он вмешается там, где юристы бессильны.

«Как-то на улице за мной шли две девочки и ругались трёхэтажным матом. По закону привлечь к ответственности их было бы сложно, - говорит Руслан Кучиев. - Был случай, что человек украл деньги из святилища. Оно никому не принадлежит, и применить Уголовный кодекс нельзя. Но мы можем вызвать виновника, представителей его фамилии и воздействовать на него через старших».

Наказание осетины предлагают ввести такое же, что и черкесы: не приглашать на похороны и свадьбы, не соболезновать и не поздравлять провинившегося.

Такой бойкот в Чечне и Ингушетии ранее успешно применяли к родственникам террористов.

В Ставропольском крае казаки предлагают создать совет стариков. «Он будет давать оценку поступкам молодёжи, чтобы держать её в этических нормах, - говорит адвокат казак Иван Панченко. - Обсуждается также набор правил «Образ казака», но, на мой взгляд, в нём много атавизмов, чтобы его могли принять все».

Уже сейчас в казачьих обществах действуют суды чести и старики выносят вердикты нарушителям казачьих заповедей. Кроме того, от воинов Христовых, как называют казаков, требуют соблюдать заповеди Божьи.

Дикость или духовность?

Как ни странно, чаще всего за возвращение старых норм морали выступают молодые люди. И именно среди них чаще всего находятся радикалы, которые воруют невест, совершают кровную месть, ведут группы в социальных сетях, где обливают грязью раскрепощённых девушек, поддерживают так называемые убийства чести запятнавших имя рода женщин, выступают за возвращение телесных наказаний, протестуют против спектаклей и концертов «непристойных» артистов.

Всё это делается с той же благородной целью сохранить традиции предков и возродить нравственность, с которой выступают сторонники «кодексов чести».

Хотя Ибрагим Гулиев заверяет, что в Школе адатов ни кровной мести, ни воровству невест не учат, а лишь объясняют, почему такие обычаи существовали и почему запрещены сейчас. А по словам Ивана Панченко, казачья «правка» нагайкой вовсе не то же самое, что наказание поркой,  поскольку провинившийся человек сам просит «поправить» его, чтобы ему легче было раскаяться и исправиться.

Аслан Бешто уверяет, что в «Адыгэ Хабзэ» дикости не было никогда, а самым строгим наказанием было изгнание. По его словам, когда черкесы переходили в ислам, они с трудом подыскивали людей, которые могли бы исполнить жестокие приговоры мусульманского суда - шариата.

«Хабзэ — не догма, а гибкий кодекс, который в древности менялся на всенародном собрании приблизительно раз в четверть века. И сейчас наш кодекс модернизируется», - говорит он.

«Каждый век диктовал свои правила жизни, - соглашается Иван Панченко. - Если сейчас вернуть средневековые кодексы чести, это будет скорее культурная реконструкция, чем правовое поле». В то же время, по его словам,  у каждого человека есть духовная потребность придерживаться национальной культуры, которая «даёт силы, питает дух и закаляет тело». 

Аслан Бешто объясняет интерес к адатам тем, что в идеологической сфере возник вакуум, который государственные институты восполнить не могут, и молодёжь ищет нравственные ориентиры в далёком прошлом.

Руслан Кучиев, живший при Советском Союзе, помнит товарищеские суды и идеологические отделы, которые следили за моралью в обществе.

«В российской Конституции, к сожалению, записали, что государственная идеология запрещена. Я с этим не согласен. Она должна быть в любом государстве. Если не коммунистическая, то хотя бы, как на Западе, пусть идеологией будет верховенство закона, - говорит руководитель «Стыр Ныхас». -  Сегодня ничего такого нет, и обществу трудно влиять на негативные явления».


Комментарий

Доктор философских наук Хажисмель Тхагапсоев (КБР):

«К сожалению, наши замечательные сограждане, которые из лучших побуждений всерьёз предлагают и сегодня опираться на стародавние формы поддержания морали в обществе, забывают, что эти формы родились и действовали в общинах, где все знали друг друга. Там они и были хороши.

Но сегодня мы живём в глобальном информационном мире, и связи с общиной, если они ещё есть, слабеют с каждым днем. По индивидуализации общества Россия ничуть не уступает западным странам.

В том, что появляются попытки использовать самые разные формы консерватизма и архаики - именем традиций, именем культуры и религий, именем патриотизма, - не последнюю роль играет позиция представителей власти, стремящихся к «стабильности». В роли опоры для неё, разумеется, больше подходят не активные и критичные институты влиятельного гражданского общества и не научное сообщество, а крупный капитал, церковная верхушка, казачество.

Тем не менее стремление общества к светскому укладу в социальной истории сохраняется».


Мнение эксперта

Доктор социологических наук Хасан Дзуцев (Северная Осетия):

«Воспитание зависит от семьи. Каковы родители, такие и дети. «Стыр Ныхас» кажется, что они что-то решают, что их слушают, но фактически у них нулевое влияние. Люди перестали читать. Ушёл страх отчисления из школы, отчисления из вуза, страх наказания розгами. Воспитывать людей можно с помощью радио и телевидения, но вести такие передачи должны умные люди.

Нашему обществу нужно прививать веру в то, что своим трудом можно стать миллионером. Нам этого очень не хватает. Даже православие учит нас тому, что «честным трудом не построишь каменные палаты». Иное дело протестантская этика, которая призывает создавать материальные ценности. Благодаря ей Европа и Америка вышли вперёд, создали великую экономику.

Любой возврат к прошлому - это утопия!»

Оставить комментарий (5)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество