aif.ru counter
04.10.2019 13:51
164

На сцене - никаких поцелуев. Как работают национальные театры на Кавказе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ-СК 25/09/2019
Источником вдохновения для авторов постановок в Черкесском драматическом театре становится народный эпос
Источником вдохновения для авторов постановок в Черкесском драматическом театре становится народный эпос © / Дина Акова / Из личного архива Сергея Абросина

Первый всероссийский фестиваль национальных театров в Грозном показал, что потребность в сохранении культурного многообразия растёт. Какую роль играют в этом театры Северного Кавказа, узнавал «АиФ-СК».

Про любовь - намёками

Главной площадкой фестиваля выступил Чеченский государственный драматический театр имени Ханпаши Нурадилова.

Театр открылся в 1931 году, а спустя десять лет началась Великая Отечественная война. Часть артистов призвали в армию, остальные выступали вместе с фронтовыми бригадами на передовой и в госпиталях. Театр вместе со всем народом пережил депортацию (в 1944 году, во время Великой Отечественной войны,  чеченцев выселили в Среднюю Азию, объявив неблагонадёжными. – ред. ) и кровавые события на рубеже веков (две чеченские военные кампании. – ред. ). Сейчас в его стенах показывают детские спектакли, классические и современные пьесы.

Действие спектакля «Выше гор» («Лаьмнел лекха») основано на народных преданиях, легендах и фактах из истории чеченского народа.
Действие спектакля «Выше гор» («Лаьмнел лекха») основано на народных преданиях, легендах и фактах из истории чеченского народа. Фото: Чеченский Государственный драматический театр имени Героя Советского Союза Ханпаши Нурадилова

С 2014 года национальный театр Чечни возглавляет единственная в республике женщина-режиссёр, народная артистка ЧР Хава Ахмадова, ещё в юности дебютировавшая на его сцене. Многие её спектакли привлекают молодых зрителей своей злободневностью и попытками переосмыслить недавние события. Её герои эмигрируют в Европу в поисках свободы, хотят воевать в Сирии, становятся заложниками двух разрушительных для республики кампаний. Заставляя их преодолевать испытания, она держит зрителя в напряжении и в то же время оставляет надежду на спасение - возврат к традиционным ценностям, к родной культуре.

«У нас благодарная публика: восприимчивая, отзывчивая, в чём-то наивная, – рассказал заведующий труппой народный артист ЧИАССР Амран Джамаев. – В дни фестиваля было отрадно видеть, как зрители следят за происходящим на сцене, сопереживают героям, реагируют на комичное и трагичное. Большую часть спектаклей мы играем на чеченском, и люди понимают речь актёров. Руководство республики уделяет очень большое внимание сохранению родной речи и письменности: язык преподают в школах на высоком уровне, на него переводят учебники и классическую литературу, учёные составляют новые словари. Конечно, среди городской молодёжи встречаются те, кто понимает по-чеченски, но почти не читает, но такое происходит всё реже. Я думаю, что нужно одинаково хорошо знать оба языка. Чтобы привить детям любовь к родной речи, мы ставим сказки, в том числе написанные местными авторами на основе чеченского эпоса. Часто показываем классику - Шекспира, Чехова, Гоголя. У нас прекрасные переводчики».

Произведения классиков в интерпретации кавказских режиссёров отличаются целомудренным поведением героев: например, Ромео и Джульетта не станут целоваться на сцене, поскольку это противоречит традиционным представлениям о приличиях. Любовные сцены, вокруг которых нередко строится сюжет, обыгрывают условными намёками и пластикой актёров.

Самая чистая речь – в аулах

Не все национальные театры Северного Кавказа прошли отбор, чтобы выступить на фестивале в Грозном. Некоторые из них вынуждены решать более насущные проблемы. Так, в Карачаево-Черкесии пять театров больше года остаются без крыши над головой, без постоянной площадки для выступлений и репетиций, без уютных гримёрных и склада для реквизита.

Раньше они базировались в Черкесске по ул. Ленина, 42, но здание закрыли на ремонт, и артистам пришлось самостоятельно искать себе пристанище.

Открытие театрального сезона прошло на улицах Черкесска в День города и республики. Все пять театров - русский, черкесский, карачаевский, ногайский и абазинский - подготовили получасовые выступления.

«Театр - один из носителей языковой культуры и художественного слова, - считает директор Черкесского драматического театра Дина Акова. - Мы выступаем и в крупных городах, и в отдалённых аулах, и я заметила, что столичная среда даёт побочные эффекты: и молодёжь, и взрослые говорят на ломаном черкесском. Они ещё понимают язык на слух, но сами часто с трудом на нём объясняются. Другое дело - аулы, там ещё можно услышать чистую речь. Мы стараемся популяризировать родной язык, но понимаем, что учить людей нам не под силу, а произведения должны быть понятными зрителю».

По словам Дины Аковой, наибольшей популярностью пользуются комедии, а пьесы Чехова всегда проходят на ура. В репертуаре театра есть и более серьёзные произведения, например спектакль «Я вернусь, мама», посвящённый Герою Советского Союза Умару Хабекову. Это одна из немногих постановок, которую играют на русском языке.

«Героизм Умара Хабекова интернационален, - поясняет Дина. - Он достойный сын черкесского народа, а также советский солдат, который погиб 10 апреля 1945 года, освобождая Европу от фашизма. Спектакль получился сильным благодаря работе всего коллектива. Даже костюмы были продуманы до мелочей. Обычно для военных постановок покупают униформу из военторга или шьют что-то на заказ, а наши костюмеры изготовили довольно точную копию военной формы тех времён и состарили её, чтобы она выглядела максимально достоверно».

Сказка о реке Загедан

В то время как «большие» театры ориентируются на спектакли для взрослых, абазинский кукольный театр «Амара» (КЧР) ставит спектакли для детей. Его возглавляет актёр и режиссёр Зураб Копсергенов. Он пишет сценарии на основе народных сказок и рисует необычных кукол, которых потом изготавливают для него на заказ.

В одной из его постановок в главных ролях - звери, одетые в национальные костюмы: хитрая лисица, суровый волк, наивный ослик и трусливый заяц. Авторская сказка называется «Река Загедан», по названию местности, где издревле жили абазины и которая описана в старинных легендах.

Сюжет сказки прост. Волк обижает всех животных в лесу, пока не попадает в яму. Злой хищник просит зверей помочь ему выбраться, но те отказываются и припоминают ему прегрешения. Когда волк раскаивается, его спасает река, ожившая по волшебству. После этого он просит прощения у лисы, ослика и зайца и нанимается на службу к человеку, чтобы охранять его стада.

«Оригинальный сюжет был довольно кровавым: волк уговорил ослика вытащить его, а затем набросился на него и съел, - рассказал Зураб. - Я дал злодею возможность исправиться, показал детям трогательную воспитательную историю с национальными песнями, взрослым позволил посмеяться над шутками, которые не поймут малыши, а заодно напомнил легенду о Загедане».

Первый в республике кукольный театр появился благодаря правительственному гранту и поначалу получал поддержку. Сейчас артисты скитаются в поисках помещений вместе со своими «старшими товарищами» из национальных театров республики. Им негде репетировать и готовиться к представлениям. Когда будет окончен ремонт здания на Ленина, 42, неизвестно: в министерстве культуры КЧР не смогли ответить на этот вопрос. Зураба Копсергенова беспокоит не только отсутствие площадки для репетиций. Он в первую очередь тревожится за родной абазинский язык, который, по его словам, уже забывают даже в аулах. Это беспокойство обоснованно: абазины внесены в список малых народов России, а их язык считается одним из самых сложных в мире.

«Я не знал русского языка до первого класса, и когда приятели хотели что-то от меня скрыть, они говорили по-русски, - рассказал Зураб. - Сейчас у моего сына-школьника обратная ситуация: большая часть класса не знает абазинского. Новое поколение стремительно забывает родную речь. Думаю, отчасти дело в смешанных браках, из-за которых с детьми вдвое меньше говорят на родном языке. Возможно, интернет тоже влияет на языковую среду и словарный запас детей и подростков. Общественники бьют тревогу: 20 лет назад почти все абазины знали родной язык, могли читать и разговаривать, а сейчас он на грани исчезновения. Конечно, ситуацию пытаются исправить, создавая детские сады, где детей будут учить абазинскому, но это мало поможет, если дома и во дворе ребёнку будет не с кем общаться на родном языке».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество