aif.ru counter
16.08.2019 10:01
369

«Варвары уничтожают наследие». Что мешает археологам на Северном Кавказе?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ-СК 14/08/2019
На раскопках городища Калаж Субботин нашёл остатки десяти древних построек.
На раскопках городища Калаж Субботин нашёл остатки десяти древних построек. © / АНО "Алашара"

Андрей Субботин - специалист по курганам, в том числе по северокавказским. О специфике работы в СКФО, методах борьбы с чёрными археологами и псевдонаукой  - в интервью учёного «АиФ-СК».

Несметное количество памятников

Ислам Текеев, «АиФ-Северный Кавказ»: Чем интересен для археологов Северный Кавказ и когда его наследие начали серьёзно изучать?

Андрей Субботин: Интенсивное исследование началось ещё в середине XIX века. Однако отдельные путешественники посещали его и писали о своих впечатлениях и в XVIII веке.

Северный Кавказ во все времена был своеобразной проходной дорогой, через перевалы с Черноморского побережья.

Регион осваивали и мирным, и вооружённым путём. По мнению некоторых исследователей, именно по территории Северного Кавказа, в том числе по современной Карачаево-Черкесии, проходило одно из ответвлений Великого Шёлкового пути. Я считаю, что это вполне возможно.

В 1950-х годах ленинградский специалист по палеолиту Василий Любин нашёл на берегу реки Овечки в Карачаево-Черкесии каменное орудие, принадлежавшее человеку, жившему 20-30 тысяч лет назад.

- Андрей Викторович, когда вы впервые побывали здесь с экспедицией?

- В конце 1990-х годов. Коллега из института рассказал, что в Карачаево-Черкесии много археологических памятников. Мне удалось добиться финансирования экспедиции через депутата Госдумы, и два года нам выделяли по 200 тыс. рублей. Мы поехали в Усть-Джегутинский район. Полностью обследовать его за два года не успели, но сделали карту, на которую нанесли 300 памятников. Это примерно треть наследия, которое там расположено. В основном это были курганные группы. Некоторые из них насчитывали до 50 курганов.

Всего в Карачаево-Черкесии, по моим скромным подсчётам, наберётся около 10 тыс. археологических памятников. За один принимают и отдельный курган, и курганную группу. Чтобы сосчитать точное количество, понадобятся миллионы рублей на разведку и обследования.

Проще разрушить, чем обследовать

- Какое впечатление произвёл на вас Северо-Кавказский регион? С какими сложностями столкнулись?

- В Карачаево-Черкесию я сразу влюбился. Она очень богата в археологическом плане, здесь безумно интересные памятники - древние городища, города и курганы, крепости.

Сложность только одна: некоторым руководителям, как чиновникам, так и бизнесменам не до археологии. А инвесторы, которые дают деньги, почему-то решают, что они знают, сколько это стоит. Смету работ может сосчитать только археолог, знающий их цену. Нам же предлагают делать всё за полцены, а это будет откровенная халтура. На Северном Кавказе такое встречается часто. Бывало, что заказчики пропадали, увидев нашу смету, и предпочитали разрушить курганы, чем платить за их обследование и раскопку. Однажды сровняли с землёй восемь курганов. Хотя я должен был в течение года-двух разведать их, а потом раскопать. Понятно, что это задержало бы стройку.

- Оформление разрешений на разведку и раскопки занимает не одну неделю. Мешает ли это вам?

- Это решается просто. Поскольку я давно работаю на Кавказе, у меня есть ежегодная лицензия. А когда договариваешься с людьми, заинтересованными в конкретной археологической работе, выдаётся «открытый лист». У меня в этом году два таких листа: на городище Калаж в КЧР и на строительстве межпоселковых газопроводов в КЧР, КБР и Дагестане. Выехать на работу без такого листа археолог не может. Оформляется он в течение месяца, и это нормально. Просто часто заказчики этого не знают и начинают шевелиться за две недели до сдачи объекта.

- Как часто удаётся находить что-то совершенно новое, что позволяет пролить свет на вопросы, над которыми учёные бились, может быть, столетиями?

- Почти все раскопки приносят новый материал, который добавляет страничку в утраченную книгу истории. Та же Карачаево-Черкесия настолько богата памятниками, что открытия встречаются на каждом шагу.

- Вот только умеем ли мы хранить наследие предков? Мы не раз писали об утрате тех или иных исторических объектов.

- Да, в Карачаево-Черкесии очень активно осваивают земли и каждый год губят археологические памятники. Между прочим, именно здесь находятся самые древние христианские храмы России: Сентинский, Шоанинский и три Зеленчукских в Нижнем Архызе. Они датируются X веком. На территории Архыза располагалась митрополия. По мнению ряда исследователей, там был центр распространения христианства.

Шоанинский и Сентинский храмы сейчас в жутком состоянии. «Нижне-Архызские подлечили», конечно, но варварски. Срезали на рубеже XIX и XX веков очень древние фрески по инициативе церковных деятелей, решивших обновить храмы. Жалкие остатки этих фресок можно увидеть в Сентинском храме. Мне хочется плакать, когда я вижу эти изображения, исчёрканные современными варварами, гибнущие прямо на глазах.

- Что изменилось за последние 20 лет в вашей работе в целом и на Северном Кавказе в частности?

- Изменилось только одно. Пользуясь тем, что археологов не так и много, на Северном Кавказе не прекращается, а может, даже и увеличивается грабёж памятников. Число «чёрных» археологов просто катастрофическое. Если бы легальных раскопок было больше, они просто побоялись бы появляться на объектах исторического наследия.

- Приходилось вам лично сталкиваться с «чёрными» археологами? Какой вред они наносят?

- Грабят памятники повально. Часто видишь место, где несколько лет назад стоял курган. А там уже покопались варвары. Они не стесняются и продают награбленное на рынках. Не сомневаюсь, что у них есть нужные связи, и артефакты, которым, образно говоря, Эрмитаж позавидует, уходят за границу.

Один борец за сохранение археологии мне рассказывал, как застал на месте грабителей, а в ответ на него направили ствол.

Под защиту ЮНЕСКО

- Как можно бороться с «чёрными» копателями?

- Надо внушать властям, что археология обязательно должна существовать на Северном Кавказе. Надо находить деньги на научные работы, водить школьников в музеи, больше рассказывать им об истории Древнего мира, привозить студентов на практику. Надо ловить на месте преступления и показательно наказывать «чёрных» археологов, организовать пару-тройку судов над ними.

Благодаря распоряжению президента страны Владимира Путина я получил предварительное финансирование, чтобы ускорить внесение памятников под защиту ЮНЕСКО. Она защищает объекты исключительной культурной ценности. В нашей стране их немного, и я считаю, что храмы в Нижнем Архызе к ним вполне можно отнести. Подготовка документации для номинационного досье ЮНЕСКО обойдётся не в один десяток миллионов рублей.

- В июне вы в очередной раз приезжали в Карачаево-Черкесию. Для чего?

- В этом году я замечательно поработал на древнем городище Калаж в Малокарачаевском районе КЧР. Моей задачей было сделать так, чтобы эту крепость больше никто никогда не трогал, чтобы её включили в реестр особо ценных археологических объектов. Мне уже зарисовали найденную там керамику. Буду писать отчёт. Руководитель АНО «Алашара» Мусса Экзеков пообещал найти на следующий год финансирование и пригласить меня исследовать ещё нескольких крепостей поблизости Калажа.

- Нередко в интернете встречаются сенсационные заявления об обнаруженных археологами скелетах огромных людей и других невероятных находках. Как вы реагируете на подобные фейки?

- Это дискредитация науки. Нет более материалистичных людей, чем археологи. Все сенсационные заявления о скелетах огромных людей, космических пришельцах, йети, Бермудском треугольнике, подземных лабиринтах - полная ерунда. Это жареные факты, которые не получили подтверждения ни на одних раскопках.

Чтобы защитить от таких псевдонаучных «открытий», надо людей просвещать. На это понадобятся годы.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество