Примерное время чтения: 6 минут
819

Видим насквозь. Геофизик о том, как и зачем ученые «сканируют» землю

АиФ-СК №28 13/07/2016
Землю сканируют машины.
Землю сканируют машины. Из личного архива

Обвалы и оползни – бич всего Северного Кавказа, таковы геологические особенности региона. Природу изменить или усмирить нельзя, но предсказать её поведение можно. О том, как ученые «сканируют» недра, «АиФ-СК» рассказывает геофизик, доктор технических наук Абдул-Гапур Керимов.

Всевидящее око

Анна Максименко «АиФ-СК»: насколько сегодня актуальна проблема обвалов и оползней в регионе, и как наука может её решить?

Досье
Абдул-Гапур Гусейнович Керимов. Родился в 1961 году, в 1983-м окончил геологоразведочный факультет Грозненского нефтяного института. Завкафедрой геофизических методов поисков и разведки месторождений полезных ископаемых СКФУ. В апреле 2013 г. в Женеве разработки А-Г. Г. Керимова оценили двумя золотыми и одной серебряной медалями.
Абдул-Гапур Керимов: Недавние оползни в Чечне лишили крова жителей нескольких селений. Сель разрушил Военно-Грузинскую дорогу. Обвал при строительстве котлована привёл к человеческим жертвам в Кабардино-Балкарии. Итоги дождливого лета…

Нужно создавать карты вероятных оползневых процессов. Уже многие годы при разработке проектов гражданских и инженерных сооружений игнорируются детальные геологические исследования. А у нас довольно часто под тонким верхним слоем земли скрывается глинистый пласт или карст. Именно они и приводят к оползням. Глина препятствует впитыванию воды землёй во время дождя. Верхний слой быстро размывается, глина становится скользкой, и всё, что находится над таким участком, соскальзывает, как по льду, вместе с постройками. Такие места фиксируются на картах вероятных оползней. Зная о них, при выборе строительной площадки можно подобрать другой участок. Или дополнительно укрепить здания. Современные технологии это позволяют. Исследования можно выполнять с помощью высокочастотного георадара «ОКО-2», который «просвечивает» землю на 20 метров вглубь или георадара ГРОТ-12, который зондирует на глубину 100 метров. 

- Их можно использовать только в строительстве?

- Ну что вы! С помощью современных приборов инженерной геофизики можно мониторить качество сельскохозяйственных земель, состояние водохранилищ, автомобильных дорог, искать полезные ископаемые и делать археологические открытия. Мои студенты на одном из скифских курганов вблизи Ставрополя обнаружили, что на глубине всего 1,5 метров есть  искусственное сооружение, нечто рукотворное. Сообщили нашим краеведам. С этими же приборами наши учёные работали в ставропольском аэропорту. Там была проблема со взлётно-посадочной полосой. Она постоянно разрушалась в одном и том же месте, как её ни ремонтировали. Оказалось, что под полосой − забытая всеми дренажная система, в ней скапливалась вода, и в зимнее время, замерзая и расширяясь, она приводила в движение одну из бетонных плит, которая в свою очередь деформировала асфальт. В 2009 году наши аспиранты и студенты использовали этот прибор для ревизии подземных коммуникаций разрушенного войной Цхинвала. Без этих исследований нельзя было начинать восстановительные работы. Ребята «просканировали» более 50 километров коммуникаций – телефонные, электрические кабели, водопроводные трубы. Составили карту. Подобных примеров много.

Сокровища рядом

- Где исследования недр, там и полезные ископаемые. Чем богат Северный Кавказ?

- Проще сказать, чего нет в нашей земле - алмазов пока не находили. Зато недавно в Карачаево-Черкесии нашли золотой самородок весом в один килограмм! Рядом с Бешпагиром (45 километров от Ставрополя) - богатое титаноциркониевое месторождение. Титан – сверхпрочный материал, который используют в оборонной промышленности и медицине. Северная Осетия богата рудными ископаемыми, в том числе вольфрамом – жаростойким материалом, который используется в космическом приборостроении. В Карачаево-Черкесии есть гранит, известняк. В Чечне – медь, серебро, золото. В Ингушетии – серебро, каолин (белая глина). На Ставрополье – нефть, известняк. Кстати, известняк используется и в строительстве, и для удобрения почвы. В нашем крае более 44 искусственных водохранилищ. Если водохранилище зарыблено, то на дне может формироваться ил, богатый сапропелем - экологически чистым органическим удобрением. Очищая водохранилища, можно одновременно увеличивать активный объём воды и добывать органическое удобрение для сельскохозяйственных нужд.

Из-за заиления некоторые наши водохранилища сильно обмельчали – глубина изменилась с 30 до 5 метров. Например, на Новотроицком водохранилище из-за донных илов несколько лет назад отмечалось уменьшение активного объёма воды, из-за которого возникли серьезные проблемы с охлаждением воды, сбрасываемой с ГРЭС. Вот так, решая проблему увеличения активного  объема воды, можно решать  не менее актуальную проблему получения экологически чистого органического удобрения.

Место памяти

- Ещё одно направление вашей работы – поиск массовых захоронений жертв нацизма...

- Несколько лет назад Российский еврейский конгресс передал нашей кафедре архивные данные о массовых расстрелах наших граждан во время войны. Таких мест в Ставропольском крае – 77, и не везде есть мемориалы и памятники. Первые попытки установить места массовых захоронений неразрушающими методами подповерхностного контроля показали хороший результат в Арзгире. В настоящее время фонд социальной помощи и поддержки  «ЭВЕН-ЭЗЕР» планирует установить там мемориалы. Фашисты были на территории края полгода. Когда их изгнали, по их следам шли сотрудники НКВД и записывали рассказы очевидцев. В этих материалах – сведения, в каких сёлах и городах массово расстреливали людей. Среди жертв не только евреи, но и цыгане, казаки, украинцы и русские. Например, есть запись, что на территории колхоза «Ударник» в Труновском районе в сентябре 1942 года казнили 162 человека. Сейчас работаем над этим проектом со студентами. Очень стараются, понимают всю важность того, что делают. Кстати, я категорически не согласен с утверждением, что нынешние молодые люди инфантильны или глупы. Наши студенты просто «горят» учёбой. И так хочется, чтобы все наши выпускники оставались работать здесь же. Но 70-80% из них уезжают в Западную Сибирь, потому что там нефть, газ и рабочие места. А в нашем регионе им трудоустроиться сложно. Работники квалифицированные есть, а вакансий для них нет.

Смотрите также:

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах