Примерное время чтения: 8 минут
250

То жертва, то спасатель. Алкоголики и наркоманы «срываются» по вине родных

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ-СК 08/12/2021
Психологи работают с родственниками, пока зависимые реабилитируются.
Психологи работают с родственниками, пока зависимые реабилитируются. "Здоровое Ставрополье"

Отправляя зависимых лечиться, сами родственники обычно отказываются от помощи психологов, хотя они, как правило, тоже больны - страдают созависимостью. К чему это приводит, «АиФ-СК» рассказали в общественной организации «Здоровое Ставрополье».

Боятся потерять

Когда в семье живёт зависимый от алкоголя или наркотиков человек, окружающие невольно становятся созависимыми: их поведение, образ мыслей, распорядок жизни подчиняются состоянию и настроению больного. Они и сами в общем-то больны, но почти никогда не готовы в этом признаться.

«Они говорят: это же с другим человеком проблема, зачем вы ко мне в душу лезете, зачем моё детство анализируете, - рассказывает руководитель отдела ресоциализации общественной организации «Здоровое Ставрополье» Олег Егоров. - Между тем у многих созависимых жён кто-то из родителей злоупотреблял спиртным. Когда девочка из такой семьи вырастает, она неосознанно ищет человека, с которым тоже становится созависимой».

Ещё больше, по его словам, среди созависимых - матерей. Это состояние возникает, пока ребёнок ещё маленький, мама к нему очень привязана, во всём ему потакает и поддаётся его манипуляциям. Как правило, так случается из-за желания родителей, целыми днями пропадающих на работе, компенсировать своё отсутствие подарками и поощрениями. Но когда ребёнок вырастает и становится зависимым от каких-то веществ, материнская забота может усугублять ситуацию.

«Матери не спят ночами, тратят свои нервы и время, помогают финансово, тем самым спонсируют употребление алкоголя или наркотиков, - говорит эксперт. - Часто сталкиваемся с такой ситуацией: сыну 40 лет, он алкоголик и живёт с матерью на её пенсию. Он уйдёт, напьётся, приходит весь грязный. Она его раздевает, вещи стирает. Утром подаёт ему завтрак, пиво - похмелиться. Да почему бы и не пить, если за тебя всё сделают. И родственники настолько привыкают к такому ходу вещей, что сами не в состоянии ничего изменить».

Больные алкоголизмом или наркоманией прекрасно знают слабые места своих близких, и начинают манипулировать ими, если те пытаются уйти от созависимости. Они могут пригрозить, что уйдут из дома, будут жить на улице, где может что угодно случиться. Мать, конечно же, боится потерять своего ребёнка - пусть он уже и взрослый - и делает всё, о чём он просит.

Всё популярнее становятся манипуляции с обещанием покончить собой. Наркоманы режут руки на глазах у матери, и тем ничего не остаётся, как дать денег на очередную дозу.

Жёнам проще, они могут развестись, и с глаз долой - из сердца вон. Но есть, по словам Олега Егорова, и такие, кто считает замужество с зависимым своим «крестом», который им суждено нести до смерти. Они живут в аду, как правило, с детьми и часто ради них. Однако малышам в таких семьях, где отец ведёт себя неадекватно, бывает тяжко. Ребёнок в будущем может перенять модель поведения родителей, у него могут появиться психологические травмы, которые потом испортят ему жизнь.

Вывести из зоны комфорта

Что же делать, если осознал, что живёшь с алкоголиком или наркоманом? По словам эксперта, нужно обращаться к психологам, не занимаясь самолечением созависимости. Когда близкие начинают её преодолевать, и зависимого легче подтолкнуть к лечению.

Наркоманы и алкоголики не хотят ничего сами менять в своей жизни. Пока они кайфуют, долги, кредиты им помогают гасить близкие. Они же вытаскивают из переделок. Они же платят за жильё. Это зона комфорта, которую зависимые не хотят покидать. Именно поэтому так сложно уговорить их лечиться. Их нужно вывести из зоны комфорта, а для этого в первую очередь родственники должны изменить своё поведение: даже, если придётся, выгнать из дома и не платить никаких кредитов.

Специалисты реабилитационных центров под эгидой «Здорового Ставрополья» рекомендуют близким научиться выстраивать личные границы и не брать ответственность за взрослого, хоть и больного, ребёнка на себя. Психологические проблемы, противоречия, навязчивые мысли, которые в этот момент мучают родных, развеивают психологи на семинарах для созависимых. В связи с пандемией занятия стали проводиться онлайн, по скайпу. Там люди легче идут на контакт, потому что с выключенной камерой обеспечивается полная анонимность.

Бег по кругу

Что будет, если больной пройдёт лечение и реабилитацию, а созависимый нет? По опыту Олега Егорова, в 70% случаев это кончается срывом на новый виток болезни из-за провокации родственников.

«Через полгода или год человек возвращается в ту же обстановку, в те же отношения. Родственники затаили массу обид на зависимого, и хотят они или не хотят, специально или нет, они начинают ему это недовольство высказывать, - говорит специалист по ресоциализации. - Или же преследуют, заглядывают в глаза, жёстко контролируют, вплоть до того, что в любой момент, требуют отвечать по телефону ради спокойствия близких».

Преследование со стороны созависимых родственников порой доходит до абсурда. Однажды в реабилитационный центр забрали 32-летнего алкоголика. Он жил с мамой. Она настолько уже его не переносила, что при сотрудницах центра забежала в комнату и поколотила его палкой с требованием забрать его поскорее, пока она не убила его. А через несколько дней та же пожилая женщина тарабанила в дверь центра и требовала его вернуть. Этот случай, как говорит Егоров, наглядно демонстрирует, насколько сильна созависимость: без алкоголика-сына мир матери опустел, её жизнь потеряла смысл. Ей хочется, чтобы он был рядом, даже если он будет пить.

Преследователь - одна из трёх традиционных ролей, которые играют созависимые в соответствии с теорией психолога Стивена Карпмана. Ещё две - жертва и спасатель. Роли меняются очень быстро. То мать выступает благодетельницей, которая откупает от полиции, возит к наркологам. То она же попрекает, что он украл у неё последние деньги из кошелька, и плачет, что скоро умрёт из-за его поведения. А потом она же стирает ему носки, готовит, водит чуть ли не за ручку, не отпуская ни на шаг, - это в ней просыпается преследователь.

Что чувствует в этот момент великовозрастный сын? Он беспомощен, не реализован как мужчина, одинок. А если и женат, то всё равно ответственность за семью лежит не на нём, а на жене - жертве, спасательнице и преследовательнице.

Как вырваться из замкнутого треугольника Карпмана? Если речь о родителях, то им после реабилитации наркомана и алкоголика рекомендуется отселить его. Можно на первый месяц оплатить ему съёмную квартиру, а дальше за свою жизнь он должен отвечать сам: устроиться на работу, обеспечивать своё существование, платить по долгам. Можно хвалить его за успехи, но не брать его проблемы снова на себя.

А вот с жёнами, которые хотят сохранить семью с прошедшим реабилитацию наркоманом или алкоголиком, всё сложнее. «Как человек, я жёнам говорю: тяните до последнего, пробуйте жить. Но, как специалист, скажу: бросайте сразу, не важно, сколько у вас детей, - признаётся Олег Егоров. - Совместное житьё в любом случае ведёт к припоминанию друг другу старых обид. Созависимость, как и зависимость, болезнь хроническая, поэтому побороть её навсегда невозможно».

Но если жена не боится сложностей, постоянно работает с психологом и научилась жить с зависимым, отстраивая свои границы, семью можно спасти. Счастливые истории у выпускников реабилитационных центров случаются.

Житель Ставрополя два года употреблял синтетический наркотик, отселившись от жены в баню в своём дворе. Она зарабатывала на всю семью, растила троих детей. Родственники отправили его на реабилитацию, а она стала ходить на занятия с созависимыми. После реабилитации они прошли ещё и семейную терапию у психолога, разобрав проблемные ситуации в прошлом. Семья восстановилась. Даже родился четвёртый малыш.

Ещё один пример: молодой человек из села Винсады употреблял наркотики, доводил себя до галлюцинаций и кидался на беременную жену с ножом. Её спасла свекровь. Отправила сына на реабилитацию. Девушка позанималась с психологами. После курса лечения они сменили место жительства. Переехали в Краснодарский край, у них родилась дочка, глава семьи нашёл работу.

«Важно понимать, что во время реабилитации и работы с созавимыми специалисты не дают волшебных таблеток, - говорит эксперт по ресоциализации. - Всё зависит от желания и упорства самих людей».


Кстати

Созависимость возникает и в отношениях с игроманами. Сами-то себя они больными не считают и возмущаются, когда их отправляют в реабилитационные центры. Но на самом деле они могут причинять близким гораздо больше хлопот, так как за один вечер способны проиграть миллион рублей.

Одной ставропольской семье пришлось продать дом и машину, чтобы погасить долги сына-игромана. Но вскоре он проиграл снова. Специалисты считают, что таким образом созависимые родственники не помогают больному выкарабкаться из зависимости, а лишь продлевают её действие. Верный рецепт один - лечение, реабилитация и самостоятельная жизнь с постепенной расплатой по обязательствам или, в конце концов, банкротством, которое сейчас стало доступно и физическим лицам.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах