1371

Пряталась в яме на свалке. Как живёт повзрослевшая девочка-маугли из Минвод

Екатерина Клавдиева ни на минуту не сомневалась, что Шурочка (на фото слева) - её потерявшаяся родная сестра.
Екатерина Клавдиева ни на минуту не сомневалась, что Шурочка (на фото слева) - её потерявшаяся родная сестра. / НТВ / Кадр YouTube

Повзрослевшая девочка-маугли, 15 лет назад найденная на свалке в Минводах возле тела умершей матери, познакомилась с родными братьями и сестрой. Узнать о близких людях помог анализ ДНК. Как изменилась после этого её жизнь, узнал «АиФ-СК». 

Под бетонной плитой

Достоянием широкой общественности эту историю сделал канал НТВ, пригласив предполагаемых родственников и повзрослевшую девочку-маугли на ток-шоу «ДНК». После того, как весной 2007 года её нашли на мусорном полигоне в Минводах, оперативники заявили, что она и её умершая мать были беженцами из Чечни. На свалке они жили вместе с другими бомжами в яме, накрытой бетонной плитой, и перебирали отходы. Мать сильно пила. И в один из дней там же на свалке скончалась.

Там её и обнаружили. К мёртвому телу жалась дочка – лет 17 на вид.  Документов при ней не оказалось, а говорить она не умела. Испуганный и грязный ребёнок с трясущейся головой постоянно пытался забиться в угол.

Опеку над девочкой взяла хозяйка единственного на Ставрополье частного приюта для бездомных Ольга Ширяева. На тот момент женщина работала соцработником в психиатрической больнице. Она устроила подростка на лечение в учреждение, а спустя 10 месяцев забрала к себе. 

Ольга узнала у девочки, что её маму звали Зина, а сестру Катя. На вопросы о братьях девочка отрицательно качала головой. Со временем Шурочка привыкла к жизни в приюте. Ольгу Ширяеву называла мамой, а её мужа – папой. 

Шурочка приучилась самостоятельно ходить в магазин за покупками и пользоваться бытовыми приборами. Легко находила общий язык с детьми и любила играть. Подружилась с ещё одной подопечной приюта - Ольгой Красноуховой. А когда повзрослела, переехала жить к ней. Всё это время волонтёры пытались найти родственников девушки, чтобы помочь ей восстановить документы и оформить пенсию по инвалидности.

В 2020 году о Шурочке в соцсетях прочитала жительница Зеленокумска Екатерина Клавдиева. Она узнала в Александре свою сестру, потерявшуюся 18 лет назад. Женщина съездила в приют и повидалась с девушкой. Братья Клавдиевой Владимир и Алексей видеться с предполагаемой родственницей не захотели.  

Екатерина обратилась в ток-шоу «ДНК» на НТВ, чтобы установить своё родство с подопечной приюта. На телепередачу, кроме неё, приехали Шурочка и один из братьев - Алексей Семыкин. 

В студии Екатерина Клавдиева рассказала, что в 1990-х её родителей Зинаиду и Евгения Семыкиных лишили родительских прав за пьянство. В интернат сначала забрали Вову и Лёшу, а позднее – и саму Катю. Сестра Шурочка осталась с родителями, так как мать спрятала её. 

Глава семейства умер в 1991 году. Мать не навещала дочь и сыновей в интернате. В последний раз Екатерина видела маму и сестру в 2002 году, когда гостила у бабушки и дедушки в станице Галюгаевской. По её словам, Шурочка выглядела отстающей в развитии: не говорила, только мычала. Тогда ей было 13-14 лет.  

Озвученные на ток-шоу результаты ДНК-теста показали, что вероятность близкого родства Екатерины Клавдиевой и Алексея Семыкина с Шурочкой составляет 99,9%. Новообретённые сестра и брат Шурочки пообещали ей необходимую помощь. 

До сих пор без документов

С тех пор прошло немало времени, но Шурочка по-прежнему живёт в селе Прикумском у Ольги Красноуховой. 

«Результаты теста на родство остались у её сестры Екатерины, - рассказала координатор приюта, в котором Шурочка жила раньше, Кристина Багандова. – Договорились, чтобы она переслала их нам. Так мы сможем заняться восстановлением документов Шурочки и оформить для неё пенсию по инвалидности». 

По словам волонтёра, у Шурочки не всё в порядке со здоровьем, поэтому, скорее всего, ей дадут третью степень инвалидности. Точный диагноз будет известен после полного медицинского обследования, когда девушке выдадут удостоверение личности и другие необходимые документы. 

Помимо Шурочки, у Красноуховой живут ещё четверо бездомных. Девушка помогает подруге по дому и заботится о её двух дочках. Подрабатывает в кафе, где моет посуду и полы, убирает со столов. С удовольствием участвует в праздниках, которые организуют в приюте волонтёры, хотя раньше убегала и пряталась, боясь скопления людей. 

«Шурочка до сих пор говорит с трудом, хотя всё понимает. Самостоятельно разговор не заводит, но отвечает на вопросы и просьбы. Сложные фразы ей не даются, только отдельные слова, которые касаются простых действий. Если надо, нальёт кофе или чаю, спросит, насколько крепким его сделать, сколько ложек сахара добавить», - рассказывает Багандова. 

Координатор приюта предполагает, что проблемы с речью у девушки наследственные: её дедушка и бабушка по материнской линии были слабослышащими и плохо говорили. Читать и писать Шурочка не умеет. 

«Самостоятельно она вряд ли сможет жить, но ухаживать за собой умеет. После передачи Шуру забирала к себе сестра Екатерина, но не смогла за ней присматривать. Вернула её нам. Брат с ней на связь не выходил», - добавила Кристина Багандова. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах