Примерное время чтения: 5 минут
939

Принадлежит отцу? Папа из Франции и мама из Австрии делят ребёнка в Чечне

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. АиФ-СК 08/06/2022
Мама часто рассматривает прошлогодние фотографии Алисы.
Мама часто рассматривает прошлогодние фотографии Алисы. / Эльза Алиева / Из личного архива

Чеченка Эльза Алиева почти год пытается вернуть дочь, похищенную, по её словам, отцом - гражданином Франции Хусейном Ногиевым, тоже чеченцем по происхождению. Ситуация усугубляется тем, что ребёнок серьёзно болен и всё это время не получает никакого лечения. В ситуации разбирался «АиФ-СК».

В Европе отобрать не получилось

И Эльза, и Хусейн попали за границу в потоке чеченских беженцев в 2003 году, когда в Чечне шла контртеррористическая операция. Эльзе тогда было восемь лет, Хусейну - 18. Она оказалась с родителями в Австрии, он  - во Франции. Познакомились, поженились, родилась дочь Алиса - у неё сейчас двойное гражданство, российское и французское.

Когда семья распалась, Эльза с Алисой вернулись в Вену. Право единоличной опеки над девочкой осталось за мамой. Но папа виделся с ребёнком, когда приезжал в Австрию. В 2018 году он попытался отсудить право на опеку и забрать ребёнка. Написал в австрийский суд, что дочка у мамы вечно голодная, немытая, нечёсаная, в синяках, живёт в маленькой квартирке с дедушкой и бабушкой, а мать нигде не работает, довольствуясь пособиями и алиментами. Эти доводы проверили органы опеки и опровергли их. Эльза в тот момент училась на ассистента стоматолога и уже работала. Девочка ходила в детский сад, и социальные работники никаких проблем в семье не увидели. 

«В садиках и школах Австрии работают психологи и подробно расспрашивают детей, как с ними обращаются в семье, - рассказывает папа Эльзы Адам Алиев, он уже пенсионер, живёт в Австрии. -  Если что не так, опека детей забирает. Здесь с этим очень жёстко».

В школу не ходит, лечения не получает

Прошлым летом Эльза впервые привезла восьмилетнюю Алису в Россию, чтобы повидаться с родственниками и подлечить дочку на Каспийском море - у неё олигоартрит, воспаление суставов. Отец девочки узнал о том, что они в Чечне, прилетел из Франции, пришёл и попросил разрешения погулять с Алисой. Назад девочку он не вернул.

«Хусейн отвёз её к своим родителям в село Бачи-Юрт Курчалоевского района. Сам через некоторое время уехал во Францию, - рассказал дедушка. - А Алиса осталась в Чечне. В школу не ходит, учится на дому. И это при том, что хорошо говорит она только на немецком, немного - на чеченском».

Но самое ужасное, по словам Адама, что девочка не получает необходимого лечения: дважды в неделю ей нужно колоть дорогой препарат, но в Бачи-Юрте этим никто не занимается.

Всё это время Эльза бьётся за то, чтобы вернуть свою дочь. Дом, где держат Алису, обнесён высоким забором, за ворота её не выпускают. Договориться с родными отца о нормальном общении с дочерью не удаётся, обязать их отдать ребёнка через суд – пока тоже.

Таковы традиции?

Эльза написала заявления во все возможные инстанции. Но в Чечне все попытки добиться справедливости наталкивались на глухую стену: правоохранители возбуждать дело отказались, а в муфтияте заявили, что с семи лет по чеченским обычаям девочка при разводе должна оставаться с отцом. Такое право Хусейн пытается получить и официально через суд в Чечне.

Эльза между тем направила в Пятигорский городской суд заявление о «возвращении ребёнка в место постоянного проживания». Такой путь ей подсказали Минпросвещения России и детский омбудсмен, получившие заявление от властей Австрии, определивших Эльзу опекуном Алисы при разводе. Сложившаяся ситуация подпадает под действие Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей. Такими делами в регионе занимается Пятигорский городской суд.

Заседания идут с февраля этого года. Девочка по-прежнему не получает лечения. В деле есть справка, подписанная главным внештатным детским специалистом - ревматологом минздрава Чечни Хавой Гацаевой. Документ подтверждает, что у девочки воспаление обоих коленных суставов, но её не лечат. Справку предоставил отец, пытаясь доказать, что ребёнок здоров. Он утверждает, что с мамой девочка видеться не желает.


Комментарий

Адвокат Малика Абубакарова:

«В Чечне и Ингушетии придерживаются исключительной формы патрилинейности - правила, при котором только родственники отца имеют право на воспитание детей.

Многие браки в регионе заключаются неофициально, с помощью религиозных обрядов и не регистрируются в государственных органах. Это способствует тому, что при разводе женщину возвращают родителям без судебного разбирательства и решения вопроса о том, с кем должны остаться дети. По адатам, они «принадлежат» только семье со стороны отца, а если он отсутствует или умер, - его родственникам. Мать не имеет права на то, чтобы самостоятельно воспитывать детей, а порой даже видеться с ними.

Женщины, пытаясь добиться этого права, проводят внутрисемейные переговоры, обращаются к религиозным деятелям и, в последнюю очередь, в суд. Презумпции права матери в таком случае нет - приходится всеми возможными способами доказывать, что нарушаются в первую очередь права ребенка, который при живой матери не может с нею видеться и общаться. Иногда суды становятся на сторону женщины. Хуже дело обстоит с исполнением решений - судебные приставы бездействуют годами».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах