aif.ru counter
3147

Первыми ушли в ковид-зону. Дети Беслана выросли и сами теперь спасают людей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-СК 02/09/2020
Георгий Ильин - один из бывших бесланских заложников, посвятивших себя медицине
Георгий Ильин - один из бывших бесланских заложников, посвятивших себя медицине © / Фатима Кусова / Из личного архива

В числе медиков, работающих с ковид-пациентами в Северной Осетии, немало тех, кто в 2004 году пережил ужас Беслана. Им, тогда ещё детям, удалось уцелеть в захваченной террористами школе. А теперь они сами спасают жизни. Подробности – в материале «АиФ-СК».

Справка
Отряд боевиков напал на школу №1 города Беслана в Северной Осетии прямо во время торжественной линейки. В заложниках у террористов оказалось 1128 человек - детей, их педагогов и родителей. Три дня удерживали в запертых помещениях, отказывая в еде, воде и медицинской помощи. Погибли 314 пленников, 186 из них – дети.

«Они убили братика!»

В числе этих ребят - Георгий Ильин. Для многих он стал символом Беслана. 16 лет назад кто-то сфотографировал его, тогда семилетнего, в первые минуты после освобождения – сжавшегося от ужаса, истошно кричащего. В этом снимке – всё, что пережили маленькие пленники за три дня в захваченной боевиками школе. Без еды, без воды, без возможности свободно двигаться и говорить. Сидящие под бомбами и дулами автоматов террористов. Беззащитные живые мишени.

Этот случайный снимок облетел все информагентства, вдохновил Ванди Рензо Жарно на создание памятника детям Беслана. С 2006 года скульптура стоит в центре Сан-Марино.

По фото кричащего маленького Георгия изготовили памятник детям Беслана в Сан-Марино.
По фото кричащего маленького Георгия изготовили памятник детям Беслана в Сан-Марино. Фото: Википедия/ Lothlorien

«Георга я привела в школу и оставила там с его двоюродной сестрой и двумя её детьми.  Они к нам в Беслан переехали из Ташкента 15 августа, за две недели до начала учебного года. Для старшей девочки то первое сентября должно было стать первым днём в бесланской школе, - вспоминает мама Георгия Фатима Кусова. – Ничто не предвещало беды. Праздничная обстановка, нарядные дети и учителя, музыканты. Я завела своих в школу и уехала. Мне нужно было во Владикавказ, старший сын поступил в Северо-Кавказский горно-металлургический институт. И уже там я услышала страшную новость».

Террористы прямо во время торжественной линейки захватили школу. Заложников загнали в спортзал и на протяжении трёх дней удерживали в нечеловеческих условиях.

«Как мы пережили эти три дня? Сложный вопрос, - голос матери не может справиться с нахлынувшими чувствами, даже спустя столько лет воспоминания причиняют нестерпимую боль. - Все эти дни простояли возле Дворца культуры, он недалеко от школы. Дальше не пускали. Не спали, молились. Муж после тех событий получил инсульт. Георга снова увидела уже в больнице. Детям дали обезболивающее и снотворное. Когда я пришла, он спал, потом открыл глаза, увидел меня и закричал страшным криком: «Они убили моего братика! Они убили мою сестру!».

Без свадеб и самолётов

Уже потом он рассказал, что происходило в спортзале в эти страшные дни. Они сидели вместе – Георгий, его двоюродная сестра и её дети. Рядом висела взрывчатка. Мальчику было страшно, и в какой-то момент он решил немного отползти от этого места. Через несколько секунд раздался грохот. В спину толкнула взрывная волна, и он отлетел. А когда пришёл в себя и обернулся, увидел окровавленные мёртвые тела на том месте, где недавно находился.

Как выскочил из школы, помнит плохо. Как везли на скорой – тоже. Из республиканской больницы скорой помощи во Владикавказе его отправили в детскую, в хирургическое отделение. Потом – в Москву.

Георгий получил несколько серьёзных ранений. Череда операций и годы реабилитации. Но травмы были не только физическими.

«Спустя несколько месяцев после теракта мы взяли его с собой на свадьбу. Когда Георг увидел скопление людей – а у нас на свадьбах сотни и тысячи гостей - он начал кричать от ужаса, нам пришлось уйти, - вспоминает Фатима. – В торговых центрах на него накатывал страх, в самолётах. Дважды в год нужно было ездить на реабилитацию в Москву, он всегда просил, чтобы мы брали билеты на поезд».

Вернуться в нормальную жизнь детям помогали всем миром. Помощь шла отовсюду. Из Москвы, регионов России, из-за рубежа. Бывших заложников звали в гости в разные страны. Георгий побывал в Болгарии, Италии, Франции, США. И везде ему несли журналы с его фото, сделанным в первые минуты штурма, когда он выскочил из смертельной ловушки - с ранами, ожогами, но живой.

Сам Георгий признаётся, что момента, когда было сделано это фото, не помнит. А вот мама навсегда запомнила, когда впервые увидела снимок.

«Это произошло через несколько дней после освобождения. Кто-то принёс, показал. Я, как медик, в первую очередь обратила внимание на его неестественно вздувшиеся сонные артерии. Это многое говорит о том, в каком он был состоянии, насколько сильным был испуг у ребёнка».

О том, что по этому фото ещё и скульптуру кто-то изготавливает, в семье никому не было известно. Узнали об этом уже после того, как памятник установили в Сан-Марино. Но до сих пор там не были, видели его только в Интернете.

Золотые люди

«Люди со всего мира помогали нашим детям справиться с кошмаром, который на них обрушился, но самая большая благодарность - педагогам. Многие из них и сами были заложниками в той школе, и понимали наших детей, как никто другой. Очень трепетно к ним относились. Это золотые люди», - говорит Фатима.

Для Георгия испытание, которое ему пришлось пережить, предопределило многое, в том числе и жизненные цели. Он всегда хотел спасать других, когда вырастет. Мечтал стать спецназовцем или врачом. В итоге выбрал медицину. После третьего курса пошёл работать медбратом в блок интенсивной терапии республиканской больницы. Когда началась пандемия коронавируса, в числе первых вызвался идти в «красную зону». От многого пришлось отказаться. И ко многому привыкнуть. Выдержать шесть, а иногда и десять часов подряд в респираторе и защитном костюме поначалу было непросто. Непросто было и месяц за месяцем не видеть родных: персонал всё это время находился на добровольной самоизоляции.

Георгию, как и многим другим медикам, борющимся с коронавирусом, не удалось избежать заражения. Но заболевание он перенёс без госпитализации. Быстро поправился и встал на ноги. Сейчас – в отпуске. После отдыха – снова в строй. А с сентября – ординатура. Диплом врача он получил этим летом. И выбрал уже направление для дальнейшей специализации – реанимация и анестезиология.

Таких, как Георгий, среди бывших бесланских заложников много. В школе, где он учился, даже выпустили ролик про своих воспитанников, которые учатся (или уже выучились) на врачей и этой весной стали борцами с коронавирусом. Казбек Цалоев, Марина Азимова, Изольда Кокаева Камболат Баев и др. Педагоги смонтировали фототографии ребят, сделанные в школьные годы, и сейчас - в защитных костюмах, с переднего рубежа войны с инфекцией.

«Перестала бояться врачей»

Борцы с коронавирусом есть и среди выпускников бесланской школы №8. Оксана Макиева – из их числа. С мая по июль она вместе с Георгием Ильиным работала в красной зоне с ковид-пациентами. В этом году закончила ординатуру, дипломированный врач-инфекционист.

После теракта Оксана перестала бояться врачей и сама решила стать медиком.
После теракта Оксана перестала бояться врачей и сама решила стать медиком. Фото: Из личного архива/ Оксана Макиева

«В сентябре 2004-го мне было 10 лет. После штурма нас, пострадавших в теракте, распределили по больницам. До этого я боялась врачей, но в тот момент всё изменилось. Перестала бояться. Более того, именно тогда сама решила стать врачом, - рассказала Оксана. - Этой весной, когда началась эпидемия коронавируса, мы, студенты, работали в отделении неврологии в РКБ. Когда понадобился медперсонал для особой зоны, все согласились, не раздумывая, сразу пошли работать. Было трудно, так как поток поступающих пациентов порой был очень большим, но мы справлялись благодаря старшим коллегам, которые нам помогали».

Сейчас, после трёх месяцев работы с ковид-пациентами, Оксана отдыхает – в отпуске.


Прямая речь

Завкафедрой внутренних болезней СОГМА, доктор медицинских наук Замира Астахова:

замира астахова владикавказ согма

«Наши студенты пошли работать сразу же, как возникла необходимость. Это у нас, россиян, в крови – вставать и идти вперёд, когда нужно. И наша молодёжь – достойное поколение, готово помочь в трудную минуту. И Георгий, мой студент, такой же. Он доброжелательный и тактичный молодой человек. Его переживания внутри, и, наверное, это особенность «бесланских школьников» - они немного закрытые, но при этом готовые протянуть руку в любую минуту».


Комментарий

Директор школы имени Героев спецназа России Елена Ганиева (в 2004-м была завучем по воспитательной работе, вела ту роковую линейку, во время которой террористы захватили школу, оказалась в заложниках вместе с сыном):

«После теракта наши ученики вернулись совершенно другими, резко повзрослели. Это были дети, заглянувшие в глаза смерти. Сложнее всего было побороть страх. Думала, никогда в жизни не возьму больше в руки микрофон. Ужас сковывал, когда надо было войти в класс и, тем более, переступить порог спортзала. Справлялись с этим вместе. С детьми сроднились после пережитого. Это уже были не отношения «учитель-ученик», а что-то большее.

Когда узнала, что Георгий Ильин решил посвятить себя медицине, ничуть не удивилась. Активный, весёлый парень, всегда участвовал в школьных мероприятиях. Многие наши выпускники стали врачами, военными, правоохранителями. Нас спасли люди, своим отношением и заботой. И дети, видимо, считали своим долгом, своим предназначением спасать других, бороться со злом. Это можно назвать общей чертой этих ребят».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах