663

Один выходной в неделю. Как работает 93-летний часовщик из Северной Осетии

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-СК №29 18/07/2018
В свои 93 Царикаев по-прежнему работает без очков.
В свои 93 Царикаев по-прежнему работает без очков. / Михаил Ткаченко / АиФ

«Отдыхать мне ещё рано! – смеётся ветеран. – Мужик-домосед – это позор!». Хотя считает, что профессия часовщика умирает, и он, возможно, один из последних её представителей. И наверняка – старейший.

Весь в отца

Магомет вырос в селении Чикола Ирафского района Северной Осетии в многодетной семье. Был старшим и самым «рукастым» из 10 братьев и сестёр. Весь в отца – универсального мастера по сельскохозяйственным машинам, который строил в селе машинно-тракторную станцию.

«Отец не хотел, чтобы я шёл по его стопам, даже бил по рукам, – вспоминает Магомет. – Всем было известно, что он – универсальный мастер, и по утрам у дома всегда толпилась очередь тех, кому надо было что-то починить. До того как уйти на работу, он успевал отремонтировать много всего. Соседи чего только не несли: от паровых утюгов до сковородок. Никому не отказывал».

Пока отец был на работе, Магомет возился в его мастерской. Дружил не только с техникой, ловко орудовал ножницами и машинкой: стриг соседей, и мужчин, и женщин. Универсальность пригодилась ему не раз.

В 1941 году он ушёл на фронт, 19-летие отмечал в госпитале, куда попал после тяжёлых ранений. Левая рука и правая нога после этого так и не восстановились до конца. Вернувшись домой, какое-то время работал инструктором райкома комсомола, но, вспомнив про своё школьное увлечение фотографией, взял в руки камеру и вскоре прослыл высококлассным специалистом. Ему удавалось так сфотографировать даже самых неприметных девушек, что на снимках они выходили писаными красавицами.

Проработав около 20 лет в фотостудии, Магомет переквалифицировался в часовщика. Как когда-то его отец, он продолжал помогать всем, кто к нему обращался с просьбой отремонтировать вышедшую из строя технику.

Сложный случай? К Царикаеву!

Много лет мастер провёл вдали от родных мест. Дома быта в советское время существовали практически в каждом городе и оказывали спектр самых разнообразных услуг. Сначала он уехал в Хабаровский край, в город Советская Гавань – один из крупнейших российских портов на Тихом океане, где начал работать часовщиком в универмаге. Через некоторое время организовал и работу фотостудии, обучив двух девочек.

«Зарабатывал очень прилично – получал больше, чем секретарь райкома», – вспоминает Магомет.

Через 10 лет он переехал на Сахалин в небольшой город Оха – ему пришёл вызов на работу от директора местного быткомбината. Новый руководитель предупредил, что работы первое время, возможно, не будет. Магомет ответил: «Вот увидишь, пока я буду раскладывать инструмент, уже выстроится очередь». Так и получилось.

«Всегда сам обустраиваю своё рабочее место, вот точно такая же будка у меня была на Севере, – рассказывает мастер. – Всевышний помогает. Иногда попадаются «тяжёлые» часы, так мне снится сон, что я их делаю, прихожу, и они начинают работать».

Магомет Дзибоевич с теплотой вспоминает те годы. На родину, в Северную Осетию, Царикаев вместе с женой и дочерьми вернулся в начале 90-х, когда вышел на пенсию. Положенную квартиру семья получила только через восемь лет, и то на девятом этаже. Когда лифт не работает, ветерану войны приходится подниматься, опираясь одной рукой на перила, другой на костыль.

Во Владикавказе его сборно-разборная часовая будочка, которую он смастерил сам, не раз меняла дислокацию. На нынешнем месте в небольшом магазине, по проспекту Коста, Царикаев работает уже больше 10 лет. Есть постоянные клиенты, некоторые из них заботу о своих часах доверяют только этому мастеру уже четверть века. 

«Да меня уже, честно говоря, жена замучила: постоянно пилит, чтоб я прекратил работать, якобы соседи упрекают её, что она посылает бедного старика на работу! – смеётся 93-летний ветеран. – А по мне, так лучше жизни нет. Ведь как сказал один мудрец, пока человек работает – он живёт. У меня один выходной в неделю. И для меня это самый длинный день, длиннее года.  Я привык общаться с людьми, а дома сидеть – значит, обабиться. Мужик-домосед – это позор. Мне много лет, и я ещё могу кому-то помочь, многие часовщики ко мне своих клиентов отправляют, я берусь за сложные случаи, даже из Москвы приезжают. Но часы постепенно уходят, на смену механическим пришла электроника, и работы с каждым годом всё меньше. О современных штамповках я вообще молчу, срок работы батареек – это и есть срок их службы, в случае поломки ремонту не подлежат, так как неразборные, всё склеено».

В августе Царикаеву исполнится 94 года, но он по-прежнему бодр и энергичен. До сих пор он не носит очки, а в работе использует самую слабую лупу, с 2,5-кратным увеличением, как и в молодые годы. Никогда не курил, алкоголем не увлекался, любил спорт. Но считает, что главный секрет долгой и счастливой жизни, в другом: «Я никогда никому не завидовал, всегда зарабатывал своим трудом, поэтому ни в чём не нуждался. Сегодня у нас с женой всё: пенсия, квартира, дочка с внучкой рядом. А вот отдыхать мне еще рано!».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах