438

Больше полувека флоту. Строитель яхт о своих морских подвигах

Мысль о строительстве лодок Валентину Борисовичу пришла после того, как он услышал новость о том, что в Австралии изобрели новое плавательное средство с парусом на доске.
Мысль о строительстве лодок Валентину Борисовичу пришла после того, как он услышал новость о том, что в Австралии изобрели новое плавательное средство с парусом на доске. / Валентин Гловацкий / Из личного архива Андрей и Наталья Трегубовы

«Сынок»

В Хмельницкую область на Западе Украины, где жил Валентин Борисович со своей семьей, немцы пришли на третий день после начала Великой Отечественной войны. Отец служил, старший брат погиб. После войны они с матерью много переезжали. В 1947 году одолел тиф, мамы не стало. 

Досье
Гловацкий Валентин Борисович. Родился 25 мая 1935 года в Западной Украине, Хмельницкая область, в местечке Базалия. Окончил Саратовский политехнический институт. Проработал 18 лет в оборонной промышленности. Преподавал в Ставропольском колледже связи. Женат, есть сын. Соучредитель яхт-клуба в Ставрополе.

«Героизм бывает двух типов: воинский – это подвиг, и стержневой – повседневный. Это то, что приходится преодолевать каждый день. У меня много было моментов на грани героизма - голод, болезни. Сам я перенес тиф, чудом выжил. Меня, 13-летнего мальчишку, подобрали моряки Каспийской флотилии. Год я провел в экипаже воспитанником. Школу посещал по месту стоянки в базах дивизионных катеров», - вспоминает Гловацкий свое первое знакомство с флотом.  

Спустя год Валентин Борисович попал в Саратовское военно-морское подготовительное училище в Энгельсе.

«На построении адмирал Кузнецов посмотрел на меня и говорит: «Это что за детский сад? Сколько лет?». А я худой, маленький, у меня под мышками брезентовая роба. Ну я пролопотал: «14». Хотели отправить в Нахимовское военно-морское училище. Я сделал три шага навстречу адмиралу, показал нашивку на рукаве и говорю: «Не надо в училище, я же рулевой». Он посмотрел на меня, посмеялся и сказал: «Ай, ладно, оставьте, в Нахимовское еще успеет», - рассказывает Валентин Борисович.

Четыре года он учился в Энгельсе. Все поступали в 18 лет, а он уже к этому возрасту выпускался. К нему тогда и приклеилась кличка «Сынок». Валентин Борисович признается – повзрослел очень быстро, в физическом смысле сравнялся со всеми, никаких поблажек.

Каждый год студенты совершали шлюпочные походы: «Энгельс – Хвалынск – Волгоград – Энгельс». На веслах, под парусами преодолевали примерно 800 километров. Гловацкий до сих пор помнит, как по возвращению руки болели от мозолей.

Все этажи кооперативного гаража судостроителя забиты лодками.
Все этажи кооперативного гаража судостроителя забиты лодками. Фото: Из личного архива/ Валентин Гловацкий

Попав в подводное плаванье, говорит Валентин Борисович, он получил баротрамву и уже не смог нести службу на подлодке. Тогда поступил в Саратовский политехнический институт, чтобы получить инженерную специальность. После института получил распределение в город Каспийск, занимался торпедами, а после 18 лет работал на Севере и в Сибири. В Ангарске руководил конструкторским бюро.

Плавать и летать

Мысль о строительстве лодок Валентину Борисовичу пришла после того, как он услышал новость, что в Австралии изобрели новое плавательное средство с парусом на доске.

«Я увидел буквально эпизод, но так загорелся. Начал чертить, как она должна выглядеть, как ей управлять. Выстраивал графики, рассчитывал точки приложения сил, пытался понять, как она движется за счет одного только паруса. И через год построил такую доску с парусом», – рассказывает Гловацкий. 

Судостроитель признается, что в советское время испытывал большие трудности с приобретением материалов. Часть из них получал от знакомых, работающих в разных сферах. 

В среднем на постройку одной яхты у Валентина Борисовича уходило полтора-два года. Самое большое судно строилось пять лет. В начале 1980-х годов Санкт-Петербургская редакция «Катера и яхты» проводила конкурс на лучшую самостоятельную постройку. В нем и приняла участие самая большая яхта Гловацкого. За свой класс она получила денежный приз и была рекомендована как проект для самостоятельной постройки. В течение пяти лет судостроитель ее эксплуатировал, а потом яхту купили в Ейске.

В 1975 году Гловацкий приехал летом на Азовское море в станицу Должанская. Там он познакомился с местными ребятами – членами яхт- клубов. Приезжал туда каждое лето, а однажды совершил путешествие по Азову. Валентин Борисович построил специальное судно, на котором можно было хранить и перевозить продовольствие и все необходимое. За месяц моряк обошел в одиночестве по периметру все Азовское море.

«Когда я ходил по Азову на катамаране, передо мной всегда шли два-три дельфина. Был момент, когда руки очень устали, горели, я опустил их в воду и чувствую, что-то скользкое. Гляжу, под моими руками дельфин, полулежа на боку смотрит на меня. Это непередаваемое чувство», - делится впечатлениями моряк.

В среднем на постройку одной яхты у Валентина Борисовича уходило полтора-два года.
В среднем на постройку одной яхты у Валентина Борисовича уходило полтора-два года. Фото: Из личного архива/ Валентин Гловацкий

Валентин Борисович решил обучиться и дельтапланеризму. Уроки брал у Ангела Соловьева - единственного человека, слетевшего с Эльбруса на дельтаплане.

Спустившись с небес на землю, а точнее, вновь на воду, он на веслах прошел из Ейска до Архипо-Осиповки, туда и обратно. В день проплывал до 70 километров.

«Их Архипо-Осиповки я пошел в Джубгу, направляясь на Туапсе. Смотрю, погода начала портиться, а мне возвращаться надо. Пришлось в лавировку идти - против ветра. Разворачиваюсь и понимаю, что не пройти мне одним галсом и ушел аж за десятимильную зону, взяв курс в направлении Архипки. Смотрю на берег, а передо мной весь Кавказский хребет. Это был июль, все в снегу, ни единого облачка», – вспоминает Гловацкий.

Гловацкий признается: любит путешествовать один, чтобы никто не мешал любоваться природой.

«Предметом восхищения может быть любая вещь. А если вдруг наступит критический момент - никого спасать не надо», – говорит моряк.

На других яхтах Валентин Борисович участвовал в соревнованиях. Например, боролся за Кубок «Балтики», плыл по Онежскому озеру и Белому морю. В 1982 году принимал участие в регате, где разыгрывался Кубок Азовского моря по серфингу. Несмотря на то, что одну гонку Валентин Борисович был вынужден пропустить из-за травмы (получил перелом ноги на одном из этапов), он занял второе место.

Орнатус

Своими руками Валентин Борисович построил около трех десятков судов: яхты, лодки, тримараны (судно с тремя соединёнными в верхней части параллельными корпусами - ред.), мотолодки, катамараны, есть даже каноэ, которое превращается в тримаран.

Почти у всех яхт одно название – Орнатус. Разница лишь в том, что у каждого судна свой номер. Орнатус – это маленькая, красивая рыбка из Амазонки.

Валентин Борисович говорит, что яхты часто носят слишком помпезные названия, поэтому имя рыбки с такими достоинствами вполне его удовлетворило. Одна из Орнатусов в длину достигает 11 метров и рассчитана на семь спальных мест.

Однако одному судну – прототипу гоночной яхты, которые популярны в морских державах, Гловацкий дал неповторимое имя – Калан, то есть морской котик.

Каждую новую идею поддерживает его супруга Наталья. Она – его главная поддержка и источник вдохновения.

Каждый день у него расписан по часам. Все этажи кооперативного гаража судостроителя забиты лодками. В станице Должанская в Краснодарском крае, где проводит каждое лето, он оставил несколько прогулочных яхт. Его местные друзья используют их в работе.

«В прошлом году я с берега в бинокль видел одну из своих яхт в открытом море. Уж свою работу я узнал. Передарил много своих яхт. Все попали в хорошие руки. Ребята за ними ухаживают как положено. Смотрю и думаю, надо было отдать все, что есть», – говорит судостроитель.

Морские прогулки у судостроителя, конечно, в приоритете, но не меньше он любит и дорожные поездки. Гловацкий объездил всю Европейскую часть России на мотоцикле: Закавказье, Предуралье, Украину, Прибалтику. И по сей день гоняет на своем «американце».

«Гаишники удивляются, спрашивают, как это я езжу уже столько лет, а я отвечаю: «Очень аккуратно, когда надо быстро, когда надо – очень медленно. И так уже 60 лет».

За месяц моряк обошел в одиночестве по периметру все Азовское море.
За месяц моряк обошел в одиночестве по периметру все Азовское море. Фото: Из личного архива/ Валентин Гловацкий

Пока мотоцикл служит своему хозяину в Ставрополе, яхты Валентина Борисовича плавают в станице Должанская, Камышеватской и в Новотроицком водохранилище. В прошлом году он даже построил там причал, чтобы можно было подходить на спортивных судах. Там же найдет приют тримаран судостроителя, который в этом году впервые спустят на воду.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах