aif.ru counter
26.12.2014 10:46
677

На птичьих правах. Семиреченские казаки не спешат переезжать на Ставрополье

АиФ-СК №52 24/12/2014
Елена Панкова / АиФ

Два года назад «АиФ-СК» рассказал о семиреченских казаках из Киргизии, которые приехали по приглашению митрополита Кирилла в с. Сенгилеевское Шпаковского района. Тогда они прибыли, что называется, «на разведку» и остановились у местного казака.

Надежды не оправдались

Люди с воодушевлением рассказывали о своих планах и показывали «нарезанные» краевыми властями специально для них земельные участки в Шпаковском районе.

«Служивых людей» из Азии власти Ставрополья агитировали переселиться и на депрессивный ставропольский восток, чтобы охраняли его и поднимали там экономику. Но пока желающих не нашлось.

Правда, в сентябре в крае наконец-то приняли долгожданную программу содействия переселению соотечественников, которая даёт киргизским и казахским казакам возможность получить российское гражданство всего за три месяца. Может, теперь процесс переезда пойдёт быстрее?

Пока же в Шпаковском районе массового наплыва семиреченцев не наблюдается. Сейчас там четыре семьи. Одна поселилась в Михайловске, в недостроенном доме, другая строится на выделенном властями участке, ещё две ютятся в хате, купленной в п. Приозёрный за деньги, вырученные от продажи жилья в Бишкеке.

Куда активнее включились в программу беженцы с юго-востока Украины. По данным минтруда и соцзащиты Ставрополья, сегодня их в крае почти 11 тысяч, причём более 60% из числа трудоспособных украинских мигрантов устроились на работу.

Без гражданства –  никак?

В Приозёрном, где поселились две семьи семиреченцев, меня встречают две женщины и четверо детей. Восемь человек – в двух комнатах.

На Ставрополье, по словам женщин, они приехали, наслушавшись посулов семиреченских атаманов и заплатив им по 300 долларов за содействие в переселении. На деле никакой помощи не получили.

– Нас вот Анна временно приютила, – говорит Люба, мама 8-летней Маргариты и крохотного Руслана. Малышу в день моего приезда исполнилось три года, и хозяйки напекли пирогов.

Анна с мужем Николаем и маленькими сыновьями Станиславом и Ростиславом живут в Приозёрном уже полтора года. 480 тыс. рублей, вырученных от продажи квартиры в Бишкеке, хватило лишь на старую, плохо отапливаемую хату. Воду пришлось проводить самим. Люба с мужем Иваном и детьми прибыли в край в июле. Им повезло меньше: средств на покупку жилья не хватило, да и снимать его дороговато.

– Почему не строитесь на участках, которые выделили власти? – интересуюсь я.

– Вы бы видели, что это за участки! Они же заболоченные, их осушать надо. Одному из наших повезло получить землю в сухом месте, так он и строится. Местные власти помочь обещают только с подведением коммуникаций. Ждём гражданства, чтобы на работу устроиться, деньги какие-то скопить, – объясняет Люба.

Назад дороги нет

Хозяин дома Николай Сухомлинов, подъехавший чуть позже, показывает зелёную книжицу – свидетельство участника краевой программы содействия переселению соотечественников. Обещали, говорит, ещё два года назад, но выдали только этой осенью.

Николай Сухомлинов показывает свидетельство участника программы по переселению Фото: АиФ/ Елена Панкова

– В миграционной службе убеждали: станешь участником программы – через три месяца можешь рассчитывать на гражданство, – грустно улыбается собеседник. – А без гражданства мы тут никто. Постоянную работу даже мне, строителю, найти не получается. Перебиваюсь разовыми заказами.

Что о женщинах говорить? Им предлагают пойти продавщицами в местный магазин, на оклад 4 тыс. руб. Разве это деньги?

То, что с обещанным давным-давно гражданством власти Ставрополья явно затянули, по мнению моих собеседников, – главная причина отказа их товарищей от переезда в край. Большинство семиреченцев, побывавших здесь два года назад, теперь настроены ехать в Воронеж. 

– Там программу по переселению приняли ещё в 2002-м. Всё давно обкатано, – охотно поясняет Николай.

На огонёк заглядывает сосед – донской казак из Казахстана Александр Котельников. В отличие от остальных он имеет гражданство России. Все его родственники давно переехали из Азии во Владимирскую область.

– А я вот решил обосноваться на Ставрополье, – рассказывает Александр Иванович. – Патриотические чувства взыграли: жалко, если Ставропольский край перестанет быть русскоязычным. Его надо активно заселять казаками, чтобы ситуацию выправить. Сейчас снимаю здесь жилье, ищу работу. Но всё больше склоняюсь к возвращению во Владимирскую область. Почему? Здесь чувствую себя никому не нужным. Я – юрист с большим опытом, но работу по специальности найти не могу…

Справка
В СКФО Ставрополье – единственный пока регион, где приняли краевую программу содействия возвращению соотечественников. Всего в стране таких субъектов 54. Как сообщили нам в краевом Управлении федеральной миграционной службы, программа рассчитана на четыре года – с 2014­й по 2017­й. Предполагается, что ежегодно мы будем принимать по 1000 человек ­ семиреченских казаков и беженцев с юго­востока Украины.

Главное преимущество – ускоренное получение гражданства. В течение трёх месяцев после выдачи свидетельства участник программы может рассчитывать на то, что станет россиянином. Есть и бонусы: компенсация за счёт федерального бюджета расходов на переезд к будущему месту проживания и расходов на уплату госпошлины за оформление документов, 20 тыс. руб. подъёмных и по 10 тыс. руб. на каждого члена семьи. Кроме того, предусмотрено и возмещение расходов на съём жилья, правда, не более 25 тыс. руб. Помощь оказывается адресно.

А вот переселенцы из Бишкека, несмотря на многочисленные трудности, ни переезжать в другие регионы России, ни тем более возвращаться в Киргизию не намерены.

– Там у нас будущего нет, – убеждённо говорит Люба. – А здесь нам нравится. В школу и детский сад детей устроили без проблем. В Бишкеке, если перевести на российские деньги, месячное посещение садика – шесть тысяч рублей, здесь – почти в десять раз дешевле. Ещё мы очень обрадовались тому, что кружки и секции в школе бесплатные. В Киргизии за дополнительные занятия приходилось платить.

Жаль только, школьные программы в начальных классах очень сложные, сетуют молодые мамы.

А у Анны ещё одна проблема – старшего, 8-летнего Стасика, из школы исключили. Мальчик после сильного удара тока, случившегося в раннем детстве, почти не разговаривает. Правда, умеет и читать, и писать. Вопрос о том, в какой школе он будет учиться, решит комиссия.

Официально

Андрей Фёдоров, начальник отдела содействия интеграции и общественных связей Управления Федеральной миграционной службы по Ставрополью:

­

На Ставрополье долгие годы не было возможности принять краевую программу по переселению соотечественников. В 90­е годы к нам массово ехали беженцы из Чечни, а также из Армении, Азербайджана и других кавказских республик. До сих пор социальные проблемы многих из них не решены. К примеру, жильё, которое положено вынужденным переселенцам из Чечни, до сих пор не получили более 300 семей.

Тем не менее реалии изменились. Сегодня Ставропольскому краю при содействии федерального центра вполне по силам принять и семиреченцев, и бывших граждан Украины. Немаловажный фактор: для переселения нельзя выбирать Ставрополь, все города КМВ, Георгиевск, Невинномысск, Минераловодский район, а в Шпаковском районе открыта только территория муниципального образования села Сенгилеевского. Возможно, благодаря этим ограничениям нам удастся оживить глубинку, в особенности восточные районы края. 1000 человек готовы стать участниками программы.

Точка зрения

Артур Круталевич, председатель совета краевой общественной организации «Славянский союз Ставрополья»:

­

Я рад, что во всех республиках СКФО работают программы возвращения русских. У нас похожий проект называется программой возвращения соотечественников.

Но такие программы не дадут реальных результатов, если

не решить экономические и социальные проблемы, в первую очередь, для жителей края; не разрушить негативные стереотипы о Северном Кавказе, созданные Интернетом; не сокращать безработицу; не останавливать рост коммунальных платежей и цен на продукты первой необходимости.

Если в доме беспорядок, хозяину не до гостей. Вот мы и должны навести у себя в экономике порядок. Создать достойные условия жителям края, а потом помогать и соотечественникам.

Отдельный разговор – о беженцах из Украины. Там война. Многие из них вынуждены были бежать, спасая своих детей. И в эту трудную минуту ставропольцы сплотились, чтобы им помогать, порой отрывая от себя. Неудивительно, что многие решили остаться в нашем гостеприимном крае и стать его частью.

Мнение эксперта

Юрий ВАСИЛЬЕВ, профессор, доктор политических наук (ставропольский филиал РАНХиГС):

– К сожалению, первоначальный замысел митрополита Кирилла, который предложил привлечь семиреченских казаков для экономического укрепления восточных границ края, оказался размыт. В принятой в крае недавно программе для расселения им уже предлагают 25 районов. На мой взгляд, это большой минус. Казаки, в том числе и семиреченские, всегда тяготели к общинному проживанию, обеспечивающему взаимовыручку. Рассеявшись по всему Ставрополью, они, разумеется, не смогут выполнять те задачи, которые изначально перед ними ставились.

Если же говорить в целом о программе, она составлена очень добротно. Безусловно, сильной её стороной я бы назвал согласование вопросов трудоустройства переселенцев. Специально оговаривается, что ими будут заниматься службы занятости районов.

Вместе с тем вызывает недоумение, что в документе не называются конкретные исполнители в муниципалитетах. Это плохо. Не зная, кто именно поможет решить проблемы, человек может растеряться, а потом и вовсе уехать назад. Учитывая, что на программу предполагается потратить не такие уж маленькие деньги – 45 млн руб., в том числе 19 млн краевых, такие вещи стоило бы прописывать чётче.

Непонятно и другое. Эта краевая программа разработана как подпрограмма в краевой социальной программе, рассчитанной… до 2016-го года. Между тем краевая программа по переселению будет действовать до 2017-го включительно, когда социальная уже завершится. Откуда в таком случае разработчики собираются брать средства? Нигде ссылок на федеральную подпрограмму по вопросам содействия добровольному переселению соотечественников я не нашел.

Чтобы этот проект не провалился, краевым властям следует предоставить переселенцам хорошие бонусы. У людей должны быть гарантии, что они не останутся без жилья, без работы, что их дети получат места в детсадах и школах, им помогут по специальным правилам поступать в вузы на бюджетные места. В этом отношении краевая программа составлена чётче, нежели аналогичная федеральная. Там я среди возможных рисков обнаружил непонятные мне опасения, что у переселенцев может социальных бонусов оказаться больше, чем у коренного населения. Но ведь в период переезда так и должно быть. Иначе люди не смогут закрепиться и адаптироваться!

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество