Примерное время чтения: 8 минут
210

Утопаем в пластике. Ингушский активист рассказал о спасении экологии СКФО

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. АиФ-СК 22/12/2021
Сортировкой мусора занимаются специализированные предприятия, а нужно, чтобы это делал каждый.
Сортировкой мусора занимаются специализированные предприятия, а нужно, чтобы это делал каждый. Министерство ЖКХ Ставропольского края

Год назад Адам Калиматов инициировал создание Всероссийского общественного движения волонтёров-экологов, а позднее возглавил его. В интервью «АиФ-СК» он рассказал о работе организации и о том, как спасти Кавказ от экологической катастрофы.

Хватал змей руками

Ислам Текеев, «АиФ-СК»: Адам, кто воспитал в тебе любовь к природе и пробудил желание беречь её?

Адам Калиматов: Мой отец. Он много лет проработал лесником, часто брал меня с собой в рейды. Рассказывал о разных породах деревьев, о том, какие растения и ягоды в лесу можно есть, если придётся выживать одному.

Я с удовольствием изучал разных мелких зверушек, включая мышей и белок. Однажды, собирая хворост, заметил красивую коричневую змею с пятнышками. Схватил её и прибежал к отцу. До сих пор удивляюсь, как она меня не укусила - громко шипела.

Каждое лето я весь был покрыт ссадинами и ушибами. Как-то случайно прошёл по углям и прожёг стопы до костей.

- Как на твоё отношение к природе повлияла экологическая обстановка в твоём родном городе Сунжа?

- Через город протекает река Сунжа - единственная полноводная в Ингушетии. Мы с ребятами купались в ней, когда я ещё не ходил в школу. Со временем она мелела. Мусора в воде и на берегах становилось всё больше. Сначала это были картон и бумага, а потом их постепенно вытеснил пластик. Взрослые запрещали мне и другим детям нырять в Сунжу, опасаясь за нас. Уже тогда я задумывался о том, что происходит с нашей речкой.

- Когда ты начал проводить свои первые экологические акции и что это было?

- Ещё в школе. Когда учился в пятом классе, мы создали в школе своё правительство, меня выбрали министром экологии и охраны окружающей среды. Был им до десятого класса.

Мы ежегодно очищали от мусора высохший городской пруд площадью почти два гектара. Каждую весну сажали на приусадебных участках деревья, ездили и на акции по восстановлению леса. Приводили в порядок берега Сунжи. Часто беседовали с младшими учениками, учили их бережному отношению к окружающей среде.

- Сверстники и учителя поддерживали твои инициативы?

- Наш классный руководитель Тамара Муссаевна всегда поддерживала наши идеи, помогала их реализовать. А сверстники знали, что я по-хорошему «повёрнут» на экологии, поэтому мои идеи воспринимали с пониманием.

Конечно, среди мальчишек было сложнее находить последователей, а вот девочки с удовольствием присоединялись к экологическим акциям. В нашей инициативной группе тогда было не менее 15 постоянных активистов. Я с ними до сих пор общаюсь, хотя многие уже обзавелись семьями и стали родителями.

- Какую профессию ты выбрал?

- Я поступил на юридический факультет Российского государственного университета правосудия. Профессию юриста выбрал не зря. Знание правовых основ государства сейчас помогает мне максимально эффективно защищать природные ресурсы от необдуманного использования и загрязнения.

Позвали на помощь имамов

- Что тебя подтолкнуло к мысли о том, что одних акций недостаточно, нужно заниматься ещё и экопросвещением?

- Мы с друзьями убирали свалки на берегах рек Сунжи и Ассы, но спустя неделю отходов становилось ещё больше. Мы поняли, что занимаемся последствиями, а надо устранять причину появления проблемы, то есть заниматься экопросвещением.

- С чего начал?

- В 2018 году мы создали экологический центр «Зелёный полумесяц». Беседовали со школьниками и студентами. Старались приводить понятные примеры. Объясняли, что если 100 тыс. человек оставят на земле по обёртке от конфеты, то масса этого мусора составит несколько сотен килограммов. Ведь свалки так и появляются.

- Как родилась идея привлекать к экологическим урокам имамов?

- На пятничные проповеди к имамам в Ингушетии каждую неделю приходят около 60 тыс. человек. У каждого прихожанина есть знакомые и семья, поэтому размер аудитории, на которую работают имамы, увеличивается кратно. Исходя из этих расчётов, мы и решили задействовать духовенство.

Встретились с муфтием республики и договорились о сотрудничестве. Поделились информацией об уничтожении животного мира, загрязнении воды и незаконной вырубке в республике. Предложили на примере самых громких уголовных дел рассказывать, что вредить окружающей среде запрещают не только российские законы, но и нормы ислама.

- Удалось ли добиться эффекта от экологических проповедей?

- После этой акции мы реально увидели, как серьёзно сократилось количество мусора на природе. Вообще в последнее время уровень экологического сознания в республике заметно вырос. Мои земляки стали задумываться, стоит ли выбрасывать на землю грязную салфетку или другой мусор.

- Чем сейчас занимается экоцентр?

- Полгода назад мы его перепрофилировали. Теперь это центр профессиональной подготовки и повышения квалификации для педагогов и специалистов, которые работают по направлению «экологическое просвещение». Разрабатываем для них учебный курс, скоро получим лицензию.

Производитель должен платить

- Ты с 2020 года руководишь Всероссийским общественным движением волонтёров-экологов. Чем занимается эта организация, сколько регионов она уже охватила?

- Она нацелена на развитие экологического волонтёрства и общественно-экологический мониторинг. У нас уже 50 региональных отделений и около 5 тыс. сторонников. 35 наших координаторов прошли полугодичное обучение по специальности «экологический тренер».

Наши волонтёры участвуют в общественных рейдах и федеральных экологических проектах, включая проекты «Вода России» и «Сохраним лес».

Закупили специальное оборудование для анализа выбросов в атмосферу и гидросферу, а также беспилотники для выявления незаконных стоков в реку. Передаём его региональным координаторам.

В следующем году запустим информационную платформу VOLECO ID, которая объединит эколовонтёров и некоммерческие организации со всего мира. Они смогут создавать на этой площадке личные кабинеты, петиции, краудфандинговые компании для сбора средств на экологические проекты и акции. Будем публиковать там полезную информацию о конкурсах, премиях и стажировках.

- В прошлом году твой проект «Школа ресайклинга» победил в конкурсе National Geographic «Я берегу планету». Что из себя представляет?

- Мы хотели сформировать у нашей молодёжи мысль, что пластик - это не мусор, а сырьё, которое ещё не раз можно и нужно использовать. А проект позволяет без дорогостоящего оборудования создать небольшую локальную мастерскую по переработке пластика. Несколько таких мастерских уже есть в Ингушетии. Следующую планируем открыть в 2022 году в Грозном. Уже подобрали для неё руководителя.

- Насколько актуальна сейчас для твоей родной Ингушетии и всего Северного Кавказа проблема переработки использованного пластика?

- Кавказ буквально утопает в пластике. Он у нас используется везде. При его транспортировке экологии наносится двойной ущерб, а для производства пол-литровой бутылки с водой затрачивается в три раза больше этого ресурса.

Нужно, чтобы производители заранее оплачивали переработку каждой пластиковой бутылочки, которую выпускают. Эта схема называется «расширенная ответственность производителя», она работает во многих странах мира. Если её начнут использовать в России, производители будут сами заинтересованы в создании системы ресайклинга отходов.

- Какие другие экологические проблемы Северного Кавказа предстоит решить в первую очередь?

- Одна из главных экологических проблем Кавказа - загрязнение рек. Наши регионы нуждаются в очистных сооружениях. Решать эту проблему нужно как можно быстрее, так как городские канализации не справляются с объёмами стоков из-за увеличения населения в городах. Но реконструировать и построить очистные сооружения недостаточно, нужно ещё их поддерживать в рабочем состоянии.

Вдобавок большинство наших рек протекает через несколько регионов. Одни чересчур активно используют воду для орошения и других целей, что приводит к дефициту в остальных регионах.

Серьёзные опасения вызывает и незаконная вырубка лесов, которые работают как кислородные станции и предотвращают эрозию почвы. Бесконтрольное уничтожение деревьев грозит нашему региону страшными экологическими последствиями.

Наша организация ранее предложила использовать государственно-частное партнёрство в лесоохране. Можно отдать частным предприятиям отдельные участки леса для охраны, платить им долю от уплаченных нарушителями штрафов.

Важно использовать и современные технологии - дроны с тепловизорами и звуковые ловушки для отслеживания чёрных лесорубов. Чтобы лесники работали лучше, их стоило бы оснастить камерами наблюдения, видеорегистраторами и GPS-трекерами.

В ближайшее время я войду в экспертный совет при комитете Госдумы по экологии. Буду предлагать эти меры для использования хотя бы в отдельных регионах.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах