aif.ru counter
15.11.2018 10:54
266

«Изменить сознание». Эколог о том, как спасти будущее нашей планеты

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-СК №46 14/11/2018
Владимир Кожевников в Ботаническом саду.
Владимир Кожевников в Ботаническом саду. © / Марина Тимченко / АиФ

Кто мешает поставить барьер?

Марина Тимченко, «АиФ-СК»: В последнее время какой-то экобум: сажают деревья, убирают свалки. Что происходит? Сознание людей изменилось?

Владимир Кожевников: Деревьев, действительно, стали больше сажать. И частные лица, и организации. Знаю коммерсантов, которые, открывая новый объект, обязательно высаживают рядом саженцы. Раньше это тоже обязаны были делать, зелёные насаждения закладывались в проект, но органы власти не всегда проявляли достаточную требовательность в этом вопросе.

– С конца прошлого года активно обсуждается закон о зелёных щитах. А что он меняет? Ведь деревья в парках и скверах и до этого нельзя было вырубать?

– Дополнительная степень защиты. Это как ещё один барьер при беге с препятствиями. Возможно, в какой-то момент тот, кто решил помахать топором, остановится, так и не добравшись до цели.

В Ставрополе кадастровые номера зелёных массивов, включённых в зелёный щит, определены. Но на публичной кадастровой карте до сих пор не отмечены. Министерство природных ресурсов края и администрация города тормозят процесс.

– Почему? Как вообще формировался зелёный пояс в Ставрополе?

– Определили участки, передали сведения в краевую общественную палату. На публичных слушаниях с участием всех заинтересованных сторон перечень объектов обсудили. После этого список рассмотрели в краевой думе, выслушали мнения специалистов, представителей минприроды и горадминистрации. Приняли соответствующее постановление. В течение следующих 180 дней минприроды и администрация Ставрополя обязаны были принять решения по внесению этих объектов в зелёный щит.

Но уже прошло больше 200 дней и – ничего. Пока только обещания ускорить процесс.

– А как идёт процесс на Кавминводах? Там ведь тоже создаётся зеленый щит?

– Там ситуация ещё хуже. Наша рабочая группа совместно с природоохранной прокуратурой рассматривает все кадастровые номера, которые, по нашему мнению, должны быть включены в зелёный пояс. Он охватывает несколько городов, и площадь гораздо больше, чем в Ставрополе, – свыше 10 тысяч га.

Идут суды, инициированные природоохранной прокуратурой. Они и раньше были, но сейчас, в связи с созданием зелёного щита, активизировались.

Думаю, к весне следующего года сформируем перечень объектов и передадим в общественную палату, чтобы она инициировала общественные слушания.

Не пересчитать

– Сколько всего деревьев человеку нужно для счастья? Чтобы не было недостатка в кислороде. Существует ли какой-то норматив?

– Да, есть такой норматив, и в Ставрополе он выдерживается. Но это отнюдь не достижение сегодняшнего руководства. Люди высаживали эти деревья десятки и сотни лет назад. Большая часть наших лесов, кстати, искусственного происхождения, посажена предыдущими поколениями.

А вот на Кавминводах до норматива далеко. Там слишком высокая плотность населения. Особенно сейчас, когда в соответствии с действующими законами ограничений для миграции нет. За последние 10-15 лет численность жителей КМВ официально увеличилась вдвое, а реально, я думаю, втрое.

– А количество деревьев в крае кто-нибудь считал?

– Есть такая процедура, как таксация, это описание имеющихся лесов. Специалисты определяют их породный и возрастной состав, состояние и т.д. По сути, это биологическая инвентаризация.

Но, к сожалению, сегодня кадровые и материально-технические ресурсы наших лесничеств оставляют желать лучшего. Провести полноценную таксацию абсолютно невозможно.

– В одном из своих интервью вы говорили, что одно дерево обеспечивает кислородом четырёх человек.

– Оборот воздуха в природе – процесс глобальный. Мы дышим кислородом, который образовался в Европе. Нашим кислородом дышит Казахстан. Считаю, что каждый должен посадить несколько деревьев. Если мы будем заботиться о создании жизненной среды, всё будет нормально. А если не будем, то наступит переломный момент, и природа не сможет восстановиться.

Кувшинки – круглый год

– Ботанический сад – один из самых больших зелёных массивов Ставрополя. Вы стали его директором 22 года назад. Многие считают, работать здесь – сплошное удовольствие. Мечтали об этом?

– Не могу сказать, что мечтал. Но ботанические сады полюбил задолго до того, как пришёл сюда работать. После института ушёл в армию, отправили в Тбилиси. Большая часть армейских фото – из Тбилисского ботанического сада, там проводил практически все свои увольнительные. Позже побывал и в остальных ботанических садах юга России.

– У вас 14 коллекций. Это много или мало?

– Коллекции можно считать по-разному. Это не столь важно. Но наш сад – один из крупнейших в стране. На юге только ростовский по площади сопоставим – 140 га. Размеры большинства садов, как правило, на порядок меньше. Даже знаменитый сочинский дендрарий – всего 50 га, то есть почти в 3 раза меньше, чем наш.

У нас около 5,5 тысячи видов местной и интродуцированной (выращенной за пределами естественной среды обитания. – Ред.) флоры. Для сравнения: во всем Ставропольском крае насчитывается 2,4 тысячи видов деревьев и кустарников.

В коллекции тропических растений у нас находится тысяча единиц тропической и субтропической флоры. Необходимый температурный режим в теплицах поддерживаем с помощью собственной котельной. Отопительный сезон в городе начинается в середине октября, а мы топим уже в сентябре. Надо, чтобы было не меньше 15 градусов. Тропические кувшинки в бассейне цветут круглый год. 

Чернозём под застройку

– Сейчас вы защищаете лесные насаждения по всему краю. Но несколько лет назад сам ботанический сад был под угрозой. Налоговики выставили учреждению огромный счёт и чуть не пустили с молотка. Что это было за недоразумение?

– С тех пор прошло уже восемь лет. Уверен, что это недоразумение было инициировано. Нас официально проинформировали о том, что мы не являемся объектом налогообложения. А через три года после этого, за пять дней до истечения срока предъявления претензий, направили к нам выездную проверку, которая и выявила наше «нарушение» по неуплате земельного налога в огромной сумме. Пять лет в судах мы доказывали свою невиновность. За ошибку никто перед нами так и не извинился.

– А что с заказником уникальных ставропольских чернозёмов? Они к ботаническому саду хоть и не относятся, но находятся ведь где-то рядом?

– Заказник «Ставропольский чернозём» – на границе ботанического сада, на территории аэродрома ДОСААФ. Думаю, большая часть его уже застроена.

Я знал изначальные границы заказника. Чтобы защитить «Ставропольский чернозём», предлагал высадить по периметру краснокнижное растение – лещину древовидную. Совершенно бесплатно. Но мне прислали письмо, дескать, спасибо, не надо.

Потом в генеральный план развития Ставрополя внесли изменения, границу передвинули, часть земли застроили. Через некоторое время граница снова переместилась.

Но карту можно как угодно черкать, а сам чернозем-то в реальности не перенесёшь.

Неподвижны лишь мёртвые

– Человек часто действует бездумно, в ущерб природе. Может, катаклизмы, о которых мы всё чаще слышим в последнее время, – ответ природы на наши действия? Европу то льдом засыплет, то затопит. В Гренландии – песчаные бури.

– Представляю, что писали бы средства массовой информации во время извержения Везувия, если бы они тогда существовали.

Природные катаклизмы были всегда. Ведь мы живём на живой планете. Когда она умрёт, остынет, тогда и катаклизмы прекратятся.

Но влияние человека однозначно существует, и оно увеличивается. Наверняка, то количество газов, которое мы выбрасываем в атмосферу, загрязнения, которыми отравляем окружающую среду, создаваемый всевозможными станциями электромагнитный фон – всё это  бесследно не пройдёт.

Но ещё прискорбнее, что люди не только с природой не могут поладить, но и друг с другом. Мы должны бы направлять свои силы и энергию на создание комфортной среды. Однако расходуем огромные деньги на военные нужды, на уничтожение человека человеком.

Военные действия приводят к убийству десятков, сотен, тысяч людей, и это страшно. Ни одно животное не убивает массово своих сородичей. Если лев нападает на другое животное, то только потому, что ему хочется есть. А люди убивают друг друга по экономическим и политическим мотивам.

Учёные должны работать над продлением жизни человека, над повышением её качества, а не над созданием более мощных бомб и новых видов вооружений.

Сознание человека должно измениться. Иначе человек не достоин высокого звания, которое носит.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество