aif.ru counter
52

Беженцы из чечни могут лишиться даже временного жилья

АиФ-СК №7 16/02/2011

 Формально эти люди не бомжи. У них есть регистрация, есть, пусть и подгнившая, крыша над головой. Нет главного – настоящего дома.Речь – о вынужденных переселенцах, беженцах из Чечни.Отстроенный почти заново Грозный – это уже не для них. Государство отмахнулось подачками – компенсациями в 100 тысяч рублей, на которые даже собачью будку не купить. А в Ставрополе, где они добросовестно работают на Минобороны, им унизительно предоставили для проживания «Комнату школьника». Впрочем, и этого, с позволения сказать, жилья они могут лишиться.

И так сойдет?

Для 50-летнего Андрея Приходько комната с ободранными полами – единственное место проживания вот уже 15 лет. В январе 95-го, после печально знаменитого штурма Грозного, они с мамой вынуждены были бросить 2-комнатную квартиру в столице Чечни. Бежали на Ставрополье – к единственной родственнице, тете Андрея Георгиевича из Рыздвяного. Но обосноваться там не смогли – квартирка крошечная, 1-комнатная, втроем в ней тесно. В Ставрополе единственной зацепкой стала работа в ДУ №2 «Ставропольской КЭЧ района». Андрею, специалисту с высшим образованием, выбирать не приходилось: устроился слесарем-сантехником, чтобы получить пусть плохонькое, но жилье. О квартире речь не шла – комнату дали в нежилом помещении, принадлежащем Минобороны. Тогда, в середине 90-х, Приходько были рады даже убогой клетушке с выщербленными полами, общему коридорному туалету и холодной воде. То, что под полами подвал, а потому стоит сырость и отвратительный запах, считали мелочью. У матери и ее взрослого сына теплилась надежда на лучшее. Тем более что Андрей – воин-«афганец», ветеран боевых действий, и по закону ему положено жилье. Вот только власти не спешили помочь человеку, выполнившему свой интернациональный долг.

Мама, не выдержав свалившихся на нее испытаний, умерла в 99-м, Андрей, как вынужденный переселенец, спустя пять лет получил право на компенсацию. Эти 100 тысяч так и лежат на счете «мертвым грузом». Теоретически Приходько мог бы купить на них хату в отдаленном хуторе, но, в условиях почти тотальной сельской безработицы, этот шаг для него нереален. Да и почему, собственно, человек, выполнивший свой долг перед Родиной в Афганистане, лишившийся благоустроенного жилья не по своей вине, отпахавший на государство немало лет, должен чем-то жертвовать?!

Куда податься?

В октябре прошлого года начальником Ставропольского гарнизона В. Зарумным был утвержден список распределения квартир в служебном доме в Ставрополе, на ул. Ленина, 328, в котором значится и А. Приходько. А теперь представьте себе потрясение настрадавшегося по жизни «афганца», когда он узнал, что квартира занята многодетным офицером, которого, в свою очередь, не торопятся переселять в давно обещанную трешку!

Командиры медлят, а в это время приходит известие, что даже трущобы, где сейчас проживает Приходько, он может лишиться. Андрею Георгиевичу уже вручили уведомление о сокращении штатов в «Ставропольской КЭЧ района»– в связи с реорганизацией КЭЧ по всей стране. Вот он теперь и опасается, что, лишившись работы, потеряет и право на квартиру. Что остается? Только изматывающая переписка с властями.

«Но военный прокурор Ставропольского гарнизона никаких нарушений закона не усмотрел, – ровным голосом уставшего от передряг человека рассказывает Андрей Георгиевич. – А из ответа этого же прокурора усматривается, что ему вдруг стало известно о существовании приказа Минобороны РФ от 30.09.10 г. №1297, и я уже не могу рассчитывать на то, что мне будет предоставлена квартира по договору социального найма. При этом внимания на стаж моей беспрерывной работы в организации Минобороны РФ прокурор не обратил. Так он «поздравил» меня с Новым годом…».

Здесь нужно пояснить вот что. Долгие годы в стране действовал приказ Минобороны №80, в соответствии с которым гражданскому персоналу КЭЧ полагалось служебное жилье. Все это время Приходько был первым в очереди в своем ДУ. Вот только 30 сентября прошлого года этот приказ был отменен. Если в ближайшее время обещанная однушка не освободится, Приходько остается уповать только на суд.

Еще печальней история соседки Приходько Елены Комовой. Как и Андрей Георгиевич, Елена в 95-м бежала из полыхавшего Грозного с мужем и тремя сыновьями. 3-комнатная квартира была брошена.

– Я, бухгалтер с высшим образованием, вынуждена была восемь лет работать дворником в КЭЧ, чтобы получить вот эту конуру, – печально рассказывает женщина. Сейчас она живет одна, и, хотя числится в жилищной очереди, мало надеется на «милость» властей.

Муж из семьи ушел – не выдержал бытовых тягот. Старший сын Андрей частично решил квартирный вопрос после женитьбы – живет сейчас с женой и двумя детьми в Михайловске. Средний, Алексей, ютится в общежитии. Но больше всего душа многодетной матери болит за младшего, Александра. Сейчас Саша в армии. В лучшем случае, из казармы парень вернется в трущобу с сырыми полами…

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах