aif.ru counter
28.04.2018 10:28
Анатолий Берштейн
125

«Больше, чем розыск». Ставрополец годами ищет без вести пропавших на войне

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ-СК №17 25/04/2018
Кто-то ищет артефакты, а кто-то работает в архивах, добывая сведения о погибших бойцах.
Кто-то ищет артефакты, а кто-то работает в архивах, добывая сведения о погибших бойцах. © / Пресс-служба губернатора СК

В школьном возрасте, рассматривая старинные фотографии  родственников, Саша часто интересовался у бабушки судьбами своих предков. Этот неподдельный интерес к истории и стал основой его поисковых изысканий. Восстанавливать историческую справедливость Александр Паненко из Изобильного помогает уже много лет.

Как подобрать ключи?

Анатолий Берштейн, «АиФ-СК»: Александр, с чего началась ваша поисковая работа? Это связано с личными обстоятельствами?

Александр Паненко: Можно сказать и так. До Октябрьской революции наша казачья семья жила на Кубани в станице Величковской. Мои предки служили в Кубанском казачьем войске, прапрадед Артем Паненко награждён медалью «За турецкий поход». В конце 20-х годов прошлого века семья из-за большевистской политики расказачивания покинула родные места и переселилась на Ставрополье.

У бабушки сохранились фотографии её отца, который воевал  на Турецком фронте в Первую мировую войну, в одном полку с полным георгиевским кавалером Иосифом Апанасенко, уроженцем Ставропольской губернии. Бережно хранятся и фотоснимки родного брата моего дедушки, пропавшего без вести в годы Великой Отечественной войны. Уже после окончания института в 1993 году, получив диплом учителя истории, я приступил к его поиску. С тех пор и занимаюсь поисковой работой.

– Разыскивать информацию о тех, кто не вернулся с полей сражений, сгинул в концлагерях, для кого последним прибежищем стала братская могила, наверное, так же трудно, как иголку в стоге сена?

– Конечно, нелегко. Но я ещё в первые годы исследований осознал, насколько важно этим заниматься. Пафосно, конечно, прозвучит, но мы, живущие, в неоплатном долгу перед павшими, перед теми, кто отстоял наше Отечество.

Розыск – это, как правило, долгий процесс: запросы в архивы, в Министерство обороны РФ. С появлением Интернета возможности значительно расширились. Наладил контакты с поисковыми отрядами, с такими же, как я, неравнодушными одиночками-поисковиками не только в нашей стране, но и в Белоруссии,  Германии, на Украине. Веду переписку, обмениваюсь информацией – на это уходит всё моё свободное время.

К сожалению, о судьбах многих бойцов и командиров Красной Армии до сих пор ничего не известно. До сих пор пленные официально числятся пропавшими без вести, и их родственники о них ничего не знают. Информацию о некоторых из тех, кто не вернулся с войны, но чьи судьбы стали мне известны, я публикую в газетах Ставрополья, КБР, Чеченской Республики, Ростовской области. Люди узнают о датах гибели в плену и местах захоронения своих родных. Мне поступает много телефонных звонков, писем, приезжают родственники павших воинов из разных регионов страны. Эти встречи невозможно описать и забыть, столько было переживаний и эмоций!

Что противопоставить блокбастеру?

– Помогают ли вам поисковые отряды? У них ведь больше возможностей, они выезжают на места боев, находят останки погибших.

– Если о павшем солдате или офицере  становится известно, что он родом с Северного Кавказа, мне поступает такое сообщение, и я начинаю  искать его родственников. В августе прошлого года в Брянской области  нашли останки бойца, у которого обнаружили медальон и медаль «За боевые заслуги». Имя награждённого установили по документам Российского государственного военного архива: Фёдор Дмитриевич Боев, уроженец г. Ворошиловска (так раньше назывался Ставрополь. – Ред.), до войны проживал с семьёй в Брянской области. Там же поисковики обнаружили захоронение пяти советских воинов и среди них останки красноармейца  Ивана Селивёрстовича Зибарова, родом из села Кугута Петровского района Ставрополья.

– Ведёте ли счёт землякам, которых удалось разыскать?

– Нет, мне важнее, что сократилось число безвестных уроженцев Северного Кавказа, не вернувшихся с войны. Особенно горд тем, что немало земляков, попавших в плен, не мирились со своим положением, устраивали побеги из концлагерей, оказывали всяческое сопротивление врагу. Замечу: сегодня розыск павших солдат больше, чем розыск. Это неотъемлемая часть военно-патриотического воспитания подростков и молодёжи. Для многих из них любовь к Родине не пустой звук. Одна только общероссийская акция «Бессмертный полк» чего стоит.

Меня часто приглашают в учебные заведения нашего города, в библиотеки для бесед со школьниками. Охотно рассказываю им о своих поисках, героизме советских солдат и офицеров, опровергаю попытки исказить историю Второй мировой войны, принизить решающую роль СССР в разгроме фашизма.

Некоторые ребята на встречах рассказывают о своих прадедах, прошедших войну. Увы, сейчас детей непросто привлечь к поисковому процессу, гаджеты отвлекает от живого общения, учебного процесса, хотя в поисковых отрядах немало подростков.

Еще один фактор, который негативно влияет на неокрепшее сознание нынешней молодёжи:  голливудские блокбастеры о войне,  где сюжеты зачастую не соответствуют реалиям. И хорошо, что им в противовес начали снимать фильмы, посвящённые героизму наших воинов во время Великой Отечественной войны: «Брестская крепость»,  «28 панфиловцев»,  «Сталинград», «Битва за Севастополь». Примеров мужества в отечественной истории очень много

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество