Примерное время чтения: 7 минут
247

Сражаются во снах. Как бойцы СВО возвращаются к мирной жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. Жильё в розыске 21/02/2024
Волонтёры - частые гости в военных госпиталях. Они радуют раненых бойцов сладостями и помогают им восстанавливать документы.
Волонтёры - частые гости в военных госпиталях. Они радуют раненых бойцов сладостями и помогают им восстанавливать документы. / Скриншот из видео / пресс-служба Минобороны РФ

23 февраля страна отметит День защитника Отечества, а 24 февраля – вторую годовщину начала специальной военной операции. Российские воины штурмуют укрепы противника, отвоёвывая каждую пядь земли, находят и уничтожают позиции врага с земли и воздуха, эвакуируют раненых с поля боя. Что ждёт воинов вдали от линии соприкосновения и кто на Ставрополье помогает им вернуться к мирной жизни – в материале «АиФ-СК».

Наёмник кинул гранату

Десантник с позывным Дирижёр недавно вернулся из зоны спецоперации. Он приехал не в отпуск. Впереди его ждёт реабилитация после серьёзного ранения.

По его словам, путь раненого в тыл начинается с эвакуации, которая может закончиться гибелью всей команды, поэтому иногда её откладывают до более удобного момента. Проводят обычно в тёмное время суток, чтобы скрыться от вражеских «птичек» – квадрокоптеров. Дирижёр пробирался с командиром по ночным степям, пока его не забрали медики и не отправили в госпиталь недалеко от зоны боевых действий. Он попал на перевалочный пункт, а потом его эвакуировали уже вертолётом.

Роковое ранение он получил, когда рядом взорвалась граната, брошенная польским наёмником. Враги ворвались на позиции его отряда, завязался бой. Пострадал только Дирижёр.

«Осколки попали в голову, глаза и руки, «лопнули» обе барабанные перепонки, – вспоминает парень. – Сильного кровотечения не было, поэтому считал, что остаюсь боеспособной единицей. Но спустя сутки меня отправили лечиться».

Тяжело возвращаться

Во время частичной мобилизации осенью 2022 года ставрополец сам пришёл за повесткой в военкомат, и его, ветерана боевых действий и бывшего контрактника, отправили в «крылатые» войска. Жена скрепя сердце смирилась. Выбор младшего сына поддержал и отец - старший на тот момент уже бил врага на одном из важных направлений.

«Родина нуждается в нас. Каждый день думаю о возвращении в строй – там у нас много незаконченных дел, – говорит Дирижёр. – Как только ночью закрываю глаза, прокручиваю в голове события того дня. Мог бы я поступить по-другому? А если бы я стоял в другом месте, кто-то из нас остался бы в живых?».

Эффект, когда психика снова и снова воспроизводит травмирующие события, врачи-психиатры называют флешбеками. Это удел едва ли не всех, кто прошёл через боевые действия. О нём часто говорят в контексте посттравматического стрессового расстройства.

Медикам так и не удалось достать из тела бойца все осколки натовской гранаты. Часть из них оставили в голове, поскольку они расположены слишком близко к глазам. Да и контузия не прошла бесследно - появились неврологические нарушения.

«Самое тяжёлое – возвращаться к мирной жизни, – признаётся Дирижёр. – Здесь праздники, салюты и фейерверки, а ребята там проливают кровь ради спокойствия наших граждан. Я сторонюсь общения с людьми, можно сказать ушёл в себя, потому что стал слишком вспыльчивым и остро реагирую на многие события. Справляюсь со всем этим только благодаря поддержке жены и лекарствам».


Точка зрения

Руководитель группы по сбору и доставке гуманитарной помощи, заместитель атамана «Городской казачьей общины» Станислав Козлитин:

«Большая часть ребят приезжает в госпиталь в трусах и одеяле. Это не связано с каким-то упущением. После ранений их одежда часто бывает повреждена и в процессе оказания помощи её срезают. 90% бойцов поступают без документов. Хорошо, если у кого-то в телефоне сохранились фото паспорта. Чаще всего ничего не осталось, и волонтёры помогают их восстановить.

Чем ближе госпиталь к линии боевого соприкосновения, тем острей нужда в медикаментах и расходниках. Там, куда поступает большой поток раненых, постельное бельё используют одноразово, и оно быстро уходит в утиль. Бельё и одежда для ребят всегда нужны в госпиталях. Добрые люди рады помочь и продуктами, и медикаментами, если потребуется. А ещё всегда передают «вкусняшки» бойцам, потому что хотят их порадовать, пока те восстанавливаются после ранений.

Волонтёрское движение – это отклик, а не корпоративный подход. Люди видят, что солдат в чём-то нуждается, и готовы объединяться в стремлении ему помочь. Если система – механизм, то народ – сердце. Бойцы это чувствуют».


Комментарий

Руководитель ставропольского филиала фонда «Защитники Отечества» Оксана Романенко:

«Фонд создан для работы с демобилизованными ветеранами боевых действий, их близкими и семьями погибших бойцов, но 80% обращений к нам поступает от действующих военнослужащих.

К примеру, если ребята приписаны к части, которая находится в другом регионе, помогаем им пройти лечение по месту жительства. О такой возможности знают немногие бойцы. Также нередко возникают проблемы из-за отсутствия полиса медицинского страхования. Планируется, что будет заключён договор между  Министерством здравоохранения РФ и Министерством обороны об оказании медицинских услуг действующим военнослужащим, чтобы они могли обращаться в гражданские лечебные учреждения к узким специалистам и получать срочную медпомощь.

Сейчас на учёте в ставропольском филиале фонда стоят 88 ребят с инвалидностью. 33 человека из них ещё не уволены со службы: они или в отпуске по состоянию здоровья, или работают в военных комиссариатах края.

С демобилизованными ветеранами боевых действий вопросов меньше. Они получают услуги гражданского здравоохранения. Мы оперативно разрабатываем для них маршруты реабилитации в краевой реабилитационный центр Ставрополя, в госпиталь ветеранов войн в Горячеводске, в другие отделения реабилитации края и федеральные центры. Также работаем с частными медорганизациями. Первичные протезы делает Министерство обороны РФ, однако со временем их нужно обновлять или менять. Бывали случаи реампутации, когда бойцам приходилось повторно формировать культю и заново подгонять под неё протез. В краевой столице есть несколько центров, где ветераны могут пройти реабилитацию после протезирования или получить новый протез.

Ещё одна важная миссия государственного фонда «Защитники Отечества» – психологическая помощь.

Наши подопечные – это молодые, перспективные и талантливые ребята. Чтобы наши защитники после возвращения не уходили в алкогольную и другие виды зависимости, нам нужно показать им, что жизнь продолжается. Поэтому так важны не только медицинская, но и психотерапевтическая реабилитация бойцов. Кроме того, специалисты фонда и медики оказывают поддержку в этом вопросе также семьям военнослужащих. Сейчас наши усилия направлены на работу с тревожностью их детей».


Мнение эксперта

Директор клиники пограничных состояний и завкафедрой психотерапии и медицинской психологии СтГМУ Игорь Боев:

«Для всех участников боевых действий характерны острые психические реакции на ситуации, которые нарушают принципы справедливости. Они предпочитают личное и прямое решение вопросов, иногда используют давление. Ветераны убеждены в собственной правоте, которая подтверждается тем, что они выжили в сложных боевых условиях.

Часто близкие люди пытаются спорить с участниками боевых действий, что вызывает сильное раздражение. «Если бы вы там побывали, то согласились бы с моей позицией» – это пример рассуждения бойца. Их переживания вызваны сочетанием острого и хронического боевого стресса, что сопровождается целым каскадом биохимических нарушений в мозге, формированием аномального или патологического нейрометаболизма мозга.

Ветераны полностью «загружены» психологическими и психическими переживаниями. Если в это время с ними пытаются заниматься психотерапевт или клинический психолог, то слова как бы не доходят до их сознания. Ими владеют пережитые боевые ситуации, когда многократно прокручиваются одни и те же психотравмирующие события в мозге, с попыткой видоизменить всё, что произошло. Например, что было бы, если бы друзья остались живы, а он погиб. Или возникают иные более радужные картины, когда все остались живы.

Именно поэтому участники боевых действий в начале нуждаются в медикаментозном лечении, когда восстанавливается биохимия мозга. Это приводит в норму нейрометаболизм, и острота психических переживаний «уходит». Если не провести адекватную психофармакотерапию, то сохраняется высокий риск конфликтов, агрессии или самобичевания с суицидальными мыслями, больные могут прекратить лечение и пристраститься к алкоголю.

На пятый-шестой день лечения требуется привлечь к работе психотерапевтов и психологов, чтобы они подключили к реабилитации методы коррекции переживаний и поведения.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах