aif.ru counter
886

На биржу труда – только за пособиями? Безработица в СКФО бьёт рекорды

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ-СК 22/07/2020 Сюжет Коронавирус на Северном Кавказе. Главное
Некоторые работодатели ищут сотрудников по-старинке – с помощью объявлений.
Некоторые работодатели ищут сотрудников по-старинке – с помощью объявлений. © / Светлана Болотникова / АиФ

На Северном Кавказе и до пандемии коронавируса был избыток рабочей силы, а когда половина предприятий закрылась из-за ограничительных мер, не у дел осталось небывалое количество жителей региона. В ситуации разбирался «АиФ-СК».

Хуже кризиса 2010 года

Средний уровень безработицы в СКФО на конец июня, по данным полпредства, достиг 12% при среднероссийском уровне 5%. Показатели между регионами округа колеблются от 18% в Чечне до 4,2% в Ставропольском крае.

До пандемии ситуация на ставропольском рынке труда была стабильной. Уровень безработицы – около 0,8%. С января до 15 июля 2019-го работодатели заявили 120 тысяч вакансий, 60% соискателей, обратившихся за помощью за это же время, были трудоустроены.

За первое полугодие этого года – на 50 тысяч вакансий меньше. Подобрать работу удалось лишь 11% соискателей. На 15 июля 2020 года безработными числятся 60 тыс. человек.

«Таких показателей за всё время работы я не встречал, – признаётся замминистра труда и социальной защиты населения края Борис Семеняк. – Даже в 2010 году, во время финансово-экономического кризиса, на учёте ни разу не было одновременно больше 42 тысячи ищущих работу, уровень безработицы не поднимался выше 2,7%».

Быть безработным выгодно

Борис Семеняк объясняет печальные рекорды не только сокращением числа рабочих мест, но и упрощённым порядком регистрации безработных и увеличением размера пособий. Если раньше в центр занятости нужно было приходить лично и приносить документы, то с марта 2020 года безработным разрешили регистрироваться дистанционно – на интернет-портале «Работа в России», заходя на него под учётной записью портала госуслуг. С 1 июля на Ставрополье заявления снова принимаются очно. А до этого система автоматически делала запросы в Пенсионный фонд и другие ведомства, проверяя, действителен ли паспорт, давно ли человек уволен, где работал, сколько получал. Получив ответы, служба занятости принимала решение о выплате пособий. Минимальные пособия для тех, кто давно стоял на учёте, повысились с 1,5 тысячи до 4,5 тысячи рублей. Максимальные пособия в 12130 рублей стали назначать всем, кто был уволен после 1 марта, независимо от их зарплаты и срока работы на последнем месте.

«Что мы в итоге получили? Огромное количество заявлений от недавно уволенных людей. Если раньше они трудоустраивались быстро, не задерживаясь надолго в статусе безработных, то сейчас им невыгодно торопиться, – поясняет замминистра. – Тем более что правительство приняло решение выплачивать по три тысячи рублей на детей безработных. Это простимулировало дополнительный вал обращений».

Ряды официально зарегистрированных безработных пополнили и завершившие свою деятельность индивидуальные предприниматели. Ранее они могли претендовать только на минимальное пособие, а с июля получили право на пособие в 12130 рублей в течение трёх месяцев.

При дистанционной постановке на учёт было неважно, где фактически находится человек, ведь вызывать его центры занятости не имели права, поэтому ставропольцы, выехавшие на заработки, тоже подпортили статистику в крае.

Сейчас служба занятости вернулась к практике вызова безработных, и если соискатель дважды отказывается от предложенной вакансии, его снимают с учёта и лишают пособия.

В Северной Осетии к очному вызову безработных ещё не вернулись. За полгода этот статус получили 14700 человек – столько же, сколько в течение всего прошлого года.

«После того как вышло постановление об увеличении минимального пособия по безработице, к нам повалили желающие встать на учёт, – говорит председатель комитета РСО-Алании по занятости населения Альбина Плаева. – Из-за полутора тысяч рублей с документами никто заморачиваться не хотел. Сейчас пособия увеличили, и  людям стало интереснее оказаться в поле зрения службы занятости».

Кому нужны кадры?

Пока число безработных росло, количество вакансий сокращалось. «Из-за самоизоляции работодатели не сообщали о свободных рабочих местах, – поясняет Альбина Плаева. – Обычно мы располагаем информацией о  1200-1300 вакансиях в месяц, а сейчас у нас за месяц набирается меньше тысячи вакансий».

По её словам, в острейшем дефиците на рынке труда Северной Осетии медицинские работники, что связано с пандемией, и учителя, которых традиционно не хватает в республике.

В Ставропольском крае свободными числятся 20 тысяч рабочих мест. Часть из них – это сезонная занятость в сельском хозяйстве. Около трёх тысяч вакансий – в медицинской сфере, хотя безработных врачей в крае почти не осталось.

Государство пытается стимулировать работодателей, чтобы они трудоустраивали людей и не сокращали персонал. В течение трёх месяцев за каждого принятого безработного власти будут возмещать расходы на зарплату в размере МРОТ и отчисления во внебюджетные фонды с этой суммы. Такая же программа поддержки запускается для предприятий, которые собираются сокращать сотрудников. Кроме того, МРОТ через службу занятости будут получать люди, занятые на общественных работах по благоустройству.

«Надеюсь, что к сентябрю темпы роста безработицы мы замедлим, а к марту следующего года у нас будет вдвое меньше безработных», – предполагает Борис Семеняк.

Молодые, но ценные

Между тем на рынок труда в СКФО этим летом должны выйти более 50 тысяч выпускников вузов и колледжей. В минпросвещения России опасаются, что молодые специалисты из-за высокой конкуренции на рынке труда никому не будут нужны. Однако после окончания колледжей парни обычно уходят в армию, а девушки выходят замуж и в декрет.

«Выпускники таких направлений подготовки, как повара и парикмахеры, уже трудоустроены», – говорит директор Невинномысского индустриального колледжа Роман Дебёлый.

Из выпускников вузов легче всего будет устроиться специалистам в сфере информационных технологий, где работодатели традиционно делают ставку на молодых ребят, полагает начальник одного из отделов минтруда и соцзащиты КБР, в своё время инициировавший создание республиканского Центра содействия занятости молодёжи Руслан Эльмесов.

«В КБР в 8,5 раза выросла безработица, подано около 54 тысяч заявлений на получение статуса безработного, одновременно упал рынок вакансий, предложений  для молодых специалистов мало, – говорит он. –  Мы учим их составлять резюме и даём общие рекомендации. Во-первых, искать работу, несмотря на сложности, как в той сказке про лягушку, которая попала в сосуд с молоком. Во-вторых, соглашаться даже на маленькую зарплату. В-третьих, устраиваться на стажировки и показывать все свои знания, умения и желание работать».


Точка зрения

Руководитель пресс-службы одного из крупнейших порталов по поиску работы Алёна Манохина:

«По отношению к маю число вакансий нашего портала в СКФО выросло на 33%, а по отношению к июню прошлого года – на 86%. Это произошло за счёт увеличения количества предложений для рабочих. Они составляют 36% от всех вакансий в округе на нашем сайте. Видимо, раньше работодатели не искали «синих воротничков» на интернет-ресурсах. Также востребованы  специалисты в области продаж, сельского хозяйства, административный персонал, специалисты в области медицины, фармацевтики, банковской сфере, сфере услуг и информационных технологий.

Активных резюме от соискателей за июнь стало больше на 9%. Чаще всего ищут работу молодые специалисты и специалисты в области продаж, административный персонал, бухгалтеры, управленцы, специалисты в сфере транспорта и логистики, информационных технологий, промышленного производства и сельского хозяйства. Больше всего прирастает количество соискателей в сфере «домашний персонал», а также в областях науки и образования, закупок, туризма, спорта, фитнеса и индустрии красоты».


Комментарий

Экономист,  инициатор создания заводов «Чеченавто» и «Заря Осетии» Тимур Хубаев:

«Проблему безработицы на Северном Кавказе нужно решать системно. Должна быть общая для округа программа занятости населения, которая обеспечит создание до 400 тысяч рабочих мест.  Организация каждого рабочего места стоит денег. Либо государство должно их вкладывать, либо частный инвестор.

Точками роста могли бы стать крупные промышленные предприятия, созданные российскими корпорациями с государственным участием. Можно, например, открыть большой сборочный цех в Ставропольском крае, который часть смежных производств делегировал бы в республики. Это были бы центры компетенций, например, в литье металла, производстве пластмасс, технологических покрытий. Надо, чтобы инвестор, открывая предприятие, понимал, что  он сможет создать здесь законченный цикл производства. Среди потребителей его продукции должны быть бюджетные предприятия, обслуживающие реализацию национальных проектов.

Если не будет такого конвейера в виде межрегиональной кооперации, ничего у нас не получится. Мелкие производители в индустриальных парках или туристические проекты проблему занятости не решат. А если не трудоустроить молодёжь, на Северном Кавказе может громыхнуть так, что мало никому не покажется».


Мнение эксперта

Исполнительный директор Ставропольского краевого отделения «Опоры России» Василий Григорьев:

«На Ставрополье самые большие сокращения персонала прошли в сфере туризма, общественного питания, образования и некоторых услуг. Недавно представители фитнес-индустрии обратились к губернатору, потому что до сих пор не могут приступить к работе. И они, к сожалению, не одиноки. Сотрудники увольняются, оставшись на голом окладе, без премиальных, спрос сократился или его нет вовсе.

Меры господдержки, такие как снижение налогов, страховых взносов на зарплату выше МРОТ, субсидии, отчасти помогли сохранить персонал. Но и тут проблемой является сам перечень пострадавших отраслей, в который попали далеко не все, кто действительно постарадал.

Когда восстановится ёмкость рынка труда, прогнозировать сложно, но, очевидно, не ранее чем через год».

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах