579

Кооператив или пирамида? Как распознать обман и не попасть в сети аферистов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ-СК 24/03/2021
Надеясь выгодно пристроить свои сбережения, их можно потерять совсем
Надеясь выгодно пристроить свои сбережения, их можно потерять совсем / Марина Тимченко / АиФ

Многие кредитные потребительские кооперативы (КПК) продолжают работать по принципу финансовой пирамиды и остаются надёжным прибежищем мошенников. Обещают большие проценты и страховку вкладов. Люди верят и продолжают нести свои деньги, а потом годами обивают пороги судов, пытаясь хоть что-то вернуть. Истории обмана и советы специалистов потенциальным вкладчикам – в материале «АиФ-СК».  

Обанкротился с чужими вкладами

Ставрополец Владислав Машков уже больше шести лет добивается выплаты средств, вложенных им в кредитный потребительский кооператив «Орбита» в Пятигорске. В 2019 году суд отправил председателя КПК Константина Пилипилиади в колонию за мошенничество в особо крупном размере. Следствие доказало, что он брал у людей деньги, обещая выплаты от 21% до 36,7% годовых. Со старыми пайщиками расплачивался деньгами новичков, то есть работал по принципу классической финансовой пирамиды. Но в 2014 году она дала сбой. КПК обанкротился. Пострадали 412 вкладчиков. Они потеряли 237,8 млн рублей.

Владислав вложил в кооператив 200 тысяч рублей под 35% годовых.

«Мотивацией для меня был тот факт, что к моменту заключения договора КПК проработал четыре года, выполняя свои обязательства перед вкладчиками, - рассказал он. - Но в феврале 2015 года по телевизору я узнал, что кооператив объявил о банкротстве. При этом никаких письменных уведомлений я не получал».

Вкладчик обратился полицию, и в конце 2015 года его признали потерпевшим по делу в отношении председателя «Орбиты». В 2016 году кооператив был признан банкротом. Пилипилиади осудили только спустя три года. А на четвёртый год Пятигорский городской суд наконец-то удовлетворил иск ставропольца к председателю КПК за причинённый преступлением вред. Но оказалось, что даже с решением суда на руках вернуть деньги фактически невозможно.

«Судебные приставы отказали мне в возбуждении исполнительного производства в отношении Пилипилиади, так как он лично признан банкротом, что само по себе странно, ведь он отбывает наказание в исправительном учреждении и может получать доходы от трудовой деятельности, - говорит Владислав. - Кроме того, приставы, на мой взгляд, должны искать его деньги, в том числе за рубежом».

Руководитель Ставропольского управления Федеральной службы судебных приставов Марина Захарова в ответе на запрос «АиФ-СК» пояснила, что факт признания должника банкротом не отменяет возможность принудительного исполнения судебного акта, а лишь устанавливает «специальный порядок взыскания задолженности в зависимости от её характера и времени образования», то есть каждый случай рассматривается индивидуально. При этом по закону о банкротстве кредитор в любой момент имеет право заявить арбитражному суду о своих требованиях, и их могут включить в реестр.

«Таким образом, вкладчики имеют право на получение денежных средств с физического лица, признанного банкротом, непосредственно по делу о банкротстве этого лица», - добавила Марина Захарова.

То есть пострадавшим от банкрота-мошенника снова нужно идти в суд, теперь уже в арбитражный.

«Остаётся открытым вопрос: почему у нас нет системы страхования вкладов физических лиц для КПК, которая была бы гарантирована государством. Ведь КПК «Орбита» работал по лицензии, выданной Минфином России, а финансовым регулятором был Центробанк», - возмущается Владислав Машков.

Сами дают - сами страхуют

Полномочия государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» не распространяются на средства, вложенные в кредитные потребительские кооперативы.

«Когда говорят, что они застрахованы, это просто неправильная формулировка, которая вводит человека в заблуждение, - обращает внимание кандидат экономических наук, доцент кафедры финансов и кредита СКФУ Елена Золотова. - Кооперативы могут создавать специальные страховые фонды и в них страховать вклады, но все эти гарантии будут основаны лишь на внутренних регламентах организации. Возврат до 1,4 млн рублей, предусмотренный государственной системой страхования вкладов, к сбережениям в КПК не относится».

Вкладчики «Орбиты» и ещё одного кооператива «Русь» (Северная Осетия) в 2017 году создавали даже совместную петицию с требованием, чтобы их убытки компенсировали те, кто легализовал такие «организованные преступные группы». Но воз и ныне там, а дело обанкротившихся КПК продолжают последователи. Недавно прокуратура Северной Осетии утвердила обвинительное заключение в отношении председателя «Сберкассы Алания», который «занял» у 65 жителей республики 57 млн рублей, да так и не вернул, потому что фактически никуда их не вкладывал.

По данным Федерального фонда по защите прав вкладчиков и инвесторов, созданного для защиты вкладчиков финансовых пирамид, пик мошенничества в сфере кредитной кооперации пришёлся на 2017-2019 годы. На них жаловались 78% людей, обратившихся в фонд. В 2020 году таких обращений стало меньше, что в фонде связывают с режимом самоизоляции во время пандемии.

Признаки обмана

Приструнить нечистоплотные КПК мог и «Базовый стандарт совершения кредитным потребительским кооперативом операций на финансовом рынке», пересмотренный в прошлом году.

«КПК сейчас не может предлагать доходность выше ключевой ставки Центробанка, умноженной на два, - рассказала Елена Золотова. - На сегодня ключевая ставка ЦБ - 4,5%, соответственно, доходность не может превышать 9% годовых. Если вам предлагают больше, это заведомо ложная информация».

По её словам, люди продолжают вкладывать средства в кредитно-потребительские кооперативы, потому что это выгоднее депозитов. Самые надёжные банки дают 4-5,5% в год, поэтому вкладчики ищут более привлекательные предложения.

При этом эксперт обращает внимание, что КПК могут быть и надёжными, и прибыльными, и законопослушными. Некоторые были созданы ещё в 1990-х годах, хотя нынешний статус приобрели в начале 2000-х. 

Она рекомендует изучить реестр, выложенный на сайте Центробанка. В нём есть основные финансовые показатели и год создания КПК, а также информация о том, в какую из саморегулируемых организаций он входит. «Молодым» кооперативам лучше не доверять. Те, кто в реестре отсутствуют, вообще работают вне правового поля. У кредитного потребительского кооператива обязательно должна быть соответствующая юридическая форма. Он не может быть зарегистрирован как ООО, АО или ИП. Договор с организацией, прежде чем отнести в неё свои сбережения, нужно взять домой и тщательно изучить, а ещё лучше - проконсультироваться с юристом.

«Маркером того, что это мошенничество, могут служить элементы сетевого маркетинга, - говорит эксперт. - Вам могут предлагать бонусы, скидки, льготы за то, что вы приведёте своего друга, нового клиента».

По её мнению, чаще всего люди попадаются на такие уловки из-за низкой финансовой грамотности, которой в корыстных целых пользуются профессионалы с финансовым образованием.

Причём деньги могут сгореть и в банке, если сумма сбережений больше 1,4 млн рублей. В прошлом году, например, Центробанк отозвал лицензии у двух банков в КБР - «Майского» и «Прохладного», а за пару лет до этого ликвидировал «Бум-Банк». Все они числятся теперь в реестре должников.


Мнение эксперта

Управляющий Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров Марат Сафиулин:

марат сафиулин

«Наш фонд выплачивает компенсации обманутым вкладчикам 560 российских небанковских финансовых организаций, включенных в специальный реестр.

Северный Кавказ - не самый проблемный регион с точки зрения кредитной кооперации. За 25 лет мы выплатили компенсации 48 тысячам жителей СКФО, в основном - Ставрополья и Северной Осетии. По всей России компенсации получили почти полтора миллиона человек. Сейчас максимальная сумма компенсации - 35 тысяч рублей, для ветеранов Великой Отечественной войны и их наследников - 250 тысяч.

К сожалению, на Северном Кавказе у нас не везде есть уполномоченные организации, которые принимают у людей документы и направляют в Москву, где выносится окончательное решение о выплатах. В частности, нет единой организации по Ставропольскому краю, хотя есть в некоторых городах края. Результат - жители большинства городов края могут получить компенсацию, только приехав в Москву.

Если мошенникам для сбора денег нужна официальная финансовая организация, они, как правило, создают КПК. Это легко объяснимо.

Банк с нуля сейчас создать почти невозможно. Чтобы получить базовую лицензию, нужен уставной капитал в 300 млн рублей. Для открытия микрофинансовой компании (МФК) потребуется 70 миллионов рублей.

КПК остались единственной лазейкой для аферистов. Их можно создавать почти без стартового капитала. Они регистрируются, вступают в саморегулируемую организацию и могут принимать деньги у своих пайщиков и выдавать им кредиты.

Нередко звучат предложения запретить КПК. Но есть большое число добросовестно работающих кооперативов – это своего рода кассы взаимопомощи. Они создаются для того, чтобы люди могли друг друга кредитовать. К ним предъявляются упрощенные требования по регистрации и отчётности. Но этой простотой кооперативов пользуются мошенники.

В последнее время они часто создают потребительские кооперативы (ПК), которые вообще не подотчётны Центробанку, и некоторые КПК спасаются от ужесточения контроля тем, что меняют формат на ПК или образуют сразу несколько компаний с разными формами.

Часто КПК заявляют, что сбережения пайщиков застрахованы. Причём значки их систем страхования стилизованы под «Агентство страхования вкладов». Но за всю историю страхования КПК практически не было случаев, когда пайщики возвращали свои средства по этим страховкам. Почему так получается? В первую очередь потому, что страховым случаем не считается банкротство, если оно наступило в случае сознательных действий руководства кооператива. Не спасают и компенсационные фонды в саморегулируемой организации, так как пользоваться им может только сам кооператив и только в период своего членства в СРО. Но при первых признаках недобросовестности такой КПК сразу исключает.


Кстати

Помимо легальных способов отъёма денег, в России используются и явно мошеннические схемы, которые тоже во время пандемии перешли в онлайн. Федеральный фонд по защите прав вкладчиков и инвесторов предупреждает, что активизировались интернет-пирамиды. По делу о компании Smart Buyers, которую раскрутили кабардино-балкарские блогеры, заявления в полицию с начала этого года подали две тысячи человек. Правда, пострадавшими были признаны только 500, так как остальные сами участвовали в построении пирамиды. У девятерых подозреваемых арестовано имущество на 50 миллионов рублей, а ущерб по делу - более 300 миллионов. Причём пострадали не только жители КБР, но и других регионов России. Деньги якобы на инвестиции в современное медицинское оборудование перечислялись на личные карточки пользователей интернета без подписания каких-либо документов.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах