268

«Начинки кладут меньше». Как выживают на Кавказе при непрерывном росте цен

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-СК 24/11/2021
Продукты дорожают, а зарплаты не растут.
Продукты дорожают, а зарплаты не растут. / Александр Ердяков / АиФ

В СКФО инфляция в последние месяцы выше среднероссийской, а уровень доходов населения - традиционно ниже. Как выживают люди в условиях постоянно растущих цен на всё? Что могло бы сбить инфляцию и поддержать местных жителей, выяснял «АиФ-СК».

Куда «растёт» картошка?

Инфляция на Северном Кавказе, по данным Центробанка, в октябре превысила 10%. Это более чем на 2% выше среднего по России. Аналитики связывают такой скачок с резким ростом цен на картофель из-за неурожая в других федеральных округах. Кроме того, по их мнению, повышение цен на продукты было заложено в росте затрат производителей и поставщиков.

Картофель действительно в этом году бьёт рекорды. По данным Северо-Кавказстата, средняя цена его в Ставропольском крае - около 50 руб./кг. Это почти вдвое выше прошлогодних показателей.

Как объясняет руководитель комитета по пищевой и перерабатывающей промышленности, торговле и лицензированию Ставропольского края Денис Полюбин, в регионе этой культуры выращивается недостаточно, да и то, что собирается с полей, попадает на прилавки окольными путями.

«Товарный картофель надо помыть, откалибровать, расфасовать и обеспечить стабильные объёмы поставок в течение всего сезона. А у нас из 49 предприятий, которые выращивают картофель, только 10 фасуют по сеткам, - рассказал он на пресс-конференции. - При этом 75 тыс. т «второго хлеба» вывозится в оптово-распределительные центры других регионов и уже оттуда распространяется по всей стране, включая наш край».

Власти края планируют с помощью кооперации вовлечь в торговый оборот картофель, выращенный фермерами и владельцами личных подсобных хозяйств.

Чем меньше начинки, тем дешевле

Однако наращивание объёмов производства не панацея от инфляции. Урожай пшеницы на Ставрополье в этом году лучше, чем в прошлом, но цены на зерно выросли.

«Мы очень зависимы от мировой конъюнктуры рынка, - говорит Денис Полюбин. - Цена на подсолнечное масло в этом году доходила до 1700 долларов за тонну. Стоимость тонны зерна достигала 326 долларов за тонну. Такого ещё не было за последние девять лет. А ведь многое зависит от стоимости зерна - и корма для животных, и мясо, и молоко, и мука, и хлеб. Отсюда и колоссальный рост стоимости продуктов питания».

По словам руководителя комитета, государство пытается «развязать» зависимость от мировых цен с помощью заградительных экспортных пошлин. Кроме того, правительство России заключило соглашение с федеральными сетями, которые обязались зафиксировать рост цен на хлеб, муку, масло и сахар, а также выделило субсидии производителям этих продуктов. Но затраты выросли у всех предприятий АПК. Молочные заводы, например, понесли дополнительные расходы на оборудование для обязательной маркировки продукции в целях борьбы с контрафактом.

«Производители стали заложниками всей этой ситуации. Затраты на упаковку выросли в два раза, на логистику - в три раза. При этом доходы не растут, - констатирует Полюбин. - Мы видим снижение покупательской способности и изменение потребительских привычек. Люди переходят на более дешёвый товар, низшего ценового сегмента. И производители, чтобы не остаться без покупателей, вынуждены менять производственные процессы, сокращать затраты, например меньше начинки класть, чтобы остаться конкурентноспособными».

Справка
Ставрополье борется с ростом цен на продукты, повышая конкуренцию. В крае стало проводиться больше ярмарок, добавилось 700 нестационарных торговых объектов, открылись 30 магазинов местных производителей. Всего же работает 18 тысяч несетевых торговых точек. Для сравнения: сетевых магазинов только 800, правда, их товарооборот составляет треть от всего объёма торговли в крае. Региональные власти хотят добиться, чтобы наценка в федеральных сетях не превышала 10%. Но пока большинство продуктов завозится из других регионов России, контролировать, сколько же накидывают сетевики, не получается.

За чертой бедности - всё больше

Падение платежеспособности населения отмечает и заведующая кафедрой государственного и муниципального управления Ставропольского филиала РАНХиГС Полина Шмыгалева.

«Мы стали намного больше тратить на продукты питания, потому что они стали дороже, и сократили траты на продукцию не первой необходимости. Семьи экономят либо вообще не выделяют денег на отдых, на туристические поездки», - говорит эксперт.

Удержать цены, по её словам, помог бы более жёсткий контроль антимонопольной службы над торговыми сетями, которые искусственно взвинчивают цены.

К тому же реальные доходы населения падают не только из-за инфляции, но и из-за роста безработицы. «Из-за пандемии коронавируса многие средние и малые предприятия закрываются и увольняют работников, либо в целях экономии сокращают рабочий день и зарплату. Снижаются суммы выплат по договорам гражданско-правового характера. Исполнители вынуждены соглашаться, потому что предложений немного, - поясняет Полина Шмыгалева. - Выросло количество людей за чертой бедности, многие остались вообще без средств к существованию».

Ставропольским пенсионерам, доходы которых оказались ниже прожиточного минимума, власти обещают продовольственные наборы. Соответствующую законодательную инициативу губернатора края 18 ноября поддержала региональная дума. Продукты и товары первой необходимости получат 60 тысяч человек.

Но такие одноразовые акции, как и единовременные выплаты, по наблюдениям руководителя краевой общественной организации «Открытый дом - Детская служба спасения» Розы Барановой, повысить уровень жизни бедных не помогают.

«Это самообман. Лучше создайте условия: платите достойные пенсии, предоставляйте государственные услуги, чтобы пожилые люди могли спокойно доживать свой век, - говорит она. - Ну получили они по 5-10 тысяч рублей, заткнули дыры, но так и остались за чертой бедности. Люди уже не верят, что завтра будет лучше, чем вчера».

Роза помогает бездомным, но всё чаще среди её подопечных появляются люди, у которых есть квартиры, но в них невозможно жить, потому что им отключили коммунальные услуги.

«В последние два года нуждающихся, которые не могут позволить себе элементарных вещей, стало заметно больше. Пенсионеры - особая боль. О детях всё-таки заботятся родители, или их обеспечивают детские дома. А старики бывают брошенными и родственниками, и государством. Они выживают, как могут. Если раньше они ковырялись в мусорных баках, отворачиваясь от стыда, то теперь уже не стесняются.

Многие - на грани психического расстройства. Реальность и то, что им показывают по телевизору, не совпадают. Это в некотором роде шизофрения в голове, в жизни, в обществе, - рассказывает Роза Баранова. - Люди перестали верить друг другу, правительству, государству. Есть целый пласт пожилых, которым отказывают в пенсии: то им баллов не хватает, то не могут найти информацию в архивах. Чиновники часто отмахиваются словами «идите в суд», вместо того чтобы разобраться и помочь. А в суд многие не идут, потому что тоже не верят, что он поможет соблюсти закон.

Люди тонут в кредитах. Из каждого утюга их призывают: «Придите, мы вам дадим денег». Но всё это печально заканчивается. Единственное, к чему я в этой ситуации всех хочу призвать: если можете, не оставляйте своих близких в сложной ситуации!».


Комментарий

Ведущий научный сотрудник лаборатории прикладной социологии и конфликтологии Владикавказского научного центра РАН Маргарита Кулова:

«Уровень жизни населения на Северном Кавказе с ростом инфляции в последние месяцы падает сильнее, чем в других российских регионах.

По итогам первого полугодия 2021 года в тройку самых бедных регионов по доле населения с доходами ниже прожиточного минимума входят два субъекта СКФО: Ингушетия, где за чертой бедности существуют 30% жителей, и Кабардино-Балкария с 24%.

Бедность в регионе связана с традиционно низкими доходами, падающими в условиях более высокой инфляции, и высоким уровнем безработицы. В июле-сентябре в Ингушетии она составляла 30%, в Дагестане - 14%, в Северной Осетии - Алании - 13% на фоне невысокого среднероссийского уровня безработицы - 4%.

Как показал недавний стратегический аудит Счётной палаты России, ни институты развития в лице «Курортов Северного Кавказа», «Корпорации развития Северного Кавказа», ни госпрограмма по развитию СКФО с серьёзным финансовым обеспечением не смогли существенно оздоровить экономику макрорегиона и снизить уровень бедности. Справиться с этим могут только экономический рост и адресная помощь малоимущим».


Личный опыт

Координатор ставропольского благотворительного фонда «Оглянись вокруг» Екатерина Селюк:

«Наш фонд, созданный предпринимателями, оказывает продуктовую помощь многодетным, малоимущим семьям, семьям с детьми-инвалидами, семьям в сложных жизненных ситуациях, например после пожара, матерям и отцам-одиночкам. Под нашей опекой сейчас более 100 семей, в которых живут более 300 детей. Некоторых мы опекаем уже больше года. Это не разовая, а постоянная помощь. Раз в месяц мы развозим им коробки с крупами, консервами, сладостями. Продуктовый набор стоимостью 1,5 тысячи рублей выделяется на каждого ребёнка младше 14 лет. Мы лично встречаемся с заявителями, выезжаем к ним домой и потом на попечительском совете выносим решение о помощи. Пока никому не отказывали.

Примерно половина из тех, кто к нам обратился, это люди, потерявшие работу. Есть также те, кому отказали в выплате пособий».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах