aif.ru counter
418

Дел на миллионы. Кто мешает работать строительной компании на Ставрополье?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-СК №36 05/09/2018

На поколения вперёд

В новых микрорайонах часто не хватает социальной инфраструктуры. В военном городке №47 во Владикавказе такой проблемы скоро не будет. Уютный детский сад возводят почти полностью за счёт средств застройщика «ПМК Русская». За последние три года компания построила более 300 объектов военного назначения, среди которых базы для хранения боеприпасов и взрывчатки, госпитали, жильё для военнослужащих и их семей в России, Таджикистане, Южной Осетии, Абхазии. А сколько всего возведено за четверть века сотрудничества предприятия с Минобороны!

Выполняя гособоронзаказы, компания обязательно берётся и за социально значимые стройки. Одна из них – родная школа директора компании Александра Дыдымова в селе Русском. После того как в 2008 году распахнул двери новый корпус, СОШ№8 стала лучшей на востоке Ставрополья. Недавно в Курском районе открылась ещё одна школа, построенная «ПМК Русская» - в селе Серноводском. Строители не только возвели здание, но и помогли с техническим оснащением, которого так не хватает в учебных заведениях сельской глубинки. В тот год стихия едва не сорвала начало учебного года в Курском районе. В конце августа пронёсся сильнейший ураган, снёс крышу серноводской школы, выбил несколько окон. Пострадал и частный сектор. Крупнейшее предприятие района, как уже не раз было до этого, пришло на помощь жителям и местным властям.

Долгое время в селе Русском оставался неблагоустроенным лечебный термальный источник, открытый в советское время. В 2000 годах за него взялась строительная компания и превратила в полноценный бальнеологический курорт с бассейнами для малышей и взрослых, горками, игровым комплексом, беседками и кафе.

«Сроки окупаемости таких объектов теряются в далёком будущем. Но мы живём не только ради того, чтобы заработать деньги. Это моё родное село, и мне очень важно, чтобы мои земляки жили лучше и гордились своей малой родиной», - объяснял тогда Александр Дыдымов.

Он возглавил передвижную механизированную колонну в середине 90-х не дал ей сгинуть в море рыночных реформ. Сменив юридическую форму, предприятие продолжало работать так же качественно и ответственно, получая всё больше стратегических и социальных заказов, от строительства военных баз до реконструкции заводов. И всегда часть прибыли строители направляли на меценатство, будь то содержание футбольного клуба «Строитель» в родном селе Александра Николаевича или восстановление реликвий Северного флота в Мурманской области.

Ставропольский край, шефствующий над дивизией атомных подводных крейсеров, решил помочь северянам в реставрации морских музеев. «ПМК Русская» отремонтировала за свой счёт Музей филиала ВВС Северного флота в посёлке Сафоново и филиал Военно-морского музея в Североморске. Оба они были построены в советские годы и долгое время не видели серьёзного ремонта. В Сафоново, в старом обветшалом ангаре, хранилась уникальная коллекция самолётов и вертолётов, включая реактивные бомбардировщики, истребители, самолёты-перехватчики, разведчики и штурмовики. Строители возвели для них новый ангар. Кроме того, они отреставрировали основное здание музейного комплекса, где хранятся фотоматериалы, документы и личные вещи авиаторов, и домик Юрия Гагарина – жилище космонавта во время его жизни в Заполярье, перевезённое в Сафоново из посёлка Корзуново (Луостари) в 80-е годы.

В Североморске предприятие спасло от разрушения легендарную подлодку К-21. В Великую Отечественную эти субмарины называли морскими «катюшами». Судно 1937 года постройки стало музеем и стояло на приколе у причала. Его посещали тысячи людей в год. Но коррозия разъедала борта и днище. Ещё немного, и единственная в России подлодка-музей могла быть утеряна. Проблему на коллегии Минобороны поднял тогдашний министр Сергей Шойгу, и Александр Дыдымов решил взять эту задачу на себя, благо у ПМК был опыт реконструкции технически сложных объектов.

Дважды обманутые

Одной из крупнейших на Ставрополье строительных компаний не раз приходилось отзываться на просьбы о помощи. И когда в 2010 году к Александру Дыдымову обратились обманутые дольщики жилищно-строительного кооператива ЖСК «Восток» из Ставрополя, он, не раздумывая, согласился и достроил брошенное разорившимся застройщиком жильё. На фоне других масштабных проектов дом №285 по улице Мира в Ставрополе был для компании, скорее, социальным обязательством. Её просили помочь, чтобы  снизить градус напряжённости. Задачу «ПМК Русская» выполнила, как всегда, качественно и в срок. Но среди дольщиков нашлись те, кто попытался нажиться на братьях по несчастью.

Когда пришло время распределять квартиры, в числе дольщиков оказались «лишние» люди, близкие к председателю ЖСК Евгению Ромасу. Он подтверждал их взносы копиями документов, которые сам же составил и подписал. Когда дело доходило до суда, эти филькины грамоты не принимали в качестве доказательств.

В период банкротства «Востока» арбитражный управляющий Николай Руденко попытался навести порядок со взносами на строительство дома. Выяснилось, что владельцем четырёх офисных помещений по бросовой цене, в три раза меньше рыночной, стал Максим Балаценко. Как следует из заявления Руденко в следственные органы, это племянник Евгения Ромаса. Взносы этого молодого человека в общей сумме на 10,8 млн рублей подтверждаются только квитанциями, подписанными дядей не «самых честных правил». На расчётный счёт кооператива, по данным арбитражного управляющего, эти деньги не поступали. Факт их траты наличными Евгений Ромас расходными документами в судах не подтвердил. А право Балаценко на помещения было узаконено судебным спектаклем. Ответчик Ромас без всякого сопротивления признал исковые требования родственного дольщика. При этом дядюшке пришлось схитрить. В суд председатель кооператива представил документы о вводе в эксплуатацию жилой части дома, а не офисной, которая не имеет разрешительной документации на использование до сих пор, и, соответственно, свидетельства о собственности на нежилые помещения дома выдать невозможно, если действовать по закону. Кстати, поначалу Балаценко, по словам арбитражного управляющего, зачем-то оформил недвижимость на супругу Ромаса Ларису Петровну, а потом уж на себя.

Тем временем из-за незаконных действий руководства кооператива часть реальных дольщиков лишалась положенных им по закону квадратных метров. Дважды обманутой оказалась Надежда Кузнецова. Первому застройщику она внесла деньги за пять нежилых помещений. Но когда тот обанкротился, Евгений Ромас не включил дольщицу в число членов кооператива, который он создавал якобы для помощи таким людям. Офисы, предназначенные Надежде Васильевне, председатель передал совершенно другому человеку. В дальнейшем женщина при поддержке «ПМК Русская» отстояла свои права в суде, и сделку комбинатора отменили.

Да что говорить о простых гражданах, когда Евгений Ромас попытался обвести вокруг пальца саму строительную компанию, которую он лично позвал когда-то на помощь дольщикам дома на улице Мира! По договору между ПМК и жилищно-строительным кооперативом предприятие должно было получить 70 квартир и часть офисных нежилых помещений.

По договору с «ПМК Русская» от 2010 года кооператив должен был передать ей пять построенных квартир под номерами 67, 119, 126, 130 и 131, четыре нежилых помещения общей площадью около 570 квадратных метров и 68,5 млн рублей. Но Евгений Ромас затягивал с расчётом, и застройщику пришлось обратиться в суд. В октябре 2014 года этот иск удовлетворили. Правда, выполнить решение ЖСК «Восток» так и не удосужился, поэтому, в конце концов был признан банкротом.

Пока шли тяжбы, краевой арбитражный суд наложил обеспечительные меры на спорные квартиры. Евгений Ромас об этом знал, ведь он безуспешно пытался обжаловать судебный запрет на сделки с ними. И вдруг на суде о банкротстве в 2015 году он заявил, что все квартиры, ещё до исков «ПМК Русская», в 2013 году передал пяти дольщикам, включая своего сына Илью Ромаса. Суду эти новоявленные собственники представили копии протоколов, актов приема-передачи квартир и платёжных документов, заверенных исключительно Ромасом. Договоров на подключение коммуникаций, на оплату коммунальных услуг, документов по ремонту у них не оказалось.

Истец-застройщик заявил о фальсификации документов. Суд, однако, ходатайство об экспертизе отклонил. Исследовать надо было оригиналы, а их претенденты на недвижимость так и не представили. Поскольку в предыдущем судебном процессе Евгений Ромас умалчивал, что спорные квартиры обременены, суд претензии пяти его приближённых не принял.

Строительная компания вновь выиграла процесс и подала заявление в следственный комитет о попытке хищения квартир, которое пресёк арбитражный суд. По договору это жильё должно было отойти ПМК, и попытка сбыть квартиры «налево» в любом случае была покушением на права застройщика. Но против Ромаса почему-то не стали возбуждать уголовное дело. Хотя он, сложив полномочия председателя ЖСК «Восток», явно «мутил». Как следует из заявления «ПМК Русская» в следственные органы, он не передал арбитражному управляющему финансово-хозяйственные и бухгалтерские документы, затрудняя ревизию и поиск истины.

Ну а поскольку его никто за руку не поймал, родилось ещё одно арбитражное дело. На этот раз заявление о банкротстве ЖСК «Восток» подал индивидуальный предприниматель Александр Смольняков. Снова всплывают подозрительные документы: дубликаты договора, справок, актов выполненных работ на сумму 33 млн рублей. Всё это должно было доказывать, что офисные помещения строила не «ПМК Русская», а Смольняков, поэтому он и должен получить деньги за работу. Узаконить эти документы Евгений Ромас попытался по проверенной схеме, которая сработала с Максимом Балаценко. Он быстро признал требования истца-предпринимателя. Но застройщик уже был начеку, вступил в судебный процесс и разрушил все планы новоявленных Кисы и Остапа.

ПМК заявила суду о фальсификации доказательств «Востоком» и Смольняковым. Подрядчик-предприниматель никак не мог строить указанный в  договоре с кооперативом фундамент, потому что к декабрю 2013 года цокольный этаж уже стоял. Это было не голословное утверждение конкурента, а факт, зафиксированный в арбитражном суде по ещё одному иску к кооперативу. Московская фирма «Кросна» провела в том же многострадальном доме по улице Мира строительно-монтажные работы, но полного расчёта за них добиться не смогла и подала на ЖСК в суд. Была проведена судебная строительно-техническая экспертиза. Специалисты 24-26 декабря 2013 года выезжали на место и сфотографировали дом с пристройками со всех сторон. На них было видно нижний этаж офисного блока, который Смольняков якобы только собирался закладывать. К тому же в материалах дела «Кросны» против «Востока» был июньский акт, подписанный Евгением Ромасом. 

Отрицать всё это было бы нелепо, и Александр Смольняков признался в суде, что его акты выполненных работ на цокольный этаж, представленные ранее в качестве доказательства, не соответствуют действительности и были составлены задним числом. Но чтобы как-то выкрутиться из неудобного положения и оправдать этот обман, предприниматель заявил, что не хотел вызывать дополнительных вопросов судьи. В свою очередь представитель ЖСК объяснил, что Смольняков начал укладывать фундамент в июле 2013 года без всякого договора. Фактически и истец, и ответчик по делу о банкротстве признались, что вводили суд в заблуждение и представили сфальсифицированные документы. Но они продолжали настаивать, что работы выполнял предприниматель. Он отозвал только один акт выполненных работ, снизив сумму требований до 30,5 млн рублей. Суд по ходатайству «ПМК Русская» всё-таки исключил несколько документов. Но проводить их экспертизу на давность не стал. Она имела бы смысл только для оригинальных документов, а Смольняков и кооператив представили лишь дубликаты. Пояснить суду, на каком основании выданы копии, они не смогли.

«Требования признать долг ЖСК «Восток» перед индивидуальным предпринимателем было основано на сговоре лиц между должником и кредитором, чтобы уменьшить конкурсную массу должника и повлиять на процедуру банкротства кооператива», - утверждал в суде представитель строительной компании. Суд учёл этот довод и остальные смутные обстоятельства, и удовлетворить иск Смольнякова отказался.

Любители «кошмарить бизнес»

«Когда Евгений Ромас понял, что использовать суды в своих афёрах больше не сможет, он изменил тактику, - рассказывает юрист «ПМК Русская» Сергей Толмачёв. – Александру Дыдымову через знакомых сообщили, что ему лучше по хорошему передать в кооператив 3-5 квартир в доме на улице Мира в Ставрополе, либо работу «ПМК Русская» блокируют проверки надзорных органов. Дыдымов на шантаж не поддался, и с тех пор крупнейшего налогоплательщика Курского района, постоянного подрядчика Минобороны начали «кошмарить» подачей необоснованных заявлений в правоохранительные органы»».

Можем только догадываться об обширных связях Ромаса, потому что в заявлениях, которые он штампует одно за другим в следственные органы, упоминаются расчётные счета компании, сведения из налоговых деклараций, номера государственных оборонных контрактов, мест расположений военных объектов. Ромас, не имеющий никакого отношения к этой деятельности, жалуется, что ПМК якобы уклоняется от уплаты налогов, обналичивает бюджетные деньги.

«На вопросы следователей, откуда у него такие сведения, он заявляет, что подслушал разговоры Дыдымова в ресторане  в Ставрополе, хотя Александр Николаевич крайне редко бывает в краевом центре и уж тем более не знает наизусть номера счетов и контрактов, - говорит Сергей Томачёв. - В некоторых заявлениях Евгений Ромас обвиняет «ПМК Русская» в обмане дольщиков ЖСК «Восток». Но кроме его самого, сына, жены, племянника и друзей, больше он ничьи фамилии не приводит. А когда на его кляузы отвечают отказом, он вместо того, чтобы обжаловать их, в газетах поливает грязью руководство краевого Следственного комитета края, прокуратуры и судей. По его словам, все стали на сторону Дыдымова. Хотя ситуация складывается с точностью до наоборот. Следственные органы не дали ход ни одному заявлению против фальсификаций и попыток хищения чужого имущества бывшим председателем жилищно-строительного кооператива».

По словам представителя ПМК, по надуманным предлогам в компании уже раз десять проходили доследственные проверки. Всякий раз запрашивается огромное количество документов, и организация, вместо того чтобы бросить все силы на строительство военных объектов Министерства обороны, вынуждена готовить и копировать документы, отправлять специалистов на явки к следователям в Ставрополь, за 350 километров от Курской. Понятно, что главная цель всей этой травли – сорвать государственные оборонные заказы и отомстить за проигрыши в судах.

Несмотря ни на что, «ПМК Русская» продолжает работать, обеспечивая занятость 1200 человек и укрепляя обороноспособность России. У компании хватает забот и помимо судебных тяжб: к началу учебного года нужно было помочь с ремонтом школ и детских садов в родном районе, снабдить всем необходимым футбольный клуб «Строитель». Нужно достраивать крупнейшее в районе плодохранилище, ведь компания развивает и агропромышленное направление. Несколько лет назад в селе Русском появился современный высокотехнологичный центр переработки сельхозсырья. Продукцию консервного завода под брендом «Русское село» уже знают по всей стране. Это производство дало толчок развитию экономики Курского района, ведь своя переработка позволила увеличивать площади овощных культур и садов, а это более рентабельные и трудоёмкие отрасли, чем производство зерновых. Они позволяют трудоустроить больше людей, что очень актуально в восточных районах Ставрополья. А благополучие соотечественников для «ПМК Русская» всегда в приоритете над прибылью.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество