Примерное время чтения: 7 минут
835

Спец вернулся, студент остался. На Кавказе исправляют ошибки мобилизации

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. АиФ-СК 19/10/2022
Многие мобилизованные от медкомиссии отказываются сами.
Многие мобилизованные от медкомиссии отказываются сами. / Светлана Болотникова / АиФ

Пятерых мобилизованных с правом на отсрочку или освобождение отпустили в КЧР при содействии Общероссийского народного фронта (ОНФ), один студент-очник решил остаться в воинской части. Какие ещё ошибки допускали призывные комиссии на Кавказе и как работают сейчас, узнал stav.aif.ru.

«Своих не бросаю»

Второкурсник ессентукского вуза Темирлан Хутов получил повестку по месту жительства в Карачаево-Черкесии, пришёл в военкомат и отправился в воинскую часть. Он уже был за пределами республики, когда его родственники узнали, что студентам-очникам вузов с государственной лицензией предоставляется отсрочка от мобилизации.

«Они обратились к нам, мы известили военкомат, его обещали отпустить, - рассказала руководитель регионального отделения ОНФ Людмила Каппушева. - Но молодой человек заявил, что он своих не бросит, и отказался возвращаться домой».

 

По её словам, это уже не первый такой случай в республике. Отделение по обращениям родственников мобилизованных составило список имеющих право на отсрочку по состоянию здоровья, добилось для них дополнительной медицинской комиссии, но девять человек всё равно решили остаться в воинской части. «Перед пацанами неудобно», - объясняли они своей родне.

В других случаях помощь общественников действительно была необходима. Они отправили на учёбу одного студента-очника, возвратили домой двух мужчин, один из которых ухаживает за ребёнком-инвалидом, другой - за лежачим братом. Добились отсрочки отцу четверых несовершеннолетних детей.

«Мы помогаем документально подтверждать права человека и оперативно решать вопросы благодаря тесному сотрудничеству с администрациями и военкоматом», - объяснила Людмила Каппушева.

Незаменимый метролог

В Ставропольском крае общественникам удалось вернуть на работу уникального специалиста в области метрологии Виталия Горбаченко. «Таких профессионалов на всю Россию - человек 10. Он работает в компании, связанной с оборонной промышленностью, и по многим контрактам - он один из главных исполнителей, - рассказал эксперт ОНФ Алексей Гридчин. - Как сам Виталий говорит, на рабочем месте он принесёт обороне страны гораздо больше пользы».

Активисты подсказали работодателям, как оформить на специалиста бронь, а также инвалидность его 88-летней маме, которая три года уже не выходит из квартиры и нуждается в помощи сына. Метролог вернулся в Ставрополь.

Такие случаи в ОНФ не считают нарушением закона, поскольку военкомат в принципе не знает о праве на отсрочку, если ему не предоставили документы. Но в первую неделю много жалоб было ещё и на то, что мобилизованных отправляли в воинские части без медицинской комиссии. Сейчас, по словам Алексея Гридчина, таких нареканий нет. В КЧР, по данным Людмилы Каппушевой, медкомиссии тоже стали работать тщательнее, вместо одного доктора в них включили по пять специалистов.

«Требования к здоровью ниже»

Житель Изобильненского района Алексей Ефремов на призывной пункт по повестке пришёл, опираясь на палку. Он работает водителем на Дальнем Востоке по сменному графику. Приехал домой, чтобы сделать операцию на коленке.

«Хочу показать медкомиссии документы, что у меня врождённая дисплазия тазобедренных суставов, - объяснил он. - Срочную службу я в своё время отбыл, а потом уже узнал, что с такой патологией меня должны были освободить».

Медкомиссии стали тщательнее отбирать бойцов, и жалоб в ОНФ поступает меньше.
Медкомиссии стали тщательнее отбирать бойцов, и жалоб в ОНФ поступает меньше. Фото: АиФ/ Светлана Болотникова

Призывная комиссия расположилась в городском доме культуры. В зрительном зале на сцене за столами - лор, невролог, хирург, терапевт, окулист и начальник медкомиссии Сергей Булатов. По его словам, задачи отправить на спецоперацию как можно больше людей, перед врачами не стоит, пока есть возможность отбирать самых здоровых. 

«Мы работаем по постановлению правительства о военно-врачебной экспертизе от 2020 года, - рассказал он. - В нём расписаны все болезни и осложнения. По сравнению с призывом на срочную службу, требования к состоянию здоровья ниже. Но у нас много возрастных призывников. Многие уже побывали в авариях, перенесли инсульты, страдают гипертонией. Наша задача, разобраться, насколько годен человек к службе в армии. Проверяем, есть ли заболевания сердечно-сосудистой системы, циррозы печени. Если призывник нуждается в оперативном лечении, он признаётся временно негодным, ему даётся отсрочка. Если перенёс заболевание с тяжёлыми последствиями или принёс справку об инвалидности, он признаётся негодным. Есть те, кого мы признаём ограниченно годными. Пока их отодвигают в запас. Призовут, если появится необходимость».

Медкомиссия проверяет заключения врачей, а если мобилизованный не может подтвердить заболевание, отправляет к врачам, назначая дату явки через несколько дней.

По словам военного комиссара Изобильненского округа Зураби Джгаркава, пока у призывной комиссии есть возможность отбирать более молодых и физически подготовленных бойцов. Ошибок, по его словам, комиссия не допускает, все, кто по закону имеет право на отсрочку по состоянию здоровья или по семейным обстоятельствам, её получают. Единственный случай, когда мобилизованного пришлось возвращать, связан с тем, что сам он справку о психическом заболевании не показал, а его мама это сделала на следующий день после отправки команды в воинскую часть.

Тем, кто получил отсрочку, назначают дату контрольной явки.
Тем, кто получил отсрочку, назначают дату контрольной явки. Фото: АиФ/ Светлана Болотникова

Точка зрения

Мобилизованный житель Изобильненского округа Игорь Чаплыгин:

«Мне 45 лет, а в этом возрасте у многих уже есть болячки, и я не исключение, но справок никаких у меня нет, и медкомиссию проходить не буду. Рассказывать про болезни - только позориться. Призвали - надо брать автомат и идти. Армия всё вылечит, там организм сам по себе «мобилизуется». Я служил и срочную, и по контракту. Был пулемётчиком в Чечне в 2000-м году. Сейчас работаю юристом. Не знаю, что будет с незаконченными судебными делами, но уверен, что сейчас долг каждого мужчины - защищать Родину.

Тут некоторые говорят, что на Россию никто не нападал. Но если вспомнить историю, то трагедия 1941 года в том и заключалась, что на нас напали первыми, и пришлось отступать до Москвы: страдали наши дети, старики, матери, под пятой противника была наша земля, наши заводы. А могли бы воевать на чужой территории. Поэтому когда наши парни воюют в Сирии или ещё где-то за границей, мы должны понимать - это делается, чтобы на нашей земле был мир».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах