Примерное время чтения: 8 минут
865

«Наша земля гибнет». Как остановить опустынивание на юге России?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-СК 20/09/2023
Даже верблюду сложно было бы найти пропитание в ставропольских пустынях.
Даже верблюду сложно было бы найти пропитание в ставропольских пустынях. / Яхъя Токаев / Из личного архива

Учёные юга России разрабатывают программу по борьбе с опустыниванием, которое охватило, по данным РАН, половину всех пастбищ и больше 60% пашни в стране. На Ставрополье пески наступают со стороны Калмыкии и Дагестана. Кто виноват – фермеры  или овцы? 

Зря поднятая целина

Жители восточных районов Ставропольского края почувствовали опустынивание первыми: стало негде пасти скот, участились пыльные бури. Там, где в середине прошлого века простирались степи и пастбища, сегодня сплошные поля.

«Из-за распашки целины началась ветровая эрозия почвы, – объясняет фермер Николай Баранов из Апанасенковского округа. – Лесополосы сажать перестали, хотя в Советском Союзе их закладывали повсеместно. В результате пыльные бури накрывают село, от суховеев погибают и высыхают растения».

Село, где живёт Николай, находится недалеко от Калмыкии. Там учёные ещё в 80-е годы обрисовали зону экологического бедствия и начали борьбу с песками. Главной причиной катастрофы назвали человеческий фактор: выпас огромных отар и распашку пастбищ.

Жители Апанасенковского округа тоже разводят овец. Кто-то содержит сотни голов на кошарах, кто-то несколько десятков животных во дворе. И те и другие переживают, что скоро придётся избавляться от хозяйства.

«Баранов негде пасти – всё распахано либо залито водой и заросло камышом после того, как река Калаус вышла из берегов», – говорит Баранов.

Буруны вытесняют

Старожилы станицы Стодеревской Курского округа не без грусти вспоминают советское детство. Елена рассказывает, что в 1970 годы жару регулярно сменяли дожди, а сейчас их нет по 2-3 месяца. Станицу окружили песчаные буруны.

«Всё лето у нас суховеи – сильнейший северо-западный ветер идёт с горячих пустынь и сдувает верхний тонкий плодородный слой почвы, – объясняет она. – Раньше поля и дороги обсаживали лесополосами, сейчас их нет. Новые не сажают, старые засыхают. Огороды тоже страдают от засух, жары и песка».

Крупный рогатый скот в станице прекратили разводить после распада СССР, перешли на растениеводство. Тогда же перестали поливать землю в местном колхозе – вода в капиталистической России стала платной и дорогой. Мелиорацию аграрии начали возрождать недавно, пользуясь госсубсидиями. Пыльных бурь вроде бы поубавилось.

Чабан Яхъя Токаев из посёлка Бурунного жалуется, что зарабатывать на отарах стало сложнее.

«Всё в пыли и песке, животных негде пасти. Какие были пастбища – все распаханы», – возмущается он.

Говорит, земляки переходят на разведение птицы, а многие просто бросают дома и переезжают на более благополучные территории.

Экологическая катастрофа

По мнению общественника из Курского округа Виктора Тимофеева, земли в восточных районах края деградируют по вине тех, кто распахивает пастбища и держит большое поголовье, превышая допустимые нормы выпаса.

«Нужно запретить на законодательном  уровне распашку пастбищ, особенно бурунных. Это неизбежно приведёт к экологической катастрофе,– уверен Виктор Павлович. – Вспаханные степи фермеры окружают рвами, чтобы туда не заходил скот. Этим они нарушают ещё и пути миграции диких животных, таким образом уничтожая и их».

Общественник приводит данные спутникового мониторинга Ставрополья. Судя по  ним, в крае используют на 240 тыс. га пашен больше, чем указывает Росстат. Минсельхоз края, как напоминает Тимофеев, сообщал лишь о 100 тыс. га незаконно распаханных пастбищ. А в 2015 году дистанционное зондирование показало, что реальные площади вспаханных полей превышают данные официальной статистики на 332 тыс. га.

В распоряжении редакции «АиФ-СК» оказались документы, в которых Россельхознадзор края подтвердил нецелевое использование участков в Курском округе и распашку пастбищных угодий. Там есть и наносы песка, и другие признаки эрозии. Однако арендаторы и собственники этих участков получили лишь предостережения о недопустимости обязательных требований закона.

«Минприроды выделяет деньги на восстановление лесополос, и они нужны, но не по чуть-чуть везде, а точечно в неблагополучных районах. В Курском округе – прежде всего, – уверен Виктор Тимофеев. – Сначала следует запретить распахивать пастбища и рыть траншеи. Договора арендаторов, которые меняют предназначение земли, аннулировать. Фермер думает так: «Моя земля, что хочу, то и делаю». Но это наша земля, и она погибает».


Точка зрения

Член комитета думы Ставрополья по аграрным и земельным вопросам, природопользованию и экологии Пётр Коротченко:

«Деградация земель - проблема не регионального, а федерального значения. Тот огромный массив лесополос, который нам остался в наследство от Советского Союза, приходит в негодность. Непоправимый ущерб лесополосам нанесли и засухи последних лет. Погибли даже некоторые виды акаций, которые раньше считались засухоустойчивыми. Требуются расчистка старых лесополос и новые посадки, а на это нужен огромный бюджет.

Отсутствие лесополос - главная причина ветровой эрозии, а не распашка. Другое дело, что зачастую фермеры распахивают землю, непригодную для рентабельного производства сельхозкультур. Если урожая нет, доходов нет, значит, фермер не посоветовался со специалистами и не изучил потенциал почвы. Возможно, причина ещё и в том, что пастбища стоят недорого, поэтому их распахивают и продают дороже. Со временем распаханные пастбища часто возвращаются в своё первоначальное состояние.

Опустынивание приводит к изменению климата и проблемам с экологией, что видно на примере недавнего всплеска численности грызунов, которые атаковали посевы. Важны также и водоохранные зоны.

Что касается мелиорации, то не всегда она оправданна. Выращивание, к примеру, пшеницы и ячменя на поливе не всегда окупается. Потому что орошаемое земледелелие  – не только отдельный бизнес, но и серьёзное вмешательство в природу: дожди начинают формироваться по-другому. Аграрии видят это, но научно факт пока не доказан».


Официально

В 2024 году академики Федерального научного центра агроэкологии РАН представят документ, который станет основой нацпрограммы по борьбе с опустыниванием. Учёные подготовят программы по каждому региону, где есть деградация земли. В них будут определены площади дефляции, очаги, виды эрозий на них и степень дегенеративных процессов почвы. Пески будут останавливать, учитывая факторы, которые их провоцируют. Работа начнётся в 14 пилотных регионах: Астраханской, Волгоградской, Ростовской и Саратовской областях, Ставропольском, Алтайском и Красноярском краях, Дагестане, Калмыкии, Татарстане, Бурятии, Хакасии, Туве и Чечне.

Уже внесены соответствующие поправки в закон о мелиорации земель. Работать программа будет по примеру агролесомелиорации. Аграрии будут получать компенсации от государства после того, как проведут восстановительные работы на вверенных им землях.


Комментарий

Замдиректора ФНЦ агроэкологии РАН, руководитель Центра по борьбе с опустыниванием территорий Александр Кузенко:

«С 1990 по 2022 годы площадь открытых песков на Ставрополье увеличилась в четыре раза: с 21,3 тыс. до 82, 2 тыс. га. Пять лет назад край начали накрывать пыльные бури. Они формируются в Казахстане и приходят с восточными ветрами через Астраханскую область по Прикаспийской низменности.

Опустынивание сильно зависит от поголовья скота, т.е. нагрузки на пастбища. С 2000 годов началось развитие сельского хозяйства, отары значительно выросли. Если в 2000 году в крае было 1 млн. 325 тыс. голов овец, то в 2015 году - 2 млн. 276 тыс., в 2017 – 1 млн. 709 тыс., в 2021 – 1 млн. 195 тыс. За 15 лет чрезмерной нагрузки на пастбища овцы всё вытоптали и разбили, пастбища деградировали, начала снижаться численность поголовья из-за отсутствия достаточной кормовой базы.

Такая ситуация наблюдается во всех субъектах юга России, где идёт опустынивание. К примеру, на одну овцу надо 2 га, а пасут четыре овцы на одном гектаре. При несоблюдении норматива нагрузки на пастбище овцы вытаптывают больше растительности , чем съедают.

Другими факторами деградации земель являются изменение климата и ненормированная распашка пастбищ.

Сельхозземли должны обязательно делиться по сельскохозяйственному назначению на пашни, пастбища и сенокосы. Пастбища и сенокосы нельзя распахивать. Пастбища распахивают, урожай не получают и бросают, получается, и зерновые не выращивают, и пастбище испорчено. Потом ветер разносит лёгкие почвы, и мы получаем пыльные бури – ветровую эрозию.

Сейчас главный критерий использования земель сельхозназначения – это ведение сельского хозяйства. Если собственник или арендатор занимается сельским хозяйством, значит, не нарушает его.

Чтобы исправить ситуацию, необходимо снизить нагрузку на пастбища, т.е. вывести скот на определённое время, за которое большая часть территорий способна самовосстановиться. Это подходит для тех участков, где степень деградации невелика.

Что касается  открытых песков, там нужные такие же меры и агрофитомелиоративные мероприятия, которые сначала остановят пески и прекратят их распространение, а затем их закрепят. 

Кроме фитомелиорации нужно создавать защитные лесополосы, защищающие пастбища и пашни от ветровой и водной эрозии, применять орошение, что в комплексе приведёт к грамотному неистощимому использованию сельскохозяйственных земель».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах