15554

«Всё в точку». «Афганец» о «Ненастье» и жизни воинов-интернационалистов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-СК №47 21/11/2018
Товарищество в Афганистане переросло в братство на гражданке.
Товарищество в Афганистане переросло в братство на гражданке. / Александр Титоренко / Из личного архива Андрей и Наталья Трегубовы

Фильм «Ненастье», рассказывающий о том, как солдаты и офицеры, прошедшие мясорубку войны в Афганистане, искали себя в мирной жизни, вызвал большой резонанс. Насколько показанное на экране соответствует действительности и как живётся бывшим «афганцам»? Об этом STAV.AIF.RU беседовал с воином-интернационалистом Александром Титоренко.

«Афганец» «афганцу» всегда поможет, кем бы он ни был – бандитом или полицейским.

Кто стал рэкетиром?

Светлана Болотникова, «АиФ-СК»: Александр, что, на ваш взгляд, в этом фильме правда, а что вымысел?

Александр Титоренко: Мы сейчас с ребятами, воевавшими в Афганистане, перезваниваемся, обсуждаем его. Мнения разделились. Но большинство считает, что всё в точку. В каждом городе были организации воинов-интернационалистов, которые занимались бизнесом и поддерживали семьи погибших, инвалидов. «Афганец» «афганцу» всегда поможет, кем бы он ни был – бандитом или полицейским.

Справка
«Ненастье» – многосерийная драма режиссёра Сергея Урсляка на телеканале «Россия 1». Дата выхода: Ноябрь 2018 г. В ролях: Александр Яценко, Татьяна Лялина, Александр Горбатов , Сергей Маковецкий и др.

Некоторые действительно пошли в криминал, как мой командир взвода. Он был каратистом, уехал в Москву, стал рэкетиром. Попал в переделку: когда их группировку заблокировал ОМОН, взорвал себя гранатой.

У нас в Георгиевске «афганцы» сплотились под руководством Михаила Кошаева. Потом начались распри, в итоге сообщество развалилось.

– Вы тоже в него входили?

– Я поддерживал связь с сослуживцами. Когда в 1983 году демобилизовался, вместе с другими ребятами сразу поехал навестить могилы погибших Сергея Шикула и Ивана Шпанко в Ворошиловградской области, позже переименованной в Луганскую. Среди афганцев стало традицией, увольняясь, отправляться сначала на родину погибших сослуживцев, а потом уже – по домам.

– Когда вы приступили к общественной работе?

– В 2005 году мы объединились, чтобы воплотить идею о памятном знаке ветеранам локальных войн. Собрали деньги, установили. А спустя несколько лет из-за этих денег снова пошли склоки.

Думаю, разборки провоцируют, чтобы среди «афганцев» не было единства. Мы властям как бельмо на глазу. Из нас в Афгане выбили чувство самосохранения, и мы часто лезем на рожон там, где можно было бы промолчать.

– Поэтому организации и распадаются?

– Не только поэтому. Нас не хотят включать в советы ветеранов при местных администрациях. Их костяк составляют бывшие коммунисты, которые не желают в нас видеть преемников ветеранов Великой Отечественной войны. Когда проводились выборные собрания советов в Пятигорске и Георгиевске, нас вообще не хотели туда пускать, приходилось прорываться с «боем».

Поближе к власти рвётся и Союз офицеров, в котором есть и те, кто офицерское звание получил  «автоматом» на военной кафедре института. Им «афганцы» с боевыми наградами тоже поперёк горла.

Но мы понимаем, что без общественной организации мы не сможем работать с властями, со школами. Одно дело, когда приходит человек с улицы, и другое – из Союза ветеранов Афганистана. Недавно мы установили на школах района, где учились погибшие «афганцы», мемориальные доски. Не забываем и о матерях погибших, навещаем их. 

Коммерческую деятельность не ведём, всё за счёт взносов. Тяжело сейчас «раскачивать» людей на общественные дела.

– В девяностые было проще?

– Тогда собирались по свистку и общим напором решали вопросы. Вплоть до того, что на базар ходили, разборки устраивали, если там кого-то обидели.

В восьмидесятых отношение власти к нам было ещё уважительное, даже жильём обеспечивали. В девяностые очередь на квартиры фактически заморозили.

– В фильме «Ненастье» «афганцы» сами захватывают жильё.

– У нас в крае такого не было. Но известен подобный случай в Екатеринбурге.

Какие уроки усвоили?

– Как восприняли распад государства, которому давали присягу?

– У меня мирная профессия. Когда я увольнялся, многие собирались идти работать в уголовный розыск. А мне командир взвода напророчил: «Ты будешь ветеринаром. Будем каждый год к тебе приезжать, баранину есть, водку пить». Его отец был ветеринаром и хотел, чтобы сын пошёл по его стопам. Но командир погиб, а я, получается, стал ветеринаром.

– Как сложилась жизнь у ваших товарищей?

– Кто в силовые структуры пошёл, неплохо устроился. Они были востребованы, жили на гос-обеспечении, делали карьеру. Есть и те, кто спился, опустился, стал бомжом. У нас в Георгиевском районе один из «афганцев», награждённый орденом Красной Звезды, в вагончике на кладбище живёт. Его сбила машина. Инвалидность не дали. Виновных не наказали. Он запил. Жена выгнала из дома.

– Сколько всего жителей Георгиевского района прошли через Афганистан?

– 80 человек. Половина из них переехали сюда уже после войны. Пятеро наших призывников погибли в Афганистане.

Сейчас власти Георгиевска благоустраивают парк Дружбы, и памятный знак воинам-«афганцам» хотят оттуда перенести. Я считаю, надо сначала посоветоваться с семьями погибших, с членами нашей организации.

Кстати, на обсуждении фильма в телепрограмме Владимира Соловьёва среди приглашённых «афганцев» был член Совета Федерации Франц Клинцевич. Он предложил к 30-летию вывода войск из Афганистана проанализировать итоги той войны, чтобы не повторить ошибок в ситуации с Сирией. Тогда Советским Союзом были затрачены огромные средства на военные действия, на гуманитарную помощь жителям этой центральноазиатской страны. А потом политики вывели войска, бросили базы, дома, и все победы нашей армии, все человеческие потери и материальные затраты оказались напрасны.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах