647

Время собирать мусор. Почему свалки в СКФО плохо поддаются ликвидации?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-СК №27 04/07/2018
Одни мусорят, другие убирают.
Одни мусорят, другие убирают. Эко-проект "Субботник"

Свалку на… свалку

Для Чечни Минприроды России в этом году утвердило больше всего в СКФО проектов по рекультивации свалок – 12. Более 151 млн рублей направят на эти цели. 

А вот Кабардино-Балкария оказалась в числе 10 регионов, где, по мнению федеральных депутатов, возможности полигонов для ТКО исчерпаны. У чиновников и общественников республики иное мнение на этот счёт.

«В городе Прохладном уже больше года работает современный полигон ТКО, а от свалок активно избавляются, – говорит руководитель регионального исполкома ОНФ в Кабардино-Балкарии Евгений Бакаев. – Но не всегда это получается. Вместе с представителями республиканской прокуратуры пытаемся ликвидировать огромный мусорный «склад» отходов в городе Майском. Надзорное ведомство подало иск в суд, и Фемида два месяца назад обязала создателя свалки, предприятие по производству алкоголя, рекультивировать её. Но выполнять это решение организация, которую признали банкротом, не спешит. Одно радует: после того как там прекратили выпускать спиртные напитки, исчез резкий запах. Есть проблемы и с так называемыми временными местами хранения ТКО в Баксанском районе. Руководители муниципалитета обязаны вывозить мусор на полигон в Прохладный каждые девять месяцев, но зачастую нарушают это требование».

Зато общественников на днях порадовало состояние ущелья Джилы-Су. Ещё совсем недавно там была огромная свалка, однако после вмешательства активистов муниципалитет Зольского района её рекультивировал.

В Северной Осетии в этом году планируют ликвидировать полигон во Владикавказе.

«Ужасное зловоние от свалки, – жалуется жительница столицы республики Залина Голоева. – Она давно уже переполнена».

Вместо привычной помойки появится современный полигон. По данным министерства природных ресурсов и экологии республики, его строят в Пригородном районе.         

В Карачаево-Черкесии, начиная с прошлого года, избавляются от свалки в Абазинском районе, где в течение многих лет вдоль трассы Черкесск – Хабез копились тонны мусора.

Как сообщили  в управлении охраны окружающей среды и водных ресурсов КЧР, на рекультивацию направили около 150 млн рублей. На месте полигона построят станцию по утилизации ТКО.  Но проблем в республике ещё немало.

К примеру, как пишут в соцсетях, на свалку в селе Учкекен в последние годы привозят мусор не только из разных уголков республики, но и с Кавминвод.      

По федеральной программе «Чистая страна» Кисловодску и Петровскому городскому округу выделили 108 млн рублей.

«Мы уже захоронили токсичные отходы, сейчас восстанавливаем верхний плодородный слой, – рассказал начальник сельхозуправления Петровского городского округа Виктор Барыленко. – Осенью посеем там пастбищные травы».

С навозом – в администрацию

Сбором и утилизацией твёрдых коммунальных отходов в крае по новому закону должны заниматься четыре оператора. Три из них к работе уже приступили. Один – на северо-западе и в центре края – действует уже полгода, но свалок меньше не стало. Более того, проблем у законопослушных граждан прибавилось, ведь регоператор не принимает навоз, ветки и строительные отходы.

Жительнице Новоалександровска Валентине Капустиной, которая не знает, куда же ей всё это везти, начальник отдела ЖКХ местной администрации Андрей Щепин посоветовал: «Звоните в коммунхоз. Самим это никуда вывозить нельзя. Коммунхозу определили место на полигоне специально для навоза, чтобы всё перепрело, и можно было вывезти как удобрение на поля».

В минЖКХ края пояснили, что по федеральному закону 1998 года № 89 ветки, строительный мусор, навоз и падаль не являются ТКО и не входят в зону ответственности регоператоров, поэтому должны вывозиться по отдельному договору и за отдельную плату.

«Всё это готов принимать «Эко-Сити», если с ним заключат дополнительный договор. Стоимость услуг определяется индивидуально, – сообщили в министерстве. – Строить хранилища навоза и обеззараживать его по ветеринарному законодательству должны хозяйствующие субъекты, которые разводят животных и птицу. На Ставрополье главам муниципалитетов рекомендовано организовать сбор навоза предприятиями, которые могут его использовать.

Что касается павших животных, по ветеринарно-санитарным правилам владельцы в течение суток с момента их гибели обязаны известить об этом ветеринара. Он и выберет порядок утилизации или уничтожения биологических отходов, а владелец доставит их на место переработки, захоронения или  сжигания».

Свалка под Новоалександровском по территориальной схеме обращения с отходами должна стать «мусороперегрузочной станцией», а затем «межмуниципальным зональным центром с линией сортировки и переработкой вторсырья». 

Таких центров в крае, по плану реформы, будет десять. 15 свалок так и останутся мусороперегрузочными станциями с элементами сортировки. Кроме того, будут действовать три мусорных полигона – в Ставрополе, станице Незлобной и Будённовске и один мусоросжигательный завод в Пятигорске.


Комментарий

Эксперт ОНФ Алексей Гридин:

«Мы создали интерактивную карту стихийных свалок. Любой желающий может добавить туда информацию: сфотографировать объект и выложить на сайт с кратким описанием. Мы просим муниципалитет принять меры. Если нам отвечают, что свалки нет, выезжаем в рейд с участием представителей природоохранной прокуратуры, Росприроднадзора, министерства природных ресурсов, представителей администрации. Устанавливается срок для ликвидации свалки. Когда администрация выполняет предписание, нам высылают официальный ответ с фотографиями. Мы сталкивались с тем, что главы хитрили и просто засыпали ямы бульдозером, присылали фото заросшего травой участка. Но у нас есть механизм общественного контроля.  Мы связываемся с заявителем и просим проверить, действительно ли мусор убран. Если это не так, снова требуем ликвидировать свалку. И только когда активист нам подтверждает, что всё в порядке, на интерактивной карте на месте свалки появляется зелёный значок.

За время работы проекта ликвидировано 98 свалок, осталось 229. Лидирует по загрязнённости Кисловодск -­ там 31 свалка. На рекультивацию самой большой из них выделены федеральные средства. А мелкими должна заниматься горадминистрация, пока её не оштрафовали.

Рекультивация больших старых свалок, которым уже 15-­20 лет, ­ дорогостоящий процесс. У муниципалитетов на это зачастую денег нет. Ведь многие, особенно в сельской местности, не заключают договоры с мусоровывозящими компаниями, говорят, что хозяйство у них безотходное. Это неправда. Всё равно есть пластиковые бутылки, пакеты, старая бытовая техника,  строительный мусор, которые сжигать вне заводов и полигонов нельзя. Люди вывозят всё это в лесополосы, активисты фотографируют стихийные свалки, а крайней остаётся администрация: не проследили, не разъяснили, не помогли заключить договоры.

Маленькие свалки убирают на субботниках активные граждане. Недавно вдоль Подкумка мы очистили прибрежную полосу. У таких акций есть воспитательный эффект: тот, кто участвовал в субботнике, уже не будет так бездумно засорять природу».


Точка зрения

Казак Евгений Соколенко (село Бурукшун Ипатовского района):

«Когда уже наши чиновники научатся работать, а не экспериментировать над народом? Прежде чем планировать «мусорную» реформу, её надо было обсудить с жителями. Мы, казаки, считаем, что закон надо доработать. Свои предложения передали губернатору и краевым депутатам.

Пока положительного эффекта не видим. Около Бурукшуна есть свалка, куда раньше вывозили мусор и загребали потом бульдозером. Но то же самое сейчас делает регоператор: собирает мусор по селу и вывозит на ближайшую свалку, а не на перерабатывающий завод. Люди же теперь оставляют пакеты на обочинах дорог. Власти хотели навести порядок, а получили свалки повсеместно.

Договоры на вывоз мусора многие жители ещё не подписали, а платёжки им уже пришли. Вот у меня четыре человека в доме. С каждого берут по 60 рублей, то есть 240 рублей в месяц, но мы столько мусора не производим, сколько заложено в этом нормативе! За что платить?»


Мнение эколога

Эколог Михаил Дементьев (Ставрополь):

«То, что наши власти стали заниматься рекультивацией свалок, меня радует. Но к популистским заявлениям о том, что, к примеру, уже через несколько месяцев на месте многолетнего мусорного склада будут пасти коров, отношусь скептически. Ведь бурёнки будут пастись на заражённой земле, потому что  за долгие годы в почве скопился так называемый свалочный газ и другие вредные вещества.

Чтобы их нейтрализовать, требуется немало средств и времени, как минимум, три года. Поэтому я  – за то, чтобы эти участки после рекультивации  вообще не использовали.

В последние годы наша страна пошла по пути европейских государств и стала активно  строить  мусоросжигательные заводы. Но не будем забывать о том, что до сих пор у нас на этих предприятиях  применяют устаревшие  и экологически вредные технологии.  А вот заводы нового поколения вреда окружающей среде не приносят».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах