Примерное время чтения: 7 минут
203

Похулиганить или запугать? Кто «минирует» объекты, и как за это наказывают

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-СК 21/07/2021
Мотивы у злоумышленников бывают разные.
Мотивы у злоумышленников бывают разные. pixabay.com

Управление ФСБ по Ставропольскому краю насчитало 16 телефонных звонков и 17 электронных писем, сообщающих о готовящихся актах терроризма, за прошлый год. Ни в одном из этих случаев информация не подтвердилась. В итоге было возбуждено 24 уголовных дела, семерым подсудимым уже вынесли приговоры, пятеро отделались административным наказанием. Кто шутит о бомбах и зачем, выяснял «АиФ-СК».

«Срочно приезжайте, а то взорвётся»

В антитеррористической комиссии Ставрополья рассказали, что первые ложные сообщения о минировании школ, больниц, вокзалов и других многолюдных объектов начали появляться в крае после нападения банды Басаева на Будённовск в 1995 году. Поначалу они были редкими. Но потом набрали «популярность». Законодателям пришлось ужесточать ответственность за такие действия. Однако полностью пресечь их пока не удаётся. Вот лишь несколько эпизодов за прошлый год.

30 сентября Будённовский городской суд признал виновным в заведомо ложном сообщении о готовящемся теракте 31-летнего мужчину. Чтобы развлечься, местный житель позвонил со своего мобильного телефона в единую дежурно-диспетчерскую службу и рассказал, что в доме по соседству готовят теракт. Информация не подтвердилась, «доброжелателя» нашли, возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 207 УК РФ. Суд назначил наказание в виде одного года ограничения свободы.

Другому жителю этого же округа придётся провести три года и один месяц в колонии строгого режима. Он «пошутил» дважды. Первый раз сообщил о бомбе в одной из городских маршруток. Второй раз – о минировании автовокзалов в Будённовске и Минводах. Когда поймали, вину свою полностью признал и раскаялся. Попросил суд рассмотреть дело в особом порядке.

Жителю Труновского района выдумка о теракте также стоила трёх лет свободы в колонии строгого режима. Что сподвигло его вводить правоохранительные органы в заблуждение – осталось загадкой. Приговор ему вынесли 8 сентября.

А ещё чуть раньше, 13 августа прошлого года, Ленинский районный суд Ставрополя завершил рассмотрение дела 28-летнего жителя краевого центра. 11 апреля мужчина был пьян. Под воздействием паров спиртного набрал «02» и рассказал о своих планах взорвать здание, расположенное возле цирка, в нижней части города. Вычислить телефонного бомбиста оказалось несложно. Приговор – 200 тысяч рублей штрафа.

Некоторые сообщение о теракте используют как орудие мести. Пару лет назад большой резонанс вызвала история жительницы одного из сельских районов края. Женщина приехала в Ставрополь, сняла квартиру и пригласила друзей. Веселились громко и долго. У соседа лопнуло терпение, он сделал гулякам замечание. Потом ещё раз. И ещё. В отместку женщина позвонила в полицию и придумала теракт. Сама же под суд и попала.

До десяти лет колонии

Сегодня санкции статьи 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма» предусматривают большой спектр видов наказания. В зависимости от обстоятельств и последствий.

За совершенное из хулиганских побуждений заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, значительного имущественного ущерба или других серьёзных последствий, предусмотрены следующие варианты. Подсудимого могут оштрафовать на 200-500 тыс. руб. или в размере зарплаты за год-полтора. Могут ограничить его свободу на срок до трёх лет или приговорить к принудительным работам на два-три года.

Если такое сообщение касалось объектов социальной инфраструктуры (учреждений здравоохранения, образования и культуры, общественного транспорта, кредитно-финансовых организаций) или ущерб, нанесённый ложным звонком, оказался крупным (более миллиона рублей), наказание будет жёстче. Штраф от 500 до 700 тысяч рублей или в размере зарплаты за год-два, лишение свободы на три-пять лет.

Если мотивом телефонного террориста было не просто хулиганство, а стремление дестабилизировать работу органов власти, суд может приговорить к штрафу от 700 тысяч рублей до миллиона. Или придётся отдать свою зарплату за период от года до трёх лет. Или отправиться за решётку на шесть-восемь лет.

Если же в результате такого ложного сообщения кто-то погиб или наступили другие тяжкие последствия, санкции будут максимальными: штраф от 1,5 до 2 млн или в размере дохода за два-три года, или лишение свободы на восемь-десять лет.

Таковы санкции, предусмотренные последней редакцией ст. 207 УК РФ. Правилась она дважды. Впервые её подкорректировали в 2014 году. Именно тогда появилась вторая часть статьи, учитывающая характер объекта «минирования» и нанесённый звонком материальный ущерб. Ведь каждое ложное сообщение – это удар по экономике: эвакуируются работники и посетители учреждений и предприятий, вхолостую отвлекаются значительные силы служб экстренного реагирования. Даже предполагая, что сообщение не имеет под собой реальных оснований, система безопасности обязана действовать по прописанному алгоритму. Ведь это тот случай, когда лучше перестраховаться - ошибка и недооценка опасности может стоить людям жизни.

Поправки, учитывающие мотивы «минёров» и тяжкие последствия, были внесены в Уголовный кодекс в конце 2017 года. Соответствующий документ подписал президент Владимир Путин после волны ложных сообщений, прокатившихся по стране.

Хаос и паника

Сентябрь 2017 года жителям Ставрополя и многих других городов России сложно забыть. В годовщину теракта с башнями-близнецами в Нью-Йорке в экстренные службы краевого центра начали поступать сообщения о бомбах, заложенных в школах и больницах, торговых центрах и на транспорте – почти полсотни объектов, тысячи эвакуированных, хаос и паника. В последующие дни злоумышленники переключились и на другие территории. В их поле зрения попали все миллионники и другие крупные города.

Две недели злоумышленники держали в напряжении всю страну. Жители 45 населённых пунктов столкнулись с эвакуациями и проверками. 1203 анонимных сообщения о бомбе с 11 по 25 сентября. С 1217 объектов пришлось экстренно выводить людей и запускать туда собак, натасканных на поиск взрывчатки. Что такое эвакуация, на себе прочувствовали 470 тысяч человек. Ущерб экономике, по данным МЧС, превысил миллиард. Это самая скромная оценка.

Очевидно, что цели у создателей этой волны были совсем другие. Не похулиганить хотели, а запугать людей, парализовать работу как можно большего числа учреждений, экстренных служб, органов власти.

Правоохранительным органам удалось выяснить, что все звонки были сделаны с использованием сервисов интернет-телефонии. Источник оказался за рубежом.

Как избежать неприятностей?

Таких масштабных провокаций с тех пор больше не было. В основном с ложными сообщениями о готовящихся терактах звонят пьяные, психически нездоровые и школьники.

«В последние годы от школьников таких сообщений не поступало, - уточнили в антитеррористической комиссии Ставропольского края. – Вычислить того, кто с помощью выдуманной бомбы пытается сорвать занятия, легко. Не важно, позвонил он или письмо на электронную почту прислал. И тогда приходится отвечать».

До школьников эту истину стараются донести всеми возможными способами. Система образования и правоохранительные органы работают вместе. И не только с детьми.

«Профилактическая работа ведётся с учащимися школ и учреждений профессионального образования, родителями и педагогами, - рассказала заведующая сектором по организации отдыха и оздоровления детей отдела воспитательной работы и допобразования Евгения Пинская. – Для подростков проводим краевые интернет-уроки. Предварительно мониторим, что волнует и интересует детей. Говорим в том числе и об ответственности за ложное сообщение об акте терроризма. В таких встречах участвуют ученики 8-11 классов и студенты. Обязательно приглашаем сотрудников правоохранительных органов и психологических центров. С родителями по этой теме работаем на площадке краевого университета педагогических знаний. В режиме видеоконференц-связи подключаются все территории. Проводим правовой ликбез. А с педагогами о мерах профилактики говорим на краевых совещаниях».

Уголовный кодекс предусматривает ответственность за ложное сообщение об акте терроризма, начиная с 14 лет. Но и тем, кто младше, шалость с рук не сойдёт.

«Если такое случается, ребёнок ставится на учёт. Проводится проверка: выясняем, находился ли он в группе риска, работали ли с ним психологи. Привлекаем родителей. Составляем индивидуальную профилактическую программу. В работу включаются классный руководитель и школьный психолог, за ребёнком закрепляется наставник, который в состоянии своим авторитетом убедить, что нарушать закон недопустимо», - пояснила Евгения Пинская.

Профилактические меры дают результат. Данные минобра края совпадают с заявлениями представителей АТК: в последние годы ставропольские подростки о минировании школ не сообщают. Даже если к контрольной не готовы.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах