253

Не дать уйти от возмездия. Как удаётся предотвращать теракты?

В начале 90-х правоохранителям часто приходилось идти преступникам на уступки,  но теперь действует другой принцип – полностью исключается сотрудничество с террористами
В начале 90-х правоохранителям часто приходилось идти преступникам на уступки, но теперь действует другой принцип – полностью исключается сотрудничество с террористами / Александр Фирсов / АиФ

Автобус  со взрывчаткой  

Долгие годы жители нашей страны узнавали о терроризме только из телевизионных передач и газетных статей. Но в 90-е он добрался и до россиян.

С  проявлениями терроризма силовики Ставрополья столкнулись в начале 90-х. Первыми терактами стали не взрывы на улицах и площадях, а взятие в заложники пассажиров автобусов.

В мае 1994 года бандиты захватили  автобус, следовавший  в Ставрополь. В нём находились школьники и их родители, выехавшие на экскурсию. Возле горы Змейка людей взяли «на мушку». «Бомбисты» потребовали 10 миллионов долларов, вертолёт, оружие и наркотики.

В освобождении заложников участвовал сотрудник краевого управления ФСБ Николай Корж. Он в силу обстоятельств стал главным переговорщиком, поскольку иметь дело с переодетыми в гражданскую одежду бойцами «Альфы» террористы не захотели.   

«Боевики  потребовали, чтобы им принесли телевизор: пожелали  видеть, как СМИ сообщают о теракте, – вспоминал Корж. – А я как раз забрал в тот день чёрно-белый телевизор из ремонтной мастерской. Вот меня и отправили на переговоры. Захожу в автобус, говорю: «Сейчас как раз футбол показывают. Может, на него переключить?». Слово за слово – и наладил контакт».

Договорились о том, что Корж будет доставлять боевикам то, что они пожелают:  еду, напитки, наркотики. А они взамен стали отпускать детей и их родителей. В итоге блестяще проведённой операции ни один из пассажиров не пострадал.

Террористы же поднялись в воздух и взяли курс на Дагестан. Их полёт отслеживали, и  когда они  совершили посадку в Чечне, троих членов банды задержали. А спустя год сотрудникам ФСБ удалось схватить и четвёртого участника  захвата. Николая Коржа наградили орденом «За личное мужество».

А 28 июля того же года на остановке в Минводах террористы захватили автобус, следовавший из Пятигорска в КБР. Бандиты надели маски, достали пистолеты и, направив оружие на водителя, приказали никого не выпускать и следовать в аэропорт. Заложниками стали 36 человек, в том числе 8 детей.

В аэропорту бандиты выпустили на свободу четырёх заложников, чтобы они передали их требования властям. Террористы хотели 15 млн долларов и два вертолёта.

Автобус оцепили сотрудники спецслужб, пригнали бронетехнику. Начались переговоры. К ночи почти всех пассажиров отпустили, в автобусе остались 10 человек. В вертолёт, который предоставили власти, террористы поднялись вместе с захваченными людьми.

Когда вертолёт начал взлетать, спецназовцы попытались освободить заложников. Один из преступников в ответ бросил гранату в сторону заложников. На месте убило двух женщин и пособника террориста. Позже в больнице скончались ещё две заложницы.

В октябре 1994 года Ставропольский краевой суд приговорил трёх членов этой банды к расстрелу. Позже приговор пересмотрели и оставили  смертную казнь только для главаря Саида Усманова. Двое его соучастников отправились на 15 лет в колонию строгого режима.

А в 1995 году весь мир облетела чёрная весть: боевики захватили  небольшой ставропольский городок Будённовск. До сих пор сотрудники спецслужб задерживают членов басаевской банды.           

Дети, которые оказались в 1995 году в заложниках в будённовской больнице, выросли. Вместе  с их взрослением произошёл и колоссальный прорыв в борьбе с террористами.   

По словам сотрудника краевого УФСБ,  в начале 90-х правоохранителям часто приходилось идти преступникам на уступки,  но теперь действует другой принцип – полностью исключается сотрудничество с террористами.

Их  должно настигнуть возмездие. Это не означает, что, проводя операцию, силовики не заботятся о сохранении жизней людей. Но не менее важно не только спасти, но и не дать уйти. Тот, кто подался в  «бомбисты», должен понимать, что его ждёт: либо тюрьма, либо смерть.    

Спутали планы

В апреле 2017 года ставропольские силовики не дали свершиться ещё одному злодеянию. Поздним вечером  на просёлочной дороге в Кочубеевском районе  сотрудники полиции попытались остановить «Приору», в которой находились бандиты. В ответ пассажиры  открыли огонь из автоматов и попытались скрыться. Ответным огнём двух бандитов убили.  Их удалось опознать. Один из боевиков был главарем ячейки ИГИЛ (запрещённой в России террористической организации) и  прошёл подготовку в лагерях. На месте боестолкновения нашли автомат, патроны к нему, компоненты для изготовления самодельного взрывного устройства.

В доме, где жил один из бандитов, силовики обнаружили  гранаты, готовое к использованию взрывное устройство, начинённое поражающими элементами, а также травматический пистолет, атрибутику ИГИЛ и религиозно-экстремистскую литературу. Боевики планировали совершить серию терактов.

А 9 декабря прошлого года правоохранители заблокировали в частном доме Ставрополя  троих вооружённых бандитов. Их нейтрализовали при попытке прорвать оцепление. В доме, где они укрывались, произошёл взрыв.

По данным краевого УФСБ, боевики готовили серию терактов.   

«То, что в последние годы в крае нет террористических актов, – это заслуга, в первую очередь,  силовиков, – признаёт доктор философских наук Виктор Авксентьев. С этим утверждением трудно не согласиться.

Вербовать всё сложнее    

Гораздо результативнее стала и работа ставропольских правоохранителей  по предупреждению вербовки доверчивых юнцов в ряды радикалов.

Один из самых громких уголовных процессов на Ставрополье последних лет – дело о так называемом медицинском джамааете. Пятеро студентов Ставропольского государственного медуниверситета вербовали новых адептов ИГИЛ. Четырёх парней им удалось отправить в Сирию.

Наверняка опытные манипуляторы, один из которых прошёл обучение в  учебном заведении радикалов, послали бы на верную смерть ещё больше молодых людей, если бы их не разоблачили сотрудники краевого УФСБ. Вербовщики получили от 5 до 7,5 года лишения свободы. 

Сколько их, молодых людей, поддавшись умелым манипуляциям вербовщиков, сломали себе жизни?

Один из них – «боец» Рахман Багбеков. «АиФ-СК» уже писал об операции по его задержанию в аэропорту Ставрополя

Рахман сейчас отбывает 15-летний срок. А вот Шамилю Абдулазизову, подготовившему взрывчатку для теракта в Пятигорске в конце  2013 года, в котором погибли три человека,  на свободу больше выйти не суждено.

Его, как и организатора теракта Турала Атаева, приговорили к пожизненному заключению. Тогда, в конце 2013 года, террористы заложили взрывчатку в автомобиль. Взрыв прогремел возле здания ОГИБДД в Пятигорске.

Как же не допустить новых трагедий и  не  сломать судьбы молодых людей?

Для этого надо быть на шаг впереди  профессиональных вербовщиков, которые «оккупировали» соцсети. Речь – об адресной профилактике, «точечной»  работе с каждым потенциальным радикалом. «На карандаше» в краевой антитеррористической комиссии сейчас 600 жителей края. Среди  них много молодых людей. Как важно уберечь их от рокового шага.   

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах