Примерное время чтения: 9 минут
294

Нацистские зачистки. На Ставрополье устанавливают имена жертв оккупации

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-СК 03/05/2023

На окраине села Безопасного стоит памятник с красной звездой - на месте захоронения евреев-беженцев, казнённых пособниками нацистов в 1942 году. До последнего времени на нём не было имён, но есть надежда установить хотя бы некоторых погибших.

О страшных фактах той трагедии и попытках оправдать нацизм «АиФ-СК» рассказал кандидат исторических наук Алексей Кругов.

Случайная находка

Лана Светличная, «АиФ-СК»: Алексей Иванович, неужели спустя 80 лет можно узнать фамилии казнённых?

Алексей Кругов: Обелиск установили в 1965 году. Так как среди казнённых было много беженцев, прибывших на Ставрополье накануне оккупации, установить их имена не смогли. Местные жители лишь знали, что там похоронены 170-180 человек. На обелиск нанесли только надпись: «Мир – ты самая верная верность. Всем погибшим друзьям на земле».

Досье
Алексей Иванович Кругов. Учился в ставропольской средней школе №16. Выпускник исторического факультета Ставропольского государственного пединститута, кандидат исторических наук. Автор региональных учебников и пособий по краеведению для общеобразовательных учебных заведений: «Ставропольский край в истории России» (2001, 2006), «Страницы истории края» (2002, 2003) для начальной школы, «Задачник по краеведению». Среди научных трудов есть монографии «Крестьянское хозяйство России в конце XIX – первой четверти XX в.», «Ставрополь глазами иностранцев».

Недавно в фондах музея села Безопасного Ставропольского края случайно обнаружили пожелтевший от времени лист бумаги. В нем говорилось, что летом 1967 года в сельсовет села Безопасного обратился участник Великой Отечественной войны, боевой офицер, орденоносец Рафаил Оверштейн. Он на тот момент жил в Донецке и приехал на Ставрополье, чтобы разыскать места захоронения своих близких.

Рафаил Оверштейн располагал сведениями, что в годы войны в Безопасное эвакуировали 67 его земляков - из села Приютного Гуляйпольского района Запорожской области Украины. Во время оккупации их расстреляли нацисты на окраине ставропольского села. Родственники офицера были в числе казнённых. Благодаря этому найденному листочку у нас появилась возможность установить хотя бы часть имён.

Опознание тел погибших у скалы Орлиное Гнездо (Пятигорск, 1943)
Опознание тел погибших у скалы Орлиное Гнездо (Пятигорск, 1943) Фото: Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве

Без одежды и обуви

- Для чего нужно знать историю тех лет, если сейчас хватает и других проблем?

- То, что испытали и пережили в военные годы жители нашей страны, даже сложно представить. Это голод, потери близких и самоотверженная битва за общую Победу не только на полях сражений. Но об этом ужасе нынешнее поколение стало забывать. Встречаются и попытки исказить историю. Потому материалы о бесчинствах оккупантов очень важны сегодня - когда в мире пытаются оправдать нацизм.

В январе Ставропольский краевой суд признал геноцидом преступления нацистов и их пособников в нашем регионе в годы ВОВ. Тогда уничтожили как минимум 28 тысяч человек. Имена многих из них до сих пор неизвестны. В том числе и потому, что накануне прихода нацистов - с июля 1941 года, в край стали массово прибывать беженцы и эвакуированные жители Молдавии, Украины, Белоруссии.

- А как на тот момент решались их проблемы местными властями? Ведь люди нуждались в жилье, продовольствии, работе.

- Вот цифры, которые говорят сами за себя: осенью 1941 г. на Ставрополье числились 218 тысяч эвакуированных. К началу следующего года 75% из них разместили в сельской местности. Их обустройство для местной власти было непростым. Вот выдержка из одного документа той поры: «Многие из эвакуированного населения не имеют у себя ни одежды, ни обуви, – сообщал первый секретарь Солдато-Александровского райкома партии Вытяжков. – Как быть с ними? Они ежедневно приходят со слезами и требуют оказать помощь». И аналогичная картина наблюдалась практически во всех районах.

Храм села Безопасное.
Храм села Безопасное. Фото: Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве

Особенно тяжёлым выдалось лето 1942 года. Представьте ситуацию: в крае огромный наплыв беженцев, эвакопункты переполнены. Сотням людей приходилось даже ночевать под открытым небом, благо, лето выдалось жарким. Конечно же, случались вспышки инфекционных заболеваний, какие-то бытовые конфликты на фоне общего нервозного настроения. И со всем этим нужно местной власти работать. Жители края помогали беженцам чем могли: по-братски делили скудный тыловой паёк, снабжали одеждой и давали кров. Но жилищная проблема оставалась самой болезненной. Она обострилась не только из-за большого количества беженцев. Много помещений отдавалось для размещения воинских частей и эвакогоспиталей. А потому приходилось «уплотнять население»: селили где придётся, даже в сараях.

- Первыми из прифронтовых районов отправлялись в тыл эшелоны с детьми. А где потом жили эти ребята?

- Известно, что наш край принял у себя сотни ленинградских детей-сирот, прошедших немыслимые тяготы блокадной зимы. Их брали на воспитание в свои семьи колхозники, рабочие и служащие.

Во рвах и салотопках

- Тем временем враг приближался уже к Ставрополью.

- Вот что сообщал первый секретарь крайкома партии Михаил Суслов: «Части немецкой армии появились на территории края 2 августа. Продвижение войск противника почти не встречало сопротивления. Эвакуацию пришлось проводить на территории, оставленной нашей армией, без её защиты».

Немцы у храма в селе Безопасном.
Немцы у храма в селе Безопасном. Фото: Ставропольский государственный историко-культурный и природно-ландшафтный музей-заповедник им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве

В итоге тысячи женщин и детей оказались уже в прифронтовой полосе. Многих из них ожидала страшная судьба. Например, из акта Изобильненской чрезвычайной государственной комиссии (ЧГК) мы узнали такие шокирующие подробности: «23 августа 1942 года в с. Изобильном Ставропольского края немцы забрали евреев в машину, которая поехала к салотопке. Оттуда они не возвратились».

По свидетельствам очевидцев, нередко гитлеровцы практиковали чудовищные по жестокости казни: на глазах матерей их живых детей сбрасывали в глубокий колодец, потом взрослых закалывали штыками и отправляли туда же. О такой расправе над семьёй Эммы Коган сообщил её чудом спасшийся сын. Он потом участвовал в работе районной ЧГК, рассказал об известных ему злодеяниях нацистов.

- Иногда фашисты прибегали к распространению ложной информации об эвакуации, чтобы собрать людей и расстрелять.

- Так поступили, например, в Изобильненском районе. В конце сентября 1942 года эвакуированных из Украины евреев под видом отправки на работу сначала собрали в помещении школы станицы Новотроицкой. Затем 619 мужчин, женщин и детей погрузили в автомобили. На берегу реки Егорлык 27 сентября расстреляли часть из них - 242 человека. Избежавшие смерти прошли круги ада: их сначала увезли в станицу Новоалександровскую, где после пыток и издевательств тоже казнили. Проводились аресты и по доносам пособников немцев. Расстреливали не только у противотанковых рвов или на «салотопке» - людей массово убивали и в самом селе. Например, на огороде местного жителя Петра Андреевича Кизима убили более тридцати человек.

Фашисты уничтожали не только евреев. Они тотально вели зачистку душевнобольных. На оккупированных территориях СССР нацисты убили от 12 до 20 тысяч пациентов психиатрических клиник, в том числе более 1700 человек в регионах Северного Кавказа и в Ставрополе.

- Известно, кто непосредственно участвовал в карательных акциях?

- Подразделения айнзацгруппы «D» (около 600 человек), полевой жандармерии, войска СС и местные полицейские формирования, которые были практически в каждом населённом пункте. Общая численность полицаев на то время составляла около 1600 человек.

Без жалоб и поблажек

- Но и потом жителям края пришлось нелегко. Ведь в годы войны, пока мужчины-кормильцы были на фронте, весь нелегкий крестьянский труд лёг на плечи женщин, детей и инвалидов. Ко всему прочему из колхозов изъяли и отправили на фронт все исправные трактора и здоровых лошадей.

- Во время посевной рабочий день начинался в 4 утра и заканчивался почти ночью. Несмотря на трудности, крестьяне бесперебойно снабжали город и армию сельскохозяйственной продукцией. Все работали без жалоб и поблажек, ради общего дела, хотя едва сводили концы с концами и откровенно голодали.

Я недавно перечитал воспоминания бывшего председателя крайисполкома Ивана Таранова. Он пишет: «В нашем колхозе им. Будённого всю войну проработала женская тракторная бригада. У них был, скажу без преувеличения, нечеловеческий труд. Старая техника заводилась «с ручки», буквально изматывала трактористок - вчерашних школьниц. Вспоминаю всех этих людей и горько сожалею: мало они прожили! Дядя Гриша не дожил и до 50 лет, трактористки умерли в 38–40. Что поделаешь - война».

Вот о чём нам надо помнить. О героическом подвиге наших отцов и дедов, которым выпала такая нелёгкая судьба. О зверствах нацистов, которые не щадили ни стариков, ни детей. Помнить и передавать последующим поколениям. И тогда никто не сможет переделать нашу историю «под себя».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах