Примерное время чтения: 7 минут
707

Заложники призвания. Молодых учителей отпугивает не зарплата, а неуважение

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-СК 26/10/2022 Сюжет Куда пойти работать?
Все преподаватели работают по программе – авторской или государственной.
Все преподаватели работают по программе – авторской или государственной. / Анна Дорожкина / Из личного архивa

Ставропольчанка Анна Дорожкина в этом году получила диплом преподавателя. Работать по специальности начала студенткой. Уходила в более денежную сферу, но вернулась, потому что любит работать с детьми. Её не смущает ни маленькая зарплата, ни огромная ответственность, ни отсутствие времени на личную жизнь. Угнетает только неуважение общества, призналась педагог корреспонденту stav.aif.ru.

Заложники призвания

Педагогические вузы и факультеты ежегодно выпускают специалистов, но при этом в Ставропольском крае, особенно в сёлах, не хватает учителей.

«Единицы поступают в педагогический, чтобы работать в школе, просто там проходной балл ниже, чем в обычных вузах», – говорит Анна Дорожкина.

Она окончила школу в городе Лермонтове, поступила в Ставропольский государственный пединститут на педагога дополнительного образования и преподавателя изобразительного искусства. С таким дипломом можно работать в детском саду, художественных и общеобразовательных школах, частных изостудиях.

«Работать по специальности начала на третьем курсе. Диплом посвятила профилактике агрессивного поведения с помощью занятий эстетической направленности. Тему выбрали вместе с научным руководителем, и я считаю её особенно актуальной сейчас, когда происходят трагедии в школах», – рассказала ставропольчанка.

Но после окончания вуза она устроилась в обычный продуктовый магазин. Поначалу радовалась и зарплате, и свободному времени. Но не хватало главного – смысла.

«Что такое успешная карьера? Поступая в вуз, я стремилась в министерство образования, чтобы менять систему. После практики поняла, что хочу работать с детьми – постоянно учиться, совершенствовать мастерство. В этом вижу свою цель – стать профессионалом. А престиж – это что-то для публики, – признаётся Анна. - Некоторые мои одногруппницы учились на художниц, а не на преподавателей. А я – именно ради педагогической специальности, но в школах и домах творчества редко бывают вакансии по моему профилю. По программе «Земский учитель» для развития сельских школ невозможно выбрать, где именно работать. Художественные кружки в сельской местности – редкость. Отчасти поэтому я пошла в детский сад», - объяснила девушка.

Свою профессию Анна не считает престижной – зарплата маленькая, работа тяжёлая, ответственность огромная. Но больше всего молодого специалиста огорчает нехватка уважения со стороны общества. Учителей используют в качестве массовки на городских мероприятиях и увольняют после жалоб родителей на фотографии в социальных сетях.

«Постоянно говорят, что учителя – самые важные люди, ведь они учат всех, от таксистов и продавцов до айтишников и политиков. Но при этом у нас нет ни личной жизни, ни финансовой подушки, ни особых карьерных перспектив – на повышение квалификации тоже нужно время и деньги. Люди приходят в школу с горящими глазами и выгорают, не остаётся и тлеющего уголька от прежнего пламени. Учителя не должны быть заложниками призвания!» – считает Анна.

Учить или отчитываться?

Педагог в кружке не заменит родителей и психолога, но всё же с первых занятий он определяет, насколько каждый ребёнок активный, готов идти на контакт. Практикует работу в группах, чтобы объединить коллектив, объясняет детям, что быть разными – нормально.

«Сейчас в Ставрополе немало инклюзивных программ, мне доводилось работать с детьми с ограниченными возможностями здоровья, и я не заметила особых сложностей, – рассказала преподаватель. – Конечно, требовать от них той же включённости, что и от остальных, – насилие. Но обычно, если родители занимаются с ребёнком, ему проще адаптироваться».

Все педагоги работают по программе – авторской или государственной, принятой в учреждении.

«Свои метрики успеваемости есть и в кружках, и в детских садах, хотя там не проводят контрольных работ и не ставят оценок, – рассказала преподаватель. – Имеются критерии, чему должен научиться ребёнок, и по ним мы отчитываемся. Но если в художественной школе дают предпрофессиональное образование, фундаментальные знания и навыки, то в кружке результат важнее, чем качество. Ребёнок должен каждый раз сдавать готовую работу в конце занятия, но при этом возможностей для самовыражения и творчества у него больше».

Больше простора для творчества и у преподавателя в кружке по сравнению с коллегами из художественной школы. Он может написать собственную программу, варьировать тематику занятий. Но и ему не избежать бумажной работы.

«Мало кто задумывается, что учителя получают зарплату только за те часы, которые они проработали непосредственно с детьми. Время, затраченное на написание отчётов, не учитывается как рабочее, а его часто нужно не меньше, чем на сами уроки», – сетует специалист.

Непосредственные и азартные

В детсаду занятия по изобразительному искусству начинаются с младших групп. Сначала длятся не больше 10 минут – малышам сложно долго фокусироваться на одной задаче. Они успевают нарисовать или слепить простую фигуру – ёлочную игрушку, солнышко, огурец. В дальнейшем продолжительность занятия увеличивается и доходит до 30 минут в старших группах. Задания усложняются – появляется больше деталей, используются новые техники, развивающие мелкую моторику, воображение, пространственное мышление. Они учат усидчивости и сосредоточенности.

«Дети – классные и очень искренние, – поделилась Анна. – Они ещё не умеют скрывать и сдерживать эмоции, и когда у них что-то получается, по-настоящему радуются успеху. И я радуюсь вместе с ними. Они азартно участвуют в творческих конкурсах, если видят, что победить может каждый. А ещё напоминают, насколько по-разному все мы можем видеть один предмет – хотя бы ту же кружку. С ними я не чувствую усталости, а без них мне тоскливо и одиноко. Я считаю, что к ребятишкам нужно относиться как к друзьям – с заботой и пониманием».

Она не верит, что есть люди, которым «просто не дано» рисовать.

«Может быть плохо развито пространственное мышление или мелкая моторика, но всё это можно развить. В рисовании, как и в спорте, нужны практика и трудолюбие, - говорит педагог. - Но при этом научиться есть шанс в любом возрасте, и какие-то генетические врождённые способности не требуются».

По мнению Дорожкиной, принуждать детей к дисциплине и занятиям – дело неблагодарное. Вместо этого она предпочитает искать с ребятами общие темы, заинтересовывать чем-то близким и понятным. Например, рисовать кошку и придумывать про неё истории. В онлайн-формате такое реализовать очень сложно.

«Во время пандемии я вела кружок у школьников и записывала мастер-классы, – поделилась опытом Анна. – Предполагалось, что ребёнок посмотрит видео, выполнит задание, а родители сфотографируют и пришлют. Но детям приходилось постоянно ставить видео на паузу, рассматривать картинку, кое-как срисовывать или делать по памяти. Они стеснялись задавать вопросы, отвлекались, а я не видела их и не могла вовремя подсказать. Не все родители давали обратную связь – у меня же был кружок, а не основная школьная программа. Пропал контакт между ребёнком и учителем, снизился результат».

Официально

На Ставрополье с 2020 года действует программа «Земский учитель». Это конкурс, в котором могут участвовать педагоги со средним профессиональным и высшим образованием не старше 55 лет. Победитель получает 1 млн рублей и работу в селе или посёлке городского типа населением до 50 тысяч человек.

Согласно данным на сайте краевого министерства образования, в 2020 году конкурсный отбор прошли восемь преподавателей, а в 2021 году – семь. В 2022 году конкурс не проводился – не были предусмотрены необходимые средства в бюджете. Зато в 2023 году пообещали определить сразу 39 победителей.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах