Примерное время чтения: 5 минут
987

Речь не на том. Почему в Ингушетии не учат русский язык как родной?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ-СК 17/05/2023
Усвоение языка зависит и от профессионализма педагога.
Усвоение языка зависит и от профессионализма педагога. / НТРК "Ингушетия" / Кадр из видео

Споры вокруг изучения языков в республиках утихли с тех пор, как школьникам разрешили выбирать русский родным. Однако в Ингушетии проблема не снята. Почему государственный язык как родной там никому не преподают, выяснял «АиФ-СК».

Оценивают как и носителей

Преподаватель русского языка Муса Хашиев несколько лет назад переехал в Ингушетию из другого региона России. Таких, как он, в республике много - вернулись люди, покинувшие Кавказ в неспокойные годы. Их дети росли среди русскоязычных, с яслей говорили по-русски, но на исторической родине им приходится учить ингушский, причём не добровольно, а в обязательном порядке, по предмету «родной язык». Поправки 2018 года в закон об образовании гарантируют право языкового выбора, но в Ингушетии эта норма не соблюдается. По мнению Мусы Хашиева, действует негласный запрет.

«В лицее я написал заявление с просьбой дать моему сыну возможность изучать русский как родной, но нас заставили ходить на ингушский, - рассказывает отец. - Я не против ингушского и хотел бы, чтобы сын знал язык предков. Однако подход к его преподаванию отбивает всякое желание у ребёнка. Ему приходится осваивать программу, рассчитанную на детей, которые говорят на ингушском с малых лет. Учитель предъявляет к носителям и приезжим одинаковые требования. В результате по всем предметам у сына четвёрки и пятёрки, а по ингушскому - двойки и тройки».

Муса Туганович, будучи сам учителем русского языка, в подобных ситуациях шёл навстречу ученикам, испытывавшим сложности. Педагоги сына по ингушскому языку в положение русскоязычных не входят. При этом они, по словам коллеги, получают надбавку к зарплате до 15%, тогда как у русоведов в республике доплаты за проверку тетрадей сравняли с проверкой по другим предметам, хотя раньше этот труд оплачивался выше.

Зампред правительства и министр образования Ингушетии Эсет Бокова на запрос «АиФ-СК» ответила, что в школах республики «необходимости в адаптированном курсе ингушского языка и в ведении предмета русского языка как родного не возникало, так как отсутствуют выбравшие его учащиеся». Может быть, их заявлениям школы просто не дали ход, как это случилось с Хашиевыми?

К слову, по данным статистики за 2020 год, в Ингушетии живёт более трёх тысяч этнических русских, в том числе школьники. Правда, число их постоянно снижается. Не исключено, что языковая политика способствует оттоку иноязычных.

«Насильно мил не станет»

Навязывание языков титульных наций, по словам руководителя Ассоциации учителей русского языка и литературы (АССУЛ) Людмилы Дудовой, практикуется и в некоторых других регионах России.

«Это нарушение закона, что недопустимо, ведь семья может не знать язык, даже если этнически принадлежат народу, - говорит она. - Органы образования, возможно, хотят таким способом сохранить родной язык. Но насильно мил не будешь, репрессивные методы не эффективны. Нужно, чтобы была мотивация учить родные языки. Надо обращать внимание на качество преподавания, учебной литературы, уровень подготовки педагогов, подбор текстов по родной литературе. Необходимо разрабатывать учебники для носителей и иноязычных».

По её словам, предмет «родной язык» должен преподаваться не как государственный русский, который даёт в целом представление о системе языка, знакомит с понятийным аппаратом лингвистики, а как культурологическая дисциплина. Тогда он будет интереснее для детей.

Родителей, выбирающих русский вместо титульного, как говорит Дудова, тоже можно понять - они заботятся о будущем своих чад, а профессиональное образование в России можно получить только на государственном русском языке. У других языков область применения ограничена, в том числе географически. И не стоит, по словам Людмилы Васильевны, видеть в этом ущемление прав нацменьшинств.

«Языковая политика в нашей стране строится с учётом многонациональности, - добавляет она. - Во многих странах этого нет. Если у нас по всем языкам красочные учебники с 1 по 11 класс, то в США, по словам индейца, выступавшего на съезде  коренных и малочисленных народов Сибири и Дальнего Востока, за 40 лет издали единственную тоненькую книжечку по языку одного из индейских племён».

Что касается уровня знания русского языка в республиках Северного Кавказа, то он за последнее десятилетие вырос, судя по результатам ЕГЭ, но отставание, как говорит руководитель ассоциации русоведов, всё ещё заметно. Средний балл по этому предмету в Ингушетии не обнародовали. В целом по России он снизился с 71,4 в 2021 году до 68,3 в 2022-м.


Комментарий

Председатель правления Культурного центра терского казачества в Северной Осетии Владимир Писаренко:

«Лет пять назад в мою бытность замминистра по делам национальностей, жалоб на принудительное изучение осетинского языка была масса. Чаще всего возмущались семьи офицеров, говорили, что сегодня они в Осетии учат осетинский, а завтра их переведут в Татарстан, например, там придётся учить татарский. Мы требовали, чтобы насильно никого не заставляли. Благодаря решениям Москвы всё успокоилось. Сейчас проблем с родными языками нет. Моя дочь, кстати, с моего добровольного согласия учит осетинский».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах