Примерное время чтения: 7 минут
325

Подрывники, поджигатели, шпионы. Что делает «Правый сектор» на Ставрополье?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ-СК 28/09/2022
Сторонникам украинской террористической организации на снисхождение рассчитывать не стоит.
Сторонникам украинской террористической организации на снисхождение рассчитывать не стоит. АТК Ставропольского края

Если раньше Юг России пытались атаковать в основном члены запрещённой в России международной террористической организации «Исламское государство» (ИГИЛ), то в последнее время правоохранители региона всё чаще задерживают лиц, которые выполняют приказы украинских радикалов. Цель у них одна - расшатать ситуацию.

Присягнули не Родине

Ослабить Россию украинские спецслужбы пытаются с помощью диверсий. На прошлой неделе российскими спецслужбами задержан гражданин, пытавшийся взорвать газопровод в Волгоградской области, а месяцем ранее задержан сторонник организации «Правый сектор»*, готовивший поджоги административных зданий в Железноводске и Минеральных Водах.

При обыске в квартире жителя Кавминвод обнаружили и изъяли компоненты для изготовления зажигательной смеси. Возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ. Фигурант заключён под стражу.

На снисхождение рассчитывать ему не стоит. В июле этого года за подобное преступление другой ставрополец, житель посёлка Коммаяк Кировского округа Игорь Чугайнов, получил восемь лет колонии строгого режима. Южный окружной военный суд признал его виновным по статьям 282.2 «Организация деятельности экстремистского сообщества», 222.1 «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка, пересылка или ношение оружия, основных частей огнестрельного оружия, боеприпасов», ч. 1 ст. 30 «Подготовка к преступлению» и ч. 1 ст. 205 «Угроза совершения террористического акта» УК РФ.

Как установили следователи, в марте 2021 года Чугайнов присягнул «Правому сектору» и начал готовиться к теракту. Незаконно раздобыл взрывчатое вещество, с помощью которого планировал подорвать ёмкости с хлором на одном из предприятий региона. В одиночку эту диверсию он совершить, видимо, не мог, поэтому попытался завербовать ещё троих местных жителей. Его задержали 13 апреля 2021 года. В ходе обыска у него изъяли 200-граммовую тротиловую шашку и холодное оружие.

Приказ шпионить

Вербовкой занимался и осуждённый в августе этого года на шесть лет колонии общего режима ставрополец Олег Скиданов. Он подвязался в помощники украинским экстремистам ещё 9 октября 2020 года и уже не следующий день, как выяснили следователи, получил приказ собирать информацию о полицейских, судьях, прокурорах и сотрудниках ФСБ. Кроме того, ему поставили задачу искать единомышленников и привлекать их в ряды «Правого сектора». Через неделю появилась целая экстремистская ячейка. Скиданову удалось склонить к сбору данных для запрещённой организации ещё двоих ставропольцев - Олега Хараима и Вадима Карташова.

Когда и как он попал в поле зрения сотрудников УФСБ РФ по СК и ГУ МВД РФ по СК, не сообщается. Следователи доказали, что Скиданов имел умысел «обострить социально-политическую обстановку и дестабилизировать конституционный строй Российской Федерации». Суд признал его виновным по ч. 2 ст. 282.2 «Участие в деятельности организации, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о запрете...» и ч. 1.1 ст. 282.2 «Склонение, вербовка или иное вовлечение в деятельность экстремистской организации» УК РФ.

Хараим получил заслуженный срок в начале июля 2022 года. Ему вменили только ч. 2 ст. 282.2 УК РФ. Суд приговорил его к трём годам колонии с ограничением доступа к информации в Интернете в течение года. Дело Карташова пока рассматривается судьёй.

Ещё один ставрополец, собиравший информацию о сотрудниках правоохранительных органов и чиновниках для ультранационалистов Украины, в июне 2022 года был приговорён к одному году лишения свободы. Мягкость судьи в региональном УФСБ объяснили тем, что осуждённый Дмитрий Васюренко на момент присяги «Правому сектору» был несовершеннолетним.

Драчуны со стадионов

«Правый сектор» и ещё три других украинских объединения: «Украинская национальная ассамблея - Украинская народная самооборона (УНА-УНСО)», «Украинская повстанческая армия (УПА)» и «Тризуб имени Степана Бандеры» - признали экстремистскими и запретили в России ещё в ноябре 2014 года. Этого требовала Генпрокуратура страны, и Верховный суд удовлетворил её иск.

Материалы дела остались под грифом «секретно». Но эти организации никогда не скрывали своих радикальных взглядов. Поначалу все они входили в «Правый сектор» (запрещённый в России), костяком которого были агрессивные футбольные фанаты. Отсюда и название организации - по месту на стадионе, где собираются самые ярые болельщики ультрас.

«Лет за 10 до «Майдана» неонацистские организации начали вербовать себе сторонников в фанатском сообществе, - рассказал stav.aif.ru бывший атаман киевской общественной организации «Верное казачество», подполковник полиции ЛНР Алексей Селиванов. - К 2014 году на Украине уже была выстроена сеть клубов, так называемых фирм, которые придерживались неонацистских взглядов. Поскольку спортивные фанаты - люди, хорошо подготовленные к дракам, на «Майдане» они составили самый радикальный сегмент. Он расположился возле памятника основателям Киева, под вывеской «Правый сектор».

Тюремный опыт обязателен?

Организационным ядром этой группировки Алексей Селивнов называет «Тризуб имени Степана Бандеры», к которому примкнули мелкие организации. Потом от него отпочковались некоторые структуры, например батальон «Азов» (запрещённая в России террористическая организация), сплотившийся вокруг Андрея Билецкого, выпущенного из тюрьмы. Его задачей было наводить страх на жителей восточных регионов Украины, которые не смогли отделиться в 2014 году, как ДНР и ЛНР.

«Правый сектор» занимался таким же террором по всей стране.

«Достаточно вспомнить его координаторов, например Сашка Музычко, отмороженного западенского жлоба, который в своё время успел повоевать против русских на стороне чеченских террористов, - приводит пример киевский казак. - Во время и после «Майдана» он кошмарил целые регионы, приезжая туда, угрожая их руководителям, мэрам. Музычко и правосеки дошли до такого беспредела, что даже «майданной» власти пришлось отстреливать их, потому что они реально погружали регионы в террор».

Музычко, известный под псевдонимом Сашко Белый, был дважды судим за тяжкие преступления. После «Майдана» он так распоясался, что напал на прокурора Ровенской области и угрожал «убить как собаку» главу МВД Украины Арсена Авакова. Украинские власти возбудили уголовное дело против Белого, и во время задержания он погиб. По официальной версии, он выстрелил в себя сам.

«Когда «Правый сектор» получил доступ к оружию, незаконно вывозя его из зоны боевых действий на востоке страны, стали происходить перестрелки между членами организации, которые боролись за право «крышевать» незаконные потоки наркотиков, оружия и другой преступный бизнес, - вспоминает Алексей Селиванов. - Думаю, падение роли «Правого сектора» связано именно с этим. Часть правосеков ввели в состав Вооружённых сил Украины, часть - заставили выполнять грязные задания спецслужб».

Может ли нормальное государство создавать подобные террористические группировки? Нет. А Украина создала.

По мнению эксперта, идеология «Правого сектора» - бендеровский украинский нацизм - не может быть близкой русскому человеку.

«Она отрицает родство украинцев и русских и построена на унижении русских. Её приверженцы говорят, что мы неполноценный народ и даже не славяне, не арийцы, а угрофинны и татаро-монголы. Они называют русских орками, финномонголокацапами и другими оскорбительными словами, - напоминает казак. - Русский человек, вступающий в «Правый сектор» плюёт на себя, на своих предков и на народ. Не может быть русский, а тем более придерживающийся правых убеждений, быть украинским националистом, потому что таким образом он отрицает сам себя».

Цитата
Из научной статьи сотрудника МГИМО Алексей Токарева «Институционализация украинского национализма: идеологические различия между партиями «Свобода» и «Правый сектор»: «ПС в первые четыре месяца своего существования являлся ярко выраженной анархистской экстремистской организацией, фактическая цель которой (несмотря на официальные заявления лидеров) явственно состояла в вооружённой борьбе с силами правопорядка, выступавшими на стороне президента Украины. Именно бойцы ПС использовали «коктейли Молотова», цепи, дубинки, булыжники, арматуру и даже катапульты... ПС рекрутировал в свои ряды имеющих начальную военную подготовку граждан, уже прошедших горячие точки гражданских или отставных военных и сформировал весной 2014 г. одноимённый добровольческий батальон для поддержания операции официального Киева на востоке Украины».

* «Правый сектор» признан террористической организацией и запрещён на территории РФ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах