aif.ru counter
11223

Трое суток кошмара. Хронология нападения на школу в Беслане 1 сентября 2004

Стихийный мемориал школы №1 - в спортзале, где держали заложников
Стихийный мемориал школы №1 - в спортзале, где держали заложников © / Владимир Сварцевич / АиФ

В 2004 году День знаний в североосетинском Беслане стал днём трагедии для всей России. Школу №1 захватили террористы. В заложниках оказались 1128 мирных жителей – все они пришли на праздник в честь начала учебного года. Для трёх сотен человек это 1 сентября стало последним. 

Тщательная подготовка 

Террористы готовились к атаке ещё летом. Здание школы №1 в Беслане боевики выбрали по ряду причин. Во-первых, там училось много детей. Во-вторых, расположение города относительно границы с Ингушетией играло на руку захватчикам – от лагеря, где они базировались, до школы было всего 30 километров. Устраивала бандгруппу и конфигурация корпусов школы – к строению, возведённому ещё в 1889 году, за сотню лет неоднократно пристраивали новые помещения, что сделало здание весьма запутанным и дало возможность террористам придумать себе удобные пути отступления небольшими группами. 

По одной из версий, члены банды ещё во время ремонтных работ спрятали в школе оружие: учитель труда и завхоз чинили прогнивший пол, и как раз в эти полости боевики положили часть арсенала. Подтверждения этим сведениям нет: очевидцы последующих событий говорили, что не видели никакого оружия в пробитых настилах. 

Формирование отряда, который готовился к атаке, боевики завершили в августе. Планированием занимались лидеры бандподполья Аслан Масхадов, Шамиль Басаев и Абу Дзейт. Они набрали рецидивистов, преступников, участников боевых действий – в общей сложности 32 террориста, командиром которых был выбран Руслан Хучбаров. На тот момент Хучбаров уже находился в федеральном розыске – ему инкриминировали убийство.

Взрывная цепь 

Лето 2004 года в Беслане выдалось особенно жарким. Августовский зной продолжился и в сентябре, из-за чего детей и родителей предупредили: линейка в школе начнётся раньше привычного – не в 10 утра, а в 9. На День знаний осетинские семьи шли в полном составе: несколько садиков города были закрыты на ремонт, поэтому родители были вынуждены брать с собой и младших детей, которых не с кем было оставить. 

В это же время в город ворвались террористы. У них было две машины – «ГАЗ-66» и «Семёрка», которую они по дороге отобрали у участкового. В арсенале боевиков было 22 АК, 2 пулемёта РПК-74, 2 пулемёта ПКМ, танковый пулемёт Калашникова, 2 ручных противотанковых гранатомёта РПГ-7 и гранатомёты РПГ-18 «Муха». У захватчиков также были с собой медикаменты и провиант.

Боевики ворвались в школу со стороны переулка Школьного, чтобы перегородить мирным жителям возможные пути побега. Милиционеры, увидев происходящее, открыли огонь на поражение, но уничтожить удалось лишь одного боевика. К его телу никто не подойдёт ещё трое суток. Когда труп почернеет, в Беслане поползут слухи, что среди захватчиков были афроамериканцы.

Члены НВФ взяли в заложники 1 100 человек. Двух мужчин расстреляли при захвате. Детей, родителей и работников школы согнали в спортзал, который располагался по центру школы. У заложников отобрали телефоны и запретили им говорить на родном языке: общаться можно было только на русском.

Два десятка мужчин из числа мирных жителей сразу же получили приказ забаррикадировать входы и выходы. Террористы велели двигать к ним мебель, а окна – выбивать, чтобы минимизировать шансы правоохранительных органов на удачную газовую атаку. Коридоры строения заминировали самодельными взрывными устройствами, изготовленными из пластита и поражающих элементов. Бомбами начинили и сам спортзал – СВУ подвесили на баскетбольные кольца. Привести взрывчатку в действие террористы могли с помощью педалей, на которых посменно дежурили до окончания захвата. Позже, когда здание обследуют криминалисты, они отыщут на всех бомбах номера и заключат, что речь идёт о тщательно спланированной «взрывной цепи». 

Первым из заложников застрелили Руслана Бетрозова. Он нарушил табу – пытался успокоить детей, оказавшихся в плену, на осетинском языке. Вторым погиб Вадим Боллоев. Он отказался встать на колени. Боевики нанесли ему увечья, от которых он скончался в муках. 

Смерть по переписке 

Спустя час после начала атаки у школы №1 был сформирован оперштаб. Во главе был президент РСО-Алания Александр Дзасохов, которого в последствии сменил начальник республиканского ФСБ. Жители соседних домов по распоряжению силовиков были эвакуированы, с дорог убрали машины, а саму школу оцепили. Николай Патрушев, который в те годы занимал пост директора ФСБ России, отдал распоряжение об экстренном направлении на объект подкрепления. Отряды Спецназа прибыли на место событий из Владикавказа, Ханкалы, Москвы и Ессентуков. В общей сложности у здания школы оказались 250 сотрудников органов. Снайперы заняли позиции на крышах ближайших домов. Также оперштаб отдал команду провести разведку местности, чтобы обнаружить вероятные скрытые подходы к школе.

В 11:05 террористы вышли на связь с силовиками. Не лично: боевики выпустили из школы Ларису Мамитову, которая доставила в оперштаб записку с требованиями. Записку Мамитова писала под диктовку. Из текста следовало, что захватчики настаивали на переговорах с президентом Ингушетии Муратом Зязиковым, а также «Дзасоховым» и «Рашайло». Фамилию последнего в списке политика заложница спутала с фамилией Рошаля, поэтому внизу сделала пометку – «дет. врач». По телефону, который был указан в записке, дозвониться не получилось. 

К 16:30 количество убитых террористами мирных жителей достигло 21 человека. Тела погибших выбрасывали из окон заложники. Для 33-летнего Аслана Кудзаева это стало спасением: он подгадал момент и выпрыгнул из окна, таким образом сумев сбежать. Из следующей записки, переданной Мамитовой, следовало, что людей убили потому, что никто не позвонил по номеру телефона, указанному в послании. Номер был указан снова. 

К вечеру в Беслан приехал Леонид Рошаль. Он попытался наладить переговоры с террористами, предложил им воду и еду. Боевики отказались говорить с врачом и не пустили его в здание. 

Праздничные цветы стали едой 

К утру 2 сентября, после экстренного заседания СовБеза ООН, террористам предложили деньги и коридор для безопасного отступления. Те ответили отказом. Президент Северной Осетии Александр Дзасохов попробовал действовать через собственные связи – он связался с Ахмедом Закаевым, одним из руководителей ЧРИ, у которого был выход на Масхадова. С просьбой связаться с организатором теракта и убедить его отпустить заложников Закаеву звонила и журналистка Анна Политковская. Таймураз Мамсуров, в те годы занимавший пост представителя президента России в Северной Осетии, также обращался к Закаеву с просьбой о содействии. Двое детей Мамсурова были в числе заложников. 

Президент Ингушетии Руслан Аушев прибыл к захваченной школе в 16:00 второго дня теракта. Аушев стал единственным, кому удалось поговорить с террористами. Боевики отказались передать мирным жителям воду и продукты, привезённые главой республики, и сообщили, что заложники добровольно держат «сухую» голодовку. К слову, на тот момент люди вынуждены были есть лепестки цветов, которые принесли с собой на праздник, и высасывать жидкость из одежды, края которой опускали в помойные вёдра. Аушев смог договориться об освобождении 24 заложников. Вместе с людьми члены бандгруппы передали политику письмо, написанное, якобы, Шамилем Басаевым. В письме говорилось о возможности заключить перемирие – если ЧРИ получит независимость, боевики обещали мир для россиян и прекращение боевых действий. Этот принцип в письме назывался как «независимость в обмен на безопасность». 

После переговоров с Аушевым в школе начался ад. Террористы, угрожая расстрелом, запретили заложникам пить воду. Посещения туалета отныне также стало табуированным. Людям сказали, что в воде – яд. И предложили им пить собственную мочу. 

«Отстреливаться до последнего» 

На третий день оперштаб договорился с террористами о том, чтобы забрать тела погибших в первый день – мирных жителей, которых после расстрела выбросили из окон. Захватчики поставили условие: за телами приедет открытый фургон, чтобы они могли видеть всё, что происходит. Условие было принято. Четверо спасателей отправились к стенам школы, но террористы открыли по ним огонь. Дмитрия Кормилина убили сразу же. Валерий Замараев скончался позже от потери крови. Воспользовавшись ситуацией, заложники, которые к тому моменту были уже в обморочном состоянии, бросились бежать – это был их шанс на спасение. Террористы пресекли попытку автоматными очередями. Погибли 29 человек. 

Командир отряда Хучбаров дал приказ членам группы – отстреливаться до последнего и прекратить все переговоры, сообщает trud.ru. После того, как связь была оборвана в одностороннем порядке, сотрудникам спецслужб удалось перехватить разговор лидера группы захватчиков с Алиханом Мержоевым, боевиком ингушского джамаата «Халифат».

Мержоев в ходе разговора дал добро на план Хучбарова. В школе раздались взрывы. 

Освобождение

По приказу оперштаба по террористам был открыт снайперский огонь. Две боевые группы ФСБ выдвинулись к зданию школы. Освободители заходили в трёх сторон – через столовую, библиотеку и тренажёрный зал. Женщин и детей боевики использовали, как живой жит. Одновременно началась эвакуация людей. Участвовали все – и спецслужбы, и милиция, и местные жители, у которых не было оружия. В штурмовой операции погибли 10 сотрудников спецслужб и 6 гражданских спасателей.

Носилок для раненых людей не хватало – их мастерили из лестниц. Машин скорой помощи тоже оказалось недостаточно, поэтому люди грузили пострадавших в свои машины и везли в местную больницу. Тех, кто получил особенно серьёзные ранения, доставляли во Владикавказ. Всего госпитализировано было больше 700 человек, большинство из которых были детьми.

Операция по уничтожению захватчиков 3 сентября продолжалась до полуночи. Отряд был уничтожен. В живых остался только один боевик – Нурпаша Кулаев. Он приговорён к пожизненному заключению и содержится в колонии особого режима «Полярная Сова». 

Сравнивают с войной 

Количество погибших не смогли подсчитать сразу – почти две сотни людей считались пропавшими без вести из-за того, что некоторых просто не могли опознать. По окончательным данным, жертвами трагедии стали 333 человека. 186 из них были детьми. 111 – родственниками и друзьями школьников. Теракт оставил круглыми сиротами 17 подростков. В статистические данные не вошли близкие заложников, которые не смогли перенести горе и напряжение – они умерли из-за тяжелой психологической травмы. Северная Осетия за 3 дня потеряла почти столько же людей, сколько за 4 года Великой Отечественной войны – тогда на фронте погибли 357 мужчин.

6 и 7 сентября 2004 года Россия скорбила по погибшим в школе №1 Беслана. Рядом со зданием, которое стало местом гибели детей и невинных жителей, строят храм.

Беслан. 10 лет спустя | Фотогалерея

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество