Примерное время чтения: 4 минуты
273

«Пусть рисует фиолетовое яблоко». Иконописец преподаёт ИЗО в школе Алагира

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-СК 07/09/2022
Алик Тедеев / Из личного архива

Более десяти лет назад Алик Тедеев, тогда выпускник факультета искусств СОГУ, не мог даже представить, что его любимым делом станет педагогика. Как в его жизни переплелись школа, иконопись и работа в керамической мастерской, - в материале stav.aif.ru.

Неудобно было отказать

Сразу после окончания вуза молодой художник принял приглашение коллег расписывать небольшой храм Святителя Николая Чудотворца в селе Верхний Бирагзанг. В это же время соседка, работающая в управлении образования, попросила его на несколько уроков в неделю заменить учителя изобразительного искусства в школе №1 Алагира, где живёт художник.

«Отказывать было неудобно, так как город маленький, все друг друга знают. Я решил попробовать - уже подумывал об официальной бюджетной работе. Хоть это были всего 3-4 урока два раза в неделю, оказалось непросто. Но я проработал почти год. Очень увлёкся, наши уроки превратились в полноценную творческую мастерскую. Мы занимались батиком, рисовали, лепили - я в те годы работал с керамикой и часто приносил на уроки изделия, которые дети расписывали, покрывали лаком», - вспоминает Алик Тедеев.  

В конце года молодого педагога сократили - маленькие школы объединяли с более крупными и уменьшали штат. Но молва об увлекательных уроках ИЗО дошла до директора школы №3, где требовался дополнительный педагог. Так Алик оказался в учреждении, где работает уже 12 лет.

«Ещё с первым своим классом я понял, как важно сразу наладить контакт. Но тогда уроков было мало, детей тоже, моя первая зарплата составила 1750 рублей. Это были копейки по сравнению с тем, что я получал в храме за роспись, но зато деньги, которые заработал своей профессией, - первые плоды моей девятилетней учёбы в училище и в университете. Во вторую школу я пришёл уже с опытом, и меня, что называется, затянуло», - говорит учитель. 

Более того, Алик начал посещать детские мероприятия, которые раньше вообще не переносил. Сначала они его забавляли, потом стали нравиться, сейчас же он активный участник всех школьных событий, где надо что-то творить: писать, рисовать, вешать, клеить, мастерить.  

«Я просыпаюсь счастливым»

Сегодня, кроме уроков ИЗО для 5-8 классов, молодой педагог преподает «Основы мировых религиозных культур» четвероклассникам и «Мировую художественную культуру» старшеклассникам. А «художественные» занятия Алика не ограничиваются только рисованием - они проходят в формате «маленькой мастерской», в кабинете «Точки роста». Участники лепят из глины, рисуют в разных техниках, расписывают ткань и даже снимают ролики об архитектурных памятниках Осетии.

«Изобразительное искусство нельзя ограничивать. Мой племянник учится в городской школе и постоянно переживает, что ему ставят двойки. Я не понимаю, как можно по ИЗО ставить плохие оценки. Это самовыражение и осмысление действительности. Если ребёнок рисует фиолетовое яблоко, не надо ему говорить, что так не бывает. Возможно, он хочет видеть яблоко именно таким. Каждый - индивидуальность, нельзя утверждать, что Вася рисует хорошо, а Петя плохо. Возможно, мы просто не понимаем Петю», - уверен педагог.

Как-то ради творческого эксперимента в начальных классах молодой учитель решил сразу начать с гуаши. Дети рисовали на больших листах, выливали краски, размазывали их руками и даже ногами. Художнику хотелось, чтобы они «почувствовали» и цвет, и свет. Этот опыт он перенял в детском реабилитационном центре при Аланском Богоявленском женском монастыре, где проходили мероприятия для детей с особенностями развития.

В монастырь Алик с коллегами, известными в Осетии художниками Захаром Валиевым и Асланом Хетагуровым, заехал однажды после работы - познакомиться с настоятельницей, матушкой Нонной.

А потом художники расписывали здесь трапезную и полюбили это место. Лет восемь назад при монастыре появилась керамическая мастерская. Московские специалисты, работавшие в реабилитационном центре, посоветовали заниматься с детьми керамикой для развития мелкой моторики. Там же Алик начал писать иконы.

«Писать лик очень ответственно, так как ты должен действовать по строгим канонам. Однажды мне пришлось раз 10-15 переписывать лик огромного херувима в храме Святого Георгия, где я работал под руководством иконописца Самсона Марзоева. А икону мне впервые захотелось написать моему духовному наставнику Иннокентию, епископу Магнитогорскому и Верхнеуральскому. Вторую свою икону, Моздокской Божьей Матери сделал для друга. Мне нравится и сам процесс, когда ты себя ограничиваешь, постишься, не ругаешься», - признаётся Алик.

Сегодня иконопись, школа, работа в мастерской монастыря тесно переплелись в его жизни.

«В школе я нашёл настоящих друзей, единомышленников, мы - команда немного сумасшедших людей, которые всегда хотят что-то сделать, организовать. Этот же творческий процесс продолжается и в монастыре. Я один из тех людей, которые могут проснуться утром и сказать, что счастливы», - уверен Алик Тедеев.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах