Примерное время чтения: 5 минут
962

Платил три рубля в сутки. Чем Кисловодск 1902 года поразил Мамина-Сибиряка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. Кусачие от жизни собачьей 08/11/2023
Дмитрий был восхищён курортным парком.
Дмитрий был восхищён курортным парком. / Центральная детская библиотека Кисловодска / Из архива

6 ноября родился известный писатель и драматург Дмитрий Мамин-Сибиряк. Дети знают его по «Серой шейке», а взрослые - по роману «Приваловские миллионы». Как и многие литераторы, он побывал на Кавказе. Что его поразило - в материале «АиФ-СК».

«Комнаты битком набиты»

В Кисловодск Дмитрий Наркисович приехал 20 июля 1902 года. Своими впечатлениями он делился в письмах и рассказе «Погибельный Кавказ».

Дмитрий Мамин-Сибиряк

«Поезд мчался в гору. Скоро показался Кисловодск, разметавший свои улицы по крутым берегам горной речки, - живописал он. - Общий вид был очень красив, а великолепный вокзал мог бы украсить любую столицу. Не знаю, любят ли южане путешествовать или публика набивается на вокзалы из пустого любопытства, но здесь всегда масса народа. Все куда-то торопятся, толкают друг друга без всякой церемонии и вообще имеют такой вид, точно боятся опоздать на пожар собственного дома. Извозчик на просьбу найти где-нибудь комнату только почесал затылок: «Трудненько, барин…». И действительно, устроиться во время лечебного сезона в Кисловодске было нелегко. Все гостиницы, меблированные номера и остальные комнаты битком набиты…»

Писатель с большим трудом отыскал в центре Кисловодска маленькую комнатку, рассказала библиограф Центральной детской библиотеки Кисловодска Рузанна Саркисян. Из единственного окна этого «мрачного логовища» можно было увидеть лишь стену соседнего дома. Зато стоило жилье 3 рубля в сутки (за такие деньги можно было купить три пуда муки).

Дом, где жил писатель, установить не удалось. «До Курзала от моей квартиры было «рукой подать», - вот все координаты, отмеченные автором.

Рузанна Саркисян объясняет, что Мамин-Сибиряк ошибочно называет Курзалом, позже ставшим филармонией, Нарзанную галерею.

«В конце этой галереи была устроена каменная балюстрада, всегда окруженная «чающими движения воды», это был нарзан. Просто громадный каменный колодец, на дне которого слабо бурлила вода. Девушки-«источницы» подавали желающим стаканы холодной воды, оставляющей на стенках стакана пузырьки газа», - делился наблюдениями гость курорта.

Он отведал стакан нарзана и не нашел в нём ничего особенного. Для него это была обычная ключевая вода, напоминающая сельтерскую.

Нарзанную галерею Мамин-Сибиряк ошибочно назвал Курзалом.
Нарзанную галерею Мамин-Сибиряк ошибочно назвал Курзалом. Фото: Из архива/ Центральная детская библиотека Кисловодска

Нарядные больные

А вот парк произвёл на него впечатление.

«Всё это было необычно, ново, также, как и чудесный парк на берегах Ольховки, романтическое, шумное журчанье её быстрых вод. Там и сям в зелени южных деревьев мелькали деревянные киоски, беседки и домики с продажей разных разностей. Тут же в тени приютились отдельные столики, за которыми пили молоко, чай и кофе», - писал Мамин-Сибиряк.

Там он увидел известного публициста-народника, редактора журнала «Русское богатство» Николая Михайловского и своего друга, переводчика и коллекционера Фёдора Фидлера. Эта встреча обрадовала литератора. На память о Кавказе три приятеля сфотографировались в костюмах горцев - в черкесках с газырями и папахах, с кинжалами на поясах.

Мамин-Сибиряк с друзьями прогулялись к Красным камням и изучили обеденное меню курортного ресторана.

«Он стоял на некотором возвышении, с которого открывался вид на главную галерею. Публика всё прибывала, и, глядя на двигавшуюся нарядную толпу, трудно было себе представить, что все это больные… Даже как-то странно было думать о болезнях, когда так горячо светило южное солнце и когда казалось, самый воздух изнемогал от напора преисполняющих его сил», - записал автор.

С новыми силами после отдыха на курорте писатель уехал домой.
С новыми силами после отдыха на курорте писатель уехал домой. Фото: Из архива/ Центральная детская библиотека Кисловодска

Курортный ресторан, о котором упоминает литератор - бывшая известная «Ресторация». В начале XX века в перестроенном здании размещался ресторан Константиновской артели.

После кратковременного отдыха, напитавшись новыми впечатлениями, писатель покинул Кисловодск.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах