Примерное время чтения: 6 минут
830

От дома Тахо-Годи - только стены. Что связывает Осетию и столетнего учёного

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-СК 26/10/2022
Исторические руины никто не восстанавливает.
Исторические руины никто не восстанавливает. / Залина Бедоева / АиФ

26 октября известному советскому и российскому филологу Азе Тахо-Годи исполняется 100 лет. Большую часть жизни она провела в Москве на старом Арбате, в доме супруга Алексея Лосева, где сейчас размещается его мемориальный музей. Но во Владикавказе есть старинный особняк на улице Осетинской, с которым у Азы Алибековны связаны нежные воспоминания.  Подробности - в материале stav.аif.ru.

Разбросало по стране

В прошлом веке дом её дяди, учёного-кавказоведа Леонида Семёнова, собирал самых образованных людей столетия. С 1908 года здесь воспитывался и отец Азы - Алибек Тахо-Годи. У него были два сына и две дочери. Младшая, Муминат, или, как называли её близкие, Мина - профессор, доктор филологических наук, была последней хозяйкой здания.  

В доме Семёновых сёстры оказались после того, как в 1937 году репрессировали и расстреляли их отца. Вся семья в те сложные годы оказалась разбросанной по стране: мать также арестовали, она провела пять лет в мордовских лагерях, младший брат Махач умер в детском доме в Рыбинске во время Великой Отечественной войны, старший осел в Санкт-Петербурге, сделав карьеру в криминологии.

Маленькую Мину отправили к Семёновым во Владикавказ, где и прошло её детство - без мамы, братьев и сестры. Аза отправилась в столицу поступать в Московский  пединститут им. К. Либкнехта.

Мина Алибековна закончила с отличием филфак осетинского пединститута (ныне СОГУ им. К. Л. Хетагурова), где её дядя Леонид Петрович основал кафедру литературы. На этой кафедре она проработала с конца 1950-х до 2004 года, возглавляла её 15 лет.

Аза и Мина в доме Семёновых, 1938 г.
Аза и Мина в доме Семёновых, 1938 г. Фото: АиФ/ Фото из книги Азы Тахо-Годи «Жизнь и судьба: воспоминания»

За книгами, за советами

Как вспоминает заведующая научным архивом СОИГСИ, кандидат филологических наук, ученица, позже коллега Раиса Абисалова, дом на Осетинской отличался особенной атмосферой и энергетикой, оттуда не хотелось уходить.

Аза Алибековна нечасто приезжала во Владикавказ, больше сестра с дочкой Еленой, теперь доктором филологических наук, профессором кафедры истории русской литературы МГУ им. М.В. Ломоносова, гостила в Москве летом. Последний раз, по рассказам знакомых, все близкие собрались в доме на похоронах матери сестёр Нины Петровны в 1982 году.

Друзья и знакомые часто вспоминают Мину, её приятный, мягкий и всегда тихий голос. Гостеприимная и хлебосольная хозяйка любила собирать гостей под крышей своего дома. Его адрес знали все коллеги и ученики: кто-то приходил за консультацией, кто-то - за книгами из обширной библиотеки, другие - за советом.

Фото: АиФ/ Фото из книги Азы Тахо-Годи «Жизнь и судьба: воспоминания»

В своих воспоминаниях Аза Алибековна пишет, что «этот дом, или, как его называл Леонид Петрович, «пароход», многих спасал».

«Туда из лагерей вернётся мама, здесь и закончит жизнь в 1982 году… Туда приезжали родственники из блокадного Ленинграда, отплатившие моей семье за спасение своей жизни чёрной неблагодарностью. В этот дом приезжала к маме я одна и с Алексеем Лосевым… Там с шестилетнего возраста до 73 лет прожила моя сестра Мина Алибековна. После ареста отца её спас этот дом, иначе она погибла бы в интернате для детей врагов народа. Там живал мой младший брат, Махач... А теперь одинокая Миночка вернулась в Москву... Вернулась к своей дочери Елене и ко мне. Дом продан вместе с жасмином, сиренью, кустами роз, ароматом резеды и гелиотропа», - говорится в книге Азы Тахо-Годи.

Почти разрушен

Дом, выявленный объект культурного наследия РСО-А, начал постепенно разрушаться после отъезда Мины в 2004 году. У него несколько раз менялся владелец. По рассказам Марины, купившей дом по соседству с особняком Тахо-Годи в 2006 году, тот впечатлял анфиладой комнат, внутри был маленький садик с небольшой беседкой и вкуснейшими сливами.

Позже соседка несколько раз обращалась и в коммунальные службы, так как без ухода происходили ЧП то с газом, то с водой, и в комитет по охране объектов культурного наследия РСО-А, но поддержку не нашла.

Сейчас от здания, соседствующего с управлением ФСБ по РСО-А, остались только стены. Последние фотографии доски и фасада дома с парадным входом из личного архива фотографа Михаила Ткаченко датируются осенью 2013 года.

Когда-то привлекательные веранды разрушаются.
Когда-то привлекательные веранды разрушаются. Фото: АиФ/ Залина Бедоева

Прямая речь

Аза Тахо-Годи о столице Северной Осетии писала так: «Только во Владикавказе, когда проходишь мимо старинных особняков, тополей, закрытых ставень, дверей и крылечек со стёртыми ступенями, знавшими другую жизнь, чувствуешь этот призрачно-дремлющий воздух. А впереди стук в закрытое на ставни окно старого родного дома и радость нежданной встречи. Особый призывно-бодрящий воздух рано поутру, когда выходишь из нашего дома во Владикавказе, чтобы пуститься в дорогу. И Столовая гора совсем рядом, и Казбек открыл свой лик, ушли туманы и тучи, снег на вершине серебрится, и каждая складка видна, вот-вот дотронешься. И, кажется, что так будет вечно, и вся жизнь впереди, и нет ей конца. А она проходит быстро, как летние каникулы. Они ведь обманчиво завлекательны - как будто никогда не кончатся, а там, глянешь, и уже август, и даже не начало, а середина, и всё, все миги радостные и лучезарные спрятались, неминуем конец - вот он. И ждать больше нечего. Остается только воздух воспоминаний».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах