Примерное время чтения: 9 минут
165

Зерно как оружие. Нужен ли аграриям Юга России передел экспортного рынка?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1-2. АиФ-СК 11/01/2023
Урожай собран богатый, но продать его не просто.
Урожай собран богатый, но продать его не просто. / Валерий Близнец / АиФ

Главы трёх аграрных регионов страны - Ставрополья, Дона и Кубани - в конце прошлого года попросили президента России навести порядок в экспорте зерна. Половину вывозят иностранные компании и, по словам губернатора Владимира Владимирова, «выкачивают деньги из нашего сельского хозяйства». Поможет ли изгнание западных экспортёров крестьянам, разбирался stav.aif.ru.

Фермеры разоряются

Ставрополье собрало в 2022 году неплохой урожай зерна - на уровне прошлого года. Но цены на пшеницу упали настолько, что едва покрывают себестоимость. Она же, напротив, выросла. Особенно тяжело приходится аграриям на засушливом востоке края. По информации фермерской ассоциации Нефтекумского округа, с полсотни хозяйств уже закрылись.

«Цены на зерно упали в полтора раза. Сейчас за килограмм дают 11-12 рублей, а раньше стоимость и до 18 рублей доходила. Затраты же на 70% увеличились», - поясняет глава краевого отделения Ассоциации крестьянских хозяйств и кооперативов России (АККОР) Василий Лопатин.

В прежние годы, по его словам, к Новому году зерно дорожало, и все старались подержать его на складах. Сейчас динамики нет.

Губернаторы трёх регионов говорят, что разоряют крестьян занижающие цены иностранные трейдеры, и просят президента помочь законодательно ограничить до 20% долю нерезидентов в компаниях, занимающихся экспортом зерна. Но, по мнению фермера, дело тут не в иностранцах.

«Крестьянам, по большому счёту, всё равно, кто покупает - иностранные трейдеры или наши, - рассуждает Василий Дмитриевич. - Цену нам сбивает само государство. Оно берёт с экспортёров пошлину 4-7 тысяч рублей за тонну, а они на эту сумму уменьшают нашу часть. В конечном итоге страдаем только мы, крестьяне. Говорят, виноват дядя-иностранец. Да слава Богу, что он есть и покупает нашу продукцию».

Интервенционный фонд России приобрёл в запас всего лишь три миллиона тонн зерна, и то не у мелких фермеров. При общероссийском производстве в 150 миллионов тонн - это капля в море.

Когда фермеры только появились, не было проблем со сбытом. Зерно закупало государство, оно же устанавливало цены и даже платило аванс. После уборки пшеницу сдавали на элеваторы.

«И голова не болела, как его продать, и не было такого диспаритета цен, - вспоминает Василий Лопатин. - Я посмотрел бухгалтерские отчёты 25-летней давности. С тех пор нашу рентабельность опустили в пять раз! Сегодня не покупаем уже новую технику. Меньше применяем удобрений. Я третий год сею без них - денег не хватает. Кредиты не берём, потому что не уверены, что сможем отдать».

Стагнация в сельском хозяйстве, по его словам, затормозит развитие и смежных отраслей - производства сельхозтехники, удобрений, горюче-смазочных материалов, банковской сферы и даже торговли.

«А в порту обманут»

Фермер Алексей Черниговский, у которого земли расположены в нескольких округах Ставрополья, ностальгии по советским временам не разделяет, но в желании государства снизить издержки крестьян тоже сомневается.

«Государство тем более торговаться не будет. Поставит цену - хочешь сдавай, хочешь не сдавай, - предполагает он. - И перекупщикам продаём по низкой цене не от хорошей жизни. Надо же закупать семена, солярку, удобрения. Производители ничего с ценами не смогут сделать. А государство могло бы. В России выпускают удобрений больше всего в мире, а по какой цене нам продают? Нефть своя, а солярку по 70 тысяч рублей за тонну предлагают!»

Фермеры, по его словам, «на ладан дышат». Он сам выживает только за счёт большой площади и льготных банковских кредитов. Прибыльными остаются и альтернативные сельхозкультуры, например, рапс.

«Чтобы цены на наше зерно были нормальные, нам надо торговать самим, как до революции, шутит Алексей Петрович. - Тогда купцы построили от Ставрополя до Туапсе железную дорогу и отправляли зерно во Францию. Но сейчас самостоятельно экспортировать нереально. Даже если я до Новороссийска зерно довезу, там перекупщики скажут, что оно не проходит по стандартам, и придётся назад везти».

«Так и голод может начаться»

Даже добраться до порта самими аграриям большая проблема.

«Стоит выехать с зерном на трассу, и тебя сразу остановят, так что дальше не тронешься, - уверен председатель колхоза «Родина» Новоселицкого округа Владимир Хромых. - В машине должен быть тахограф, два водителя, им нужен отдых в дороге. Слишком много затрат».

Колхоз не продал ещё ни одной тонны из урожая 2022 года, как и большинство агропредприятий края, надеясь на более справедливую цену.

«Депутат Госдумы Виталий Пашин рассказал министру сельского хозяйства о письмах из многих регионов страны, в которых люди признаются: пшеницу в этом году произвели в убыток. У нас так же, - говорит Владимир Николаевич. - Соседнее хозяйство недавно продало зерно третьего (высокого) класса и по 12,6 рублей за килограмм. Это на уровне или ниже себестоимости, в зависимости от валового сбора хозяйств».

Государственное регулирование экспорта, по его мнению, может решить этот вопрос, поэтому обращение губернаторов он поддерживает.

«Если мы сами не хозяева своего зерна, и его кто-то продаёт - они наших интересов соблюдать не будут, - считает он. - Это и раньше, по всей видимости было, но тогда хоть цены были божеские. А теперь крестьян решили, наверное, извести как класс.

Ладно, под зиму посеяли, как-нибудь уберём урожай, но сможем ли в следующем году посеять? Это крик души. Поэтому я позицию губернаторов поддерживаю. Многие страны голодают, и цены на мировом рынке приличные. Торговлю надо поставить на госконтроль. Государство должно защищать интересы своих сельхозтоваропроизводителей. Иначе может голод в конце концов начаться».

Монополии хуже?

Активы зерновых трейдеров американской Cargill и голландской Viterra, по данным федеральных СМИ, хочет купить крупнейший производитель удобрений «Уралхим», причём сами они уходить не собирались. Если вспомнить, что удобрения за последние пару лет подорожали вдвое-втрое, можно предположить, что будет с ценами на экспорт зерна. Да и в целом поглощение двух игроков на зерновом рынке - это шаг к его монополизации. А она губительна для любой отрасли.

«Чем меньше будет игроков на рынке, тем больше узурпации, - уверен руководитель ставропольского товарищества на вере «Агрозоопродукт и К» Юрий Зимина. - У нас уже монополизированы рынки сахара и подсолнечного масла. Там осталось по пять игроков, которые диктуют цены аграриям».

Государство в этом году выделило компенсации на производство и реализацию зерна. Ставропольский край получил 267 млн рублей. Но это, по расчётам Юрия Зимина, лишь 2-3% от суммы, которую аграрии потеряли на пошлинах. Другие субсидии также мало значимы, да к тому же правила их предоставления всё время меняются. Так что крестьяне в один голос просят: «Не надо нам субсидий, не забирайте наше». Иначе, говорят, будет дешевле не работать - пусть поля зарастают.

На взгляд Юрия Зимина, поднять цены на зерно поможет только снятие ограничений на его экспорт.

«При таком рекордном урожае, который в этом году вырастили в России, мешать экспорту глупо, - полагает он. - Раньше его старались стимулировать, а сегодня зажали. Считают, что хлеб - такое же оружие, как и газ. Всех заморозим да ещё и голодом заморим?».

Выход для себя он нашёл такой: сократил посевы пшеницы на 30% в пользу бобовых культур. Пока и на них не подняли пошлины.

Из первых уст

Губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров об иностранных трейдерах:

«Это просто выкачивание из нашего сельского хозяйства денег. 70% нашего урожая торгуется иностранными компаниями, а мы, Ставропольский край, - это 15% от всего российского экспорта зерна. Получается, только на примере края, грубо говоря, 9% российского экспорта - это уже мировые компании. Конечно же, и прибыль остается у них. Потому что они у нас покупают здесь, а торгуют-то на бирже. Ну, грубо говоря, я им сейчас продам по 14 тыс. руб., а они продадут по 450 долларов».

Языком цифр
12-13 тысяч рублей за тонну зерна - это примерно 215 долларов. 40 долл./т. стоит довезти со Ставрополья до порта Новороссийск. 15-25 долл./т. - перевалка на корабль. 45 долл./т, то есть 2800 рублей - пошлина осенью, сейчас уже свыше 4100 руб. 34 долл./т. - фрахт суда до Египта. Своих зерновых кораблей у России практически нет. 359 долл./т - всего затрат, по самым скромным расчётам. 339 долл./т - стоимость российской пшеницы в египетском порту в декабре, то есть цена ниже затрат трейдеров.

Мнение эксперта

Председатель Союза экспортёров зерна Эдуард Зернин:

Эдуард Зернин

«Основное влияние на цены на внутреннем зерновом рынке оказывает механизм ограничений на экспорт зерна в виде пошлины и квот. Он эффективно удерживает внутренние цены от роста вслед за мировыми, поэтому мы не видим оснований для подорожания хлебобулочных изделий.

Благодаря рекордному урожаю, запасы зерна в стране бьют рекорды. Механизм экспортных ограничений работает эффективно и устраивает как государство, так и участников рынка, давно адаптировавшихся к регуляторике.

Редкое исключение составляют дельцы, которые ожидают роста цен на зерно, придерживая продажи и жалуясь на трудности, которых на самом деле нет. Вряд ли они что-то выиграют от подобной стратегии, скорей наоборот, накликают на себя проблемы с затоваркой собственных складов».

Точка зрения

Учредитель сельхозпредприятия «Моя мечта» Новоселицкого округа Ирина Минина:

ирина минина

«Я не понимаю, почему мы помогаем Украине продавать зерно, а своё продать не можем? Почему на зерно вводят постоянно пошлины, а удобрения продают без пошлин? Я думаю, производителей удобрений мало, им легче договориться и лоббировать свои интересы.

Чтобы поднять цены на наше зерно, надо переходить на органическое земледелие. Имея такое количество пашни, причём не отравленной химией, как в Европе или Китае, нам будет легко перейти на органику. Все богатые страны будут покупать, ведь они хотят жить долго и быть здоровыми, а рынок органической продукции дефицитный.

Мы тоже выиграем. Не нужна химия, удобрения. Урожай меньше на 30%, хранение проще, уборка дешевле. При этом цена на органическую продукцию на 30-50% выше».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах