aif.ru counter
366

Статус по-новому. Почему квартирный вопрос в Ингушетии не решен до сих пор

АиФ-СК №42 19/10/2016
В таких бараках до сих пор ютятся тысячи переселенцев из Чечни.
В таких бараках до сих пор ютятся тысячи переселенцев из Чечни. © / АиФ

30 декабря 2015 года вступил в силу новый ФЗ «О вынужденных переселенцах». Этому документу предшествовали горы жалоб беженцев из Чечни. В 90-е государство приняло постановление № 510, согласно которому обездоленным беженцам полагалась смехотворная выплата – 120 тысяч рублей.  На эти «крохи» в других регионах, в том числе в соседней Ингушетии, ничего нельзя было купить. Люди, оставшиеся без крова и средств к существованию, их просто «проели».

В 2012 году Верховный суд  России признал  постановление №510 противоречащим Конституции России. Вынужденным переселенцам, ранее получившим деньги на жильё, разрешили продлевать свой статус через суды.  Это означало восстановление их прав на жильё и другие меры господдержки. Но в новом законе масса ограничений.

Чужой среди своих

Уроженец Грозного Дзаур Осканов - один из тех, чьё детство омрачил военный конфликт в Чечне. В 1995-м его семья  вынуждена была оставить свой дом и перебраться в соседнюю Ингушетию. Вот уже 20 лет  Оскановы живут в Назрани. В бараке вырос сам Дзаур, а теперь в нём проходит детство его четырёх малолетних детей. Получить поддержку от государства он уже отчаялся.

«В конце 90-х  нам выдавали денежные компенсации  - 120 тысяч рублей. Те, кто после войны сохранил свой достаток, не стали их брать. Господдержкой воспользовались люди,  потерявшие всё. Наша семья была именно такой. Но на эти деньги купить жильё было невозможно! А сегодня людям отказывают в помощи, ссылаясь на то, что тогда  они получили эту мизерную компенсацию», - рассказал Дзаур.

У вынужденного переселенца  на руках -  решение Магасского районного суда о присуждении ему дополнительной финансовой компенсации. Но в ныне расформированном Управлении ФМС РФ по Ингушетии отказались исполнять судебное решение, мотивируя это тем, что Осканов компенсацию уже получил. Те самые 120 тысяч рублей. 

«Суд обязал помогать нам до полного жилищного обустройства, но уже в январе этого года нас исключили из списка вынужденных переселенцев. Сейчас наше дело на рассмотрении в Верховном суде республики», - сетует Осканов.

Потеряла семья и свою землю в Грозном. Местные власти забрали участок в собственность муниципалитета.

«На моей земле сегодня стоит школа. Я узнал от бывших соседей, что там роют котлованы, помчался в Грозный и потребовал у чиновников объяснений, но со мной отказались говорить. У меня есть все правоустанавливающие документы, но власти Чечни их игнорируют», - рассказал Дзаур.

Доказать очевидное

Мадина Дзортова из Назрани - среди тех, кто никак не может продлить статус вынужденного переселенца. Сейчас она судится за это право. В 90-е Дзортовым  государство  выдало беспроцентную возвратную ссуду на покупку жилья. Но не хватило небольшой суммы - 23,8 тысячи рублей. Деньги государству вернули, а землю смогли купить лишь недавно – уже на свои кровные. Но можно ли считать жильём участок земли с сараем-развалюхой?

«Представители  госструктур считают, что, одолжив мне когда-то деньги, они  «закрыли» мой квартирный вопрос и больше ничего мне не должны! – возмущается Дзортова. – Но так ли это? И почему в Петербурге вынужденным переселенцам продлевают статус, а у нас в республике – нет?»       

Сейчас, по данным Управления по вопросам миграции МВД по Ингушетии, на учёте в этом ведомстве состоят 4376 вынужденных переселенцев: 3735 – из Чечни и 641 – из Северной Осетии. 

Как же решают их жилищные вопросы? В Карабулаке недавно отстроили целый микрорайон для этой категории граждан. Правда, далеко не все довольны. В основном жалобы – на небольшую площадь. Семье из четырёх человек, например, могут предложить однушку.

Есть немало нюансов, о которых людей не предупреждают. Например, если человеку удаётся доказать, что он – уроженец Чечни, статус вынужденного переселенца ему продлевают и именно на этого льготника выделяют «квадраты». А вот члены его семьи, родившиеся уже в Ингушетии, в заветные списки не попадают. Вот и получается, что семья рассчитывает на одну площадь, а получает другую.

Кого-то из новосёлов не устроивает качество квартир. Другие жалуются на то, что многоэтажки – вдали от «благ цивилизации»: магазинов, школ, детсадов.     

Кстати, сейчас строят дома для этих льготников и в Назрани.  

«До конца года в Назрани введут в эксплуатацию пять девятиэтажных домов для вынужденных переселенцев, - говорит главный специалист отдела промышленности, транспорта, связи и ЖКХ администрации Назрани Муса Хансиев. -  Квартиры получат более 700 человек. Недавно распределили жильё для 50-ти семей.  Другой вид помощи для этой категории переселенцев – предоставление денежной субсидии. Её рассчитываем, умножая стоимость квадратного метра (37 тыс. руб.) на норму (18 кв. м на человека) и на количество членов семьи».   

Комментарий

Уполномоченный по правам человека  в Ингушетии Джамбулат Оздоев:

«Вынужденные переселенцы, к сожалению, продолжают оставаться одной из самых социально незащищённых групп населения. Жалоб от них много. Один из самых острых вопросов – очередь на получение жилья. Зачастую непонятно, как она формируется. В некоторых случаях я, подозревая коррупционную составляющую, даже обращался по этому вопросу в республиканскую прокуратуру.

Нередко люди жалуются на плохое качество предоставляемых им квартир, на небольшую площадь. Все эти факты рассматриваем с участием местных властей, многие проблемы удаётся решить.

Увы, решение жилищных вопросов вынужденных переселенцев зачастую усложняется из­за несовершенства федерального законодательства. Например, несколько лет назад вышла федеральная целевая программа «Жилище», в которой в одной «куче» оказались самые разные льготники, претендующие на получение жилья от государства. В неё попали и беженцы из Чечни и Северной Осетии.  Считаю, это неправильным: вынужденными переселенцами государство должно заниматься отдельно».         

Официально

Врио начальника Управления по вопросам миграции МВД по Ингушетии Рукият Гетагазова:

«Согласно п. 5 ФЗ «О вынужденных переселенцах» 2015 г. статус вынужденного переселенца может быть продлён. Этим занимается территориальный орган миграционной службы. Но есть несколько ограничений. Мы не можем продлить статус, если  вынужденный переселенец или его семья получили денежную компенсацию за утраченное жильё, либо беспроцентную возвратную ссуду до 1 января 2003 г., либо безвозмездную субсидию на строительство (покупку) жилья до 16 октября 2010­го. Также не продлеваем статус тем, кто  ранее получил специальную  социальную выплату, земельный участок для строительства или жильё по соцнайму. 

Что касается вынужденных  переселенцев из Северной Осетии, до сих пор в очереди на жильё – 260 семей, которые не сумели реализовать право на господдержку по постановлению правительства РФ от 06.03.98 № 274. Оно утратило силу в 2009­м».              

Кстати

Жильё для вынужденных переселенцев стало одним из самых обсуждаемых вопросов на «Народной приёмной», которую «АиФ-­СК» провел в Ингушетии в июне этого года (№25).

Отрадно, что двум семьям вынужденных переселенцев из Чечни нам удалось помочь. Абуязит Евлоев в середине 90-­х получил субсидию на покупку жилья. Тогда Евлоевым ничего приобрести не удалось. 

Лишь осенью этого года, после того как «АиФ-­СК» отправил официальный запрос в Управление по вопросам миграции МВД по Ингушетии, Евлоевым предоставили  квартиру в одной из новостроек в Карабулаке.  Общая площадь ­- 67,8 кв.м. 

«Мы очень благодарны вашей газете за то, что помогли решить многолетнюю проблему! – говорит Абуязит Магометович. – Квартира – хорошая, благоустроенная».

Благодаря «АиФ-­СК» недавно справила новоселье и большая семья Хани Боковой. Её квартира – тоже в одной из многоэтажек Карабулака, отстроенных специально для вынужденных переселенцев. Площадь – 101 кв. метров. Правда,  призналась Хани, она предпочла бы получить субсидию и купить жильё в другом населённом пункте.  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах