Примерное время чтения: 7 минут
219

Ювелирная работа. Археолог - о секретах профессии и тайнах истории Кавказа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ-СК 27/04/2022
Награду Владимиру Кузнецову вручил Глава Северной Осетии Сергей Меняйло.
Награду Владимиру Кузнецову вручил Глава Северной Осетии Сергей Меняйло. Администрация Минераловодского городского округа

Старейший на Северном Кавказе археолог Владимир Кузнецов из Минеральных Вод стал Почётным гражданином Северной Осетии-Алании. Звания он удостоился «за большой личный вклад в изучение и сохранение историко-культурного наследия осетинского народа». Владимир Александрович - старейший на Северном Кавказе археолог, за его плечами десятки экспедиций, сотни изученных аланских памятников, тысячи найденных артефактов. Об особенностях профессии и загадках прошлого он рассказал в интервью «АиФ-СК».

Всё началось с Архыза

Анна Учаева, «АиФ-Северный Кавказ»Владимир Александрович, почему вы выбрали именно археологию?

Владимир Кузнецов:  По складу ума я гуманитарий, точные науки никогда не интересовали, а вот история – с детства, причём, как история государств, так и моей семьи. Помню, родители часто рассказывали о наших предках. Например, мой прадед Антон Незлобинский был известным горным инженером, его именем даже назван один из минеральных источников в Железноводске. Ещё я всегда любил читать: освещение, время суток не играли роли. Исследования, исторические романы – меня интересовало всё.

Но сразу после школы поступить в вуз не удалось – началась Великая Отечественная война. В 1944 году, когда мне было 17 лет, меня призвали на фронт. В боевых действиях с Германией принять участие не успел – в это время проходил подготовку в тылу, но позже участвовал в боях с Японией в августе 1945 года. А уже после демобилизации поступил в Пятигорский педагогический институт на факультет истории. На втором курсе поехал в учебную археологическую экспедицию в Нижний Архыз и с тех пор навсегда «заболел» археологией, не вылечился до сих пор. Мы тогда отправились к трём древнейшим, уже не действующим храмам. На месте Нижне-Архызского городища в Х–ХII вв. располагался центр Аланской епархии и духовной жизни региона, и он оставил богатейшее археологическое наследие.

Уже тогда я понял, что буду изучать прошлое именно Северного Кавказа. Очень хотел попасть по распределению после окончания вуза в Архыз, но вакансия была только в Нижней Ермоловке в Карачаево-Черкесии. Но не жалею, ведь именно там встретил свою будущую жену Марию Васильевну. В 1955 году стал аспирантом института археологии Академии Наук СССР в Москве по специальности «История и археология Северного Кавказа средних веков». До сих пор с теплом и благодарностью вспоминаю своего научного руководителя Евгения Крупнова, именно он организовал Московскую археологическую школу кавказоведения. После его смерти я решил: лучшее, что могу сделать в память об учителе – продолжить его дело, тем более что оно стало и моим.

- Вы были одним из организаторов «Крупновских чтений», которые собирают учёных-археологов до сих пор.

- Да, впервые их провели 16 марта 1971 года, тогда это был, можно сказать, междусобойчик – собрались человек восемь, интересующихся археологией Северного Кавказа. А теперь съезжаются люди со всей страны, и я уверен, будут собираться и дальше, несмотря на пандемию и другие перипетии. Невозможно исследовать всё, в этом убеждаюсь постоянно, и археология нашего округа ещё долго будет удивлять исследователей.

Я сам участвовал в раскопках в Нижнем Архызе более 20 лет (а общий стаж более 30 лет), а оставшееся время посвятил упорядочиванию собранного материала, в долгие экспедиции потом ездил редко. Нужно было осознать, какие этносы стоят за культурой народов Кавказа, определить типологию и хронологию находок.  В монографиях стало тесно, начал выпускать книгу за книгой и понравился читателю. Издал более 200 трудов, и я знаю, что ещё не всё сказал. А между тем, молодые коллеги находят всё новые артефакты, памятники…

Сантиметр за сантиметром

- Приходят ли сейчас на помощь археологам современные технологии?

- Только когда речь идёт уже об изучении, экспертизе найденных предметов. А вот на раскопках археолог всегда работал и будет работать с землекопами. Вряд ли в ближайшие десятилетия появятся машины, способные буквально по сантиметру снимать культурный слой. Наши орудия - ножи, щёточки, кисточки, метёлки и прочее. Археология – ювелирная работа, где главным всегда будет человек, а не механизмы. А вот истолковать результаты можно уже по-разному и, к сожалению, исторические находки зачастую идут рука об руку с политикой. О каких-то рассказывают широкой общественности, другие – противоречащие действующей точке зрения, остаются в тени. И к такому нужно быть готовым любому учёному, опыт некоторых коллег из других стран этому пример.  Мне  повезло – исследования увидели свет, их по достоинству оценили.

Александр Кузнецов, археолог
Историей учёный интересуется всю жизнь. Из личного архива/ Александр Кузнецов

- А какую свою находку считаете самой важной?  

- Сложно выделить что-то из более чем тысячи объектов. Уже в первые годы полевой практики исследования Змейского катакомбного могильника в Северной Осетии во многом изменили наши знания об истории и культуре раннефеодальной Алании. Раскопки золотоордынского городища Верхний Джулат возле села Эльхотово показали, что оно возникло на месте более раннего алан­ского поселения.  Немало было открыто и крупных памятников, например,  руины хазарской Хум`аринской крепости VIII–IX вв.(на правом берегу верхней Кубани), городище у села Зилга с его катакомбным могильников и могучими рвами, склепы «Города мёртвых» возле Даргавса.  

У средневековой Алании были тесные торговые и культурные связи с мусульманским Востоком, Византией, Русью. И одним из важнейших выводов, который красной нитью проходит через все наши открытия, я считаю то, что жизнь предков осетин живо перекликалась с христианскими ценностями. Так, святой Николай, более известный в России как Николай Угодник, считался покровителем Дигории, посвящённый ему праздник и по сей день отмечают в селении Лезгор.  Мне кажется, православная религия привлекала алан своим гуманизмом. А её ценности, которые во многом являются общечеловеческими, например, любовь к ближнему, как нельзя актуальны и сегодня.

Результат того стоит

- Владимир Александрович, что бы вы посоветовали людям, которые только думают, подходит ли им профессия археолога?  

- На мой взгляд, всё просто. Если тебе действительно интересна история, ты умеешь отстаивать своё мнение, опираясь на логику, а не на эмоции, и в то же время готов отказаться от гипотез, когда их опровергают факты, то археология - то, что нужно. Также профессионалу потребуются такие качества, как старательность, аккуратность, при участии в раскопках важна и физическая выносливость. Надо уметь работать в команде – без взаимодействия с другими не обойтись. Часто на воссоздание картин прошлого уходят годы, но результат того стоит. Несмотря на активное развитие науки и техники, на планете есть множество неисследованных территорий, в истории – белых пятен, поэтому наша профессия будет актуальной всегда.

Я если бы мог, то с удовольствием прожил бы такую же вторую жизнь и даже третью. Уверен, что именно работа позволила мне сохранить здоровье: до сих пор не знаю, что такое повышенное давление. Врачи удивляются - показатели, как у молодого. А мне просто некогда болеть: нужно сделать ещё столько полезного и интересного.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах