aif.ru counter
3972

«Воззвание к революции». Как Лермонтова арестовали за «Смерть поэта»

Михаил Лермонтов написал «Смерть поэта» сразу же, как только узнал о трагической гибели Пушкина, который тогда уже был признанным гением. Был ли лично знаком Лермонтов с Пушкным - до сих пор неизвестно. Тем не менее Михаил Юрьевич многократно встречал старшего коллегу на улицах обеих столиц и в богемных местах того времени – в театрах и книжных лавках. 

Обнародование тайны 

Обстоятельства смерти Пушкина в те годы держались в тайне – дуэли и поединки в Российской Империи были строго табуированы, и никакая информация о них не выносилась на суд общественности. Однако Лермонтова не остановила суровая цензура: поэт создал литературный памятник сразу двум видным фигурам русской классики — и Пушкину, и себе.

Обличающее произведение Лермонтова петербуржцы восприняли горячо: листовки со стихотворением раздавали на улицах, а отдельные строки учили наизусть. И, конечно, произведение быстро попало в руки к тем, кто был ярым противником этой поэтической пропаганды. «Смерть поэта» прочитал член Госсовета, Кабинета министров и шеф жандармерии Александр Бенкендорф. Свои впечатления он изложил в записке, адресованной императору Николаю I: 

«Я уже имел честь сообщить вашему императорскому величеству, что я послал стихотворение гусарского офицера Лермонтова генералу Веймарну, дабы он допросил этого молодого человека и содержал его при Главном штабе без права сноситься с кем-либо извне, покуда власти не решат вопрос о его дальнейшей участи…»

В ответном письме император Николай I, который до этого уже успел ознакомиться с произведением благодаря анониму, приславшему в царский двор копию под заголовком «Воззвание к революции», назвал произведение «приятными стихами», после чего добавил, что необходимые распоряжения уже даны:

«Я послал Веймарна в Царское Село осмотреть бумаги Лермонтова и, буде обнаружатся еще другие подозрительные, наложить на них арест. Пока что я велел старшему медику гвардейского корпуса посетить этого господина и удостовериться, не помешан ли он; а затем мы поступим с ним согласно закону». 

Роковые строки 

Известие о том, что его персоной заинтересовались власти, Лермонтова серьёзно разозлило и, кажется, только раззадорило в борьбе с режимом. К этому и без того скандальному произведению Михаил Лермонтов дописывает ещё 16 строк: именно они впоследствии и станут решающими. 

«А вы, надменные потомки

Известной подлостью прославленных отцов,

Пятою рабскою поправшие обломки

Игрою счастия обиженных родов!

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и

Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда — всё молчи!..

Но есть и божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный суд: он ждёт;

Он не доступен звону злата,

И мысли и дела он знает наперёд.

Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:

Оно вам не поможет вновь,

И вы не смоете всей вашей чёрной кровью

Поэта праведную кровь!» 

Некоторые историки и литераторы и сегодня задаются вопросом — стал бы Лермонтов такой значительной фигурой в мировой копилке гениев, не закончив «Смерть поэта» столь жёстко и бесстрашно. А в те годы ходили слухи, что эти 16 строк и вовсе вышли не из-под лермонтовского пера. Одним из тех, кто сомневался в авторстве, был Иван Тургенев.

Допросы и арест 

Так или иначе, сомнений в авторстве у властей не возникло. Поэт стал фигурантом «Дела о непозволительных стихах, написанных корнетом лейб-гвардии гусарского полка Лермонтовым, и о распространении оных губернским секретарем Раевским». Материалы этого дела сегодня хранятся в Институте русской литературы РАН. 4 марта Михаил Лермонтов был арестован. Его заперли в комнате на верхнем этаже Главного штаба, а через девять дней перевели под домашний арест в квартиру бабушки поэта Елизаветы Арсеньевой. 

В это же время надзорные ведомства допрашивали друзей поэта. В архивах сохранены и показания Святослава Раевского. Вот что рассказывал он следователям о скандальных стихах: 

«Пронеслась даже молва, что Василий Жуковский читал их его императорскому высочеству государю-наследнику и что он изъявил высокое своё одобрение».

После этого у Раевского также провели обыск, после чего был арестован. Позже Михаил Юрьевич писал о друге в своих объяснениях следствию: 

«Когда я написал стихи мои на смерть Пушкина (что, к несчастию, я сделал слишком скоро), то один мой хороший приятель, Раевский, слышавший, как и я, многие неправильные обвинения и, по необдуманности, не видя в стихах моих противного законам, просил у меня их списать; вероятно, он показал их, как новость, другому, — и таким образом они разошлись. Я ещё не выезжал, и потому не мог вскоре узнать впечатления, произведенного ими, не мог во-время их возвратить назад и сжечь. Сам я их никому больше не давал, но отрекаться от них, хотя постиг свою необдуманность, я не мог».

Победная ссылка 

За ходом судебного разбирательства по «Делу о непозволительных стихах» следил сам император. Арестанта горячо поддерживали друзья Пушкина, в том числе и Василий Жуковский, который был вхож в императорский двор. У историков также есть сведения, что влияние на судебный процесс оказала и бабушка Лермонтова. Елизавета Арсеньева вращалась в светском обществе, имела нужные знакомства и связи и прибегала к ним, чтобы спасти единственного внука.

Судьбу арестантов решил приказ. Согласно документу, Раевского полагалось «выдержать под арестом в течение одного месяца, а потом отправить в Олонецкую губернию для употребления на службу, по усмотрению тамошнего гражданского губернатора».

Лермонтов же был переведён и отправлен «тем же чином» на Кавказ, в Нижегородский драгунский полк. Поэт отправлялся в изгнание победителем: измученным, признанным и уже известным.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах