aif.ru counter
8171

«Абсолютной безопасности нет». Учитель о жизни спустя 12 лет после Беслана

«Город ангелов» - кладбище, где похоронены дети Беслана - вечная боль в сердцах матерей.
«Город ангелов» - кладбище, где похоронены дети Беслана - вечная боль в сердцах матерей. © / Анна Максименко / АиФ

Все выжившие школьники, которые были захвачены террористами в сентябре 2004 года в Беслане, уже окончили школу. В этом году впервые среди учеников – мальчишки и девчонки, которые не знают, что такое теракт. О том, как изменилась за прошедшие 12 лет жизнь школы и какие уроки извлекло общество из трагедии, «АиФ-СК» рассказывает бывшая заложница, учительница истории Надежда Гуриева. Она выжила в аду Беслана, но потеряла двоих своих детей. 

«Как хорошо, что вы пришли!»

Анна Максименко, «АиФ-СК»: Надежда, откуда взялись силы спасать других детей, потеряв своих? У вас было трое, после теракта выжила только одна дочь. И где потом силы взяли, чтобы дальше жить?

гуриева
 

Надежда Гуриева: Сказать, что я спасала других детей – это слишком громко. Я спасала свою младшую дочь и племянницу. Спасти других не было возможности. Мою старшую дочь убило сразу взрывом, сын Борис был ранен, вынести его не смогла бы, он был крупный мальчик.

И я его просто подтащила и положила рядом с нашими ранеными заложниками в надежде, что когда нас освободят, будут выносить раненых, вынесут и его. А силы жить дальше нашла в наших детях - выживших учениках.

Я вышла в школу на работу в конце ноября, спустя почти три месяца после теракта. Иду по коридору – и вот класс моего сына. Ко мне навстречу бежит одноклассница моего Бориса и кричит: «Надежда Ильинична, как хорошо, что вы пришли, а Борик тоже с вами?»

Тогда даже не все знали, кто выжил, кто погиб. Первым уроком у нас был «урок плача». Мы, плакали и сидели, обнявшись. И я тогда поняла, что я так нужна им, детям! Вот они и дали силы. И я поняла, что всё, что я делаю в школе, вне школы, я делаю для них. Ради детей живых и в память о тех, которые остались лежать в «Городе ангелов». В моей жизни это – самое главное.

12 лет спустя

– Как вы думаете, насколько сегодня защищены наши дети от таких трагедий?​

– Отношение к тому, что было, сейчас разное. Человеку свойственно забывать какие-то моменты, особенно если это не ворвалось в его собственную жизнь и не коснулось лично его семьи. Никому не хочется помнить неприятные, тяжёлые вещи. Вот и мы стали часто слышать: «Вам пора забыть! Пора перестать об этом говорить!» Но как можно забыть детское кладбище - «Город ангелов», как можно не замечать разбитое здание нашей школы?

Как только мы начинаем забывать, сразу же получаем следующую партию разных бед. Хотя есть люди, которые едут к нам со своими детьми издалека, чтобы выразить соболезнование, чтобы показать молодёжи, каким ужасным может быть террор. Например, учительница из Санкт-Петербурга два года собирала деньги, чтобы приехать к нам с детьми.

Но есть и другие проблемы. За 12 лет мы никак не можем решить вопрос с нумерацией нашей школы. Нам построили новое здание. Но почему-то забрали наш первый номер. Хотя это действительно была самая первая школа в республике, ей 126 лет. Эту проблему почти решил ныне покойный глава республики Тамерлан Агузаров. Он хотел озвучить приказ о том, что мы преобразованы в гимназию №1 имени героев-спецназовцев. Но не дожил. И непонятно, на каком основании этот приказ был приостановлен.

– А поменялось ли что-то именно в плане безопасности?

– На мой взгляд, от террористов защититься на 100% очень сложно. Я не знаю, кто может дать такую защиту. У меня нет такого ощущения, что мы в абсолютной безопасности. Но я вижу, сколько делают ребята из правоохранительных органов, чтобы выловить, выследить и устранить этих негодяев, которые не дают людям спокойно жить.

– Чем сейчас живёт школа? Какие проблемы больше всего волнуют?

– Проблемы у всех практически одинаковые. Переполненные классы, неразбериха с зарплатами, нехватка учебников. Вообще, конечно, школа – это живой организм. И её нельзя переводить на тестовый режим оценки знаний. Кроме того, что здесь дают знания, школа ещё и воспитывает детей. Но воспитательная функция школы была минимизирована реформами последних лет. Нам в нашей школе удалось сохранить эту функцию потому, что мы любой ценой старались заниматься воспитательной работой с детками. Они-то у нас особенные после теракта. Но вот пришла новый министр образования России, она профессионал, учитель в прошлом, словом, наш человек. Надеемся, что в системе образования наступят перемены к лучшему.

Патриотизм – не на бумаге

– Сегодня на Северном Кавказе, в частности в Северной Осетии, спокойнее стало жить?

– Во всяком случае, такого страшного масштаба похищений людей нет, которое было раньше. Были времена, когда юношей, девушек, мужчин, женщин, детей воровали и продавали, как животных, в рабство. Сейчас этого нет.

Сам характер преступности стал немного другой. Но вообще, думаю, что неспокойно будет на Кавказе до тех пор, пока наша молодёжь будет без работы. Вот в Беслане стоят все крупные предприятия. Крупнейшие спиртово-водочные заводы стоят, Бесланский маисовый комбинат разорён. Был огромный комбинат хлебопродуктов – он тоже практически не работает. Еле работает завод спецоборудования. А ведь молодёжи-то где-то надо работать.

Многие наши дети, окончив школу, поехали учиться за пределы республики, получили отличное образование в Питере, в Москве. Вернулись домой, а чем они здесь заниматься будут? Здесь работы нет! И вот пока такая будет система существовать, когда молодому человеку для того, чтобы устроиться на хорошую работу, надо дать взятку, то и будет такая ситуация, когда они будут уходить в банды и преступность.

– Есть ли в Осетии молодёжь, которая оказалась в рядах ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация - прим.ред)?

– Я слышала, что есть, но сама лично таких примеров не знаю. Но за безработицей идёт безысходность, общий упадок в обществе, отношения внутри семей не такие, какие должны быть. Дети перестали общаться, они не могут связную речь построить, потому что их «засосали» соцсети и гаджеты.

Мне на уроке однажды пришлось объяснять шестиклассникам, что такое кипяток! Зато люди, которые вербуют в свои ряды боевиков, очень активно работают, начинают вербовать в свои ряды подростков. Поэтому за молодёжь надо биться! Надо создавать не на пальцах, не на бумаге патриотические движения. Они должны существовать реально.

Это не должно быть разовой акцией, это должна быть ежедневная работа, культурная, спортивная, патриотическая. А у нас вместо этого сельские школы, дома культуры и библиотеки закрывают.

Нам нужно изучать культуру и традиции наших соседей, у нас многонациональная страна. Чем больше мы будем знать друг о друге, тем больше будет уважения между нами, и отношения действительно будут братские. Ну и экономику, конечно, нужно поднимать.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах