389

Ненужная рабсила. Проблема не в увольнениях, а в отсутствии вакансии

АиФ-СК №11 11/03/2015

Новый, 2015 год на одном из крупных предприятий Невинномысска начался… с повышения зарплат. На фоне  экономического спада и   прогнозов по росту безработицы  подобное слышать удивительно.

«Безработица – зачастую одно из заключительных звеньев экономического  кризиса, – говорит Юлия Чугонова, директор Центра занятости Невинномысска. – Опыт 2009-го показывает: увольнения начинаются позже. Возможно,  нашего города эта проблема коснётся к концу года».        

Мнение эксперта
Игорь Сопов, директор Центра современной кавказской политики «Кавказ»:

«Полагаю, что проблема безработицы сейчас обостряется для промышленно развитых регионов. В Северо­Кавказском федеральном округе почти нет крупных предприятий и моногородов. Многие местные жители, не рассчитывая на официальное трудоустройство, давным­давно занимаются частным бизнесом, нередко нелегальным. Немало представителей трудоспособного населения в сфере внутреннего туризма на Кавминводах и горнолыжных курортах, а он, как известно, в современных реалиях становится всё востребованнее. Аграриям Ставрополья и некоторых других субъектов СКФО бояться кризиса тоже вряд ли стоит, а курс на импортозамещение, на мой взгляд, и вовсе подарок для них».

Пока без сокращений 

В среднем же  по краю безработица с начала года всё-таки «подросла». По данным краевого минтруда и соцзащиты, в начале марта на Ставрополье было более  16140 безработных, что на 375 человек больше, чем в конце января.

Удручает, но на фоне отсутствия массовых увольнений число вакансий сократилось на несколько тысяч. По-прежнему самые  востребованные – рабочие профессии. А вот вакансий, скажем,  юристов – меньше 20.

«Я – юрист, причём опытный, но сейчас сижу без работы,  – признаётся 49-летняя жительница Ставрополя Людмила Петровна. – Работала в небольшой фирме, которая приказала долго жить. Если в ближайшее время ничего не подыщу, переквалифицируюсь в бухгалтеры».                  

« В начале года безработица   всегда повышается, – говорит Борис Семеняк, замминистра труда и соцзащиты Ставропольского края. – В первую очередь высвобождаются труженики, которые были заняты на сезонных работах, – при сборе урожая, например. Интересно, что в этом январе  у нас ситуация была даже чуть лучше, чем, скажем, два года назад. Есть некоторые сокращения в банковской сфере, налоговой службе, Госнаркоконтроле, но все они связаны с плановыми реорганизациями на федеральном уровне. Есть высвобождение людей на двух предприятиях – в Георгиевске и Кировском районе. Но это именно высвобождение, а не сокращение. Предполагается, что сотрудники вернутся на свои рабочие места, когда эти организации поменяют статус».

По словам Семеняка, в его ведомстве постоянно мониторят ситуацию, опрашивая работодателей на предмет  возможных массовых увольнений.

Где вакансии? 

  • Как вы поступите, если вам будет грозить увольнение?

    • 0%
      Буду бороться за свое место
    • 67%
      Буду искать другую работу
    • 17%
      Впаду в депрессию
    • 17%
      Открою свое дело
Всего: 36
Все опросы
А что же в республиках? Ситуация повсюду на Северном Кавказе примерно   одинаковая – всплеска официальной  безработицы пока  нет, но и вакансий всё меньше.  Ситуация неизменна в течение последних нескольких   лет. Эксперты полагают: проблема не в массовых сокращениях, как в других регионах страны, где прекращают или приостанавливают работу крупные предприятия. Вопрос стоит по-другому: рабочих рук много, а вот рабочих мест с более-менее достойными зарплатами – дефицит.             

В Чечне, по данным республиканского минтруда, соцзащиты и занятости населения,  сейчас – около 99 тысяч безработных. Несмотря на все старания властей, республика продолжает занимать одно из превых мест по безработице в округе.    

«В последние годы нам удалось сократить количество  не занятых на рынке труда граждан более чем на 20 тысяч, – сообщили в министерстве. – Тем не менее безработных всё ещё  много. Власти  республики стараются привлекать гастарбайтеров только в тех  случаях, когда  у нас нет своих специалистов. Сейчас у нас работают чуть больше 70 иностранцев. Остальные вакансии стараемся освобождать  для наших земляков, но желающих работать, особенно среди молодёжи, увы, не так уж много. Наверное, потому, что зарплаты оставляют желать лучшего. В других регионах они выше, поэтому люди в поисках заработков покидают республику». 

Работа – в других регионах

Советы психолога
Денис Севрюгин, клинический психолог Ставропольской краевой психиатрической больницы:

«Потерю работы люди переживают по­разному. Драмой она становится только в том случае, если для человека трудовая деятельность ­ единственный источник самоуважения и отсутствуют другие возможности для эмоциональной поддержки ­ семья, друзья. Если поддержка есть, преодоление стресса, связанного с потерей работы, пройдёт значительно легче. Когда с поддержкой и самоуважением всё в порядке, предстоящее увольнение может превратиться из потери в возможность изменить свою жизнь к лучшему. Иногда увольнение завершает один этап и начинает другой. Если финансовое положение позволяет, можно немного отдохнуть. Приступая к поискам работы, нужно иметь план действий. Если же он долго не срабатывает, разберитесь, что в нём не так и какие возможности имеются».
Несколько лет назад специально для помощи  Ставрополью и республикам Северного Кавказа в Пятигорске открыли межрегиональный ресурсный центр. Одной из его главных задач был поиск вакансий для южан в других регионах страны. Центр давно закрыли, но, как сообщили нам в службе занятости Ингушетии, его базой данных  по-прежнему пользуются, предлагая вакансии за пределами республики. 

«Наши земляки работают и в Подмосковье, и в средней полосе России, и даже на Камчатке, – подтвердили в службе занятости. – Своих-то вакансий у нас пока мало».                        

В Северной Осетии, по данным парламента, в отпусках без содержания на начало марта находились около 700 работников, свыше 600 были заявлены к увольнению по причине сокращения штатов. В республике, как и на Ставрополье, власти заявили, что по примеру кризисного 2009-го будут создавать  временные рабочие места. 

«В Кабардино-Балкарии оклады такие низкие, что официально трудоустраиваться порою просто унизительно, – полагает Мурат Хоконов, профессор КБГУ. – Немало  тех, кто работает в других регионах, либо трудится в своих подсобных хозяйствах».                                   

«У нас всплеска безработицы нет, – сообщает Ирина Чернова, начальник отдела программ занятости и рынка труда Госслужбы занятости населения Карачаево-Черкесии. – Сейчас в республике  4028 безработных».  

Комментарий 

Анна Бутова, заместитель председателя Федерации независимых профсоюзов Ставропольского края:

«К нам на «горячую линию» в последнее время нередко звонят с жалобами на работодателей, которые вместо того чтобы провести процедуру сокращения, требуют писать заявления по собственному желанию.  А ведь это принципиально разные вещи! В случае сокращения работодатель за два месяца обязан официально уведомить сотрудника, а при массовых сокращениях – и вовсе за три месяца. Не подпадают под эту процедуру беременные, женщины, имеющие детей в возрасте до трёх лет, одинокие мамы, воспитывающие детей, которым не  исполнилось 14 лет, или ребёнка­инвалида до 18 лет, и ещё некоторые категории сотрудников. Если же вас всё­таки сократили, то  обязаны при расторжении  договора  выплатить зарплату за текущий месяц, компенсацию за неиспользованный отпуск, выходное пособие. Если не удастся сразу найти работу, работодатель ещё в течение двух месяцев платит вам среднемесячный заработок,  а в исключительных случаях – даже в течение трёх. Не хотят увольнять по сокращению штатов? Жалуйтесь в краевую трудинспекцию, в прокуратуру или в суд».

Телефон «горячей линии» Федерации профсоюзов Ставрополья: (8652) 35­18­06.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах