Примерное время чтения: 12 минут
412

На курорте и без лицензии. Что делать с мусоросжигательным заводом на КМВ?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. АиФ-СК 20/10/2021
Выбросы завода загрязняют курорт.
Выбросы завода загрязняют курорт. Росприроднадзор

В России всего 10 мусоросжигательных заводов. И один из них дымит на лечебном курорте - на Кавминводах. Причём уже год он работает, как выяснилось, без лицензии - её отобрали за несоответствие требованиям. Как это влияет на экологическую ситуацию и что делать с мусором на КМВ, чтобы уберечь от вредного воздействия минеральные воды, лечебный воздух и другие природные факторы, узнавал «АиФ-СК».

Дымит и вредит без лицензии

В прошлом году Росприроднадзор лишил Пятигорский мусоросжигательный завод  лицензии на работу с отходами I - IV классов опасности, потому что не проведена государственная экологическая экспертиза оборудования. Предприятие безуспешно пыталось оспорить это решение надзорного органа в суде, ссылаясь на то, что использует паровой котёл, введённый в эксплуатацию одновременно с заводом в 1987 году, а проверять старое оборудование, дескать, ни к чему.

Теперь завод работает без лицензии. В прошлом году он не заплатил за негативное воздействие на окружающую среду 10,4 млн рублей, и Росприроднадзор недавно через суд взыскал эту сумму, а также пени на 290 тыс. рублей.

Всё это ляжет на плечи налогоплательщиков, ведь 100% акций предприятия принадлежит администрации Пятигорска. На минувшей неделе она попыталась избавиться от хлопотного имущества, но конкурс по продаже акций был признан несостоявшимся - желающих купить их не нашлось.

Местные жители переживают, что, если завод закроется, Кавминводы просто утонут в отходах. Разделяет их опасения и руководитель Ставропольского отделения движения «Зелёная Россия» Владимир Емельянов.

«Нужно или модернизировать завод, или вывозить весь мусор за пределы Кавминвод, - говорит он. - Но вывозить - значит, увеличивать затраты на логистику. А кто будет платить? Без помощи федерального бюджета мы не справимся.  Это всё-таки федеральный курорт».

Проще, по мнению эколога, построить новый завод. Безопасные технологии в мире есть, считает он.

«На Западе, который нам часто приводят в пример, мусоросжигательные заводы работают прямо в черте города. Швеция  за счёт сжигания мусора получает  электроэнергию и даже закупает ради этого отходы в соседних странах. Правда, там используются фильтры, которые стоят, как ползавода, и их тоже надо утилизировать. К тому же при сжигании образуется зола с токсичными веществами, которую приходится вывозить на полигоны. В Пятигорске эта проблема стоит особенно остро, потому что там температура сгорания очень низкая, и ядовитых соединений больше».

Планы по строительству нового мусоросжигательного завода в крае действительно есть. Инвестировать в это собирается госкорпорация ВЭБ.РФ, которая уже возводит в других регионах страны пять таких предприятий.

Плавят, варят, дробят

Пятигорский завод сжигает не всё подряд. На его территории расположен комплекс сортировки. Такие же линии, как рассказала пресс-секретарь регоператора «ЖКХ» Светлана Турищева, действуют в Кисловодске и Невинномысске. На них свозятся все твёрдые коммунальные отходы, которые собирает регоператор. Сортирующие предприятия разделяют мусор на фракции: разные виды плёнки, пэт-бутылки, другой пластик, бумага, стекло, металл. Всё это по отдельности прессуется в огромные брикеты и продаётся на переработку другим предприятиям.

Пластиковые бутылки измельчают, моют, сушат и дробят на кусочки размером со спичечную головку - флекс. Эта масса ссыпается в мешки (бигбэги) и потом отправляется на вторичную переработку. Из неё делают новые бутылки, стреп-ленты для упаковки, волокно, которым, к примеру, утепляют верхнюю одежду.

Полиэтиленовые отходы плавят. Из вторсырья производят тазы, вёдра, ящики, мусорные корзины и контейнеры. Так же перерабатывают полипропилен, получая гранулы, из которых потом льют прочные изделия. Например, на хуторе Верхнерусском под Ставрополем компания, которая сотрудничает с регоператором «Эко-Сити», делает из полимерно-песчаной смеси садово-парковую мебель.

Стекло тоже дробится, плавится и направляется на производство новых изделий, например бутылок. Этим занимается, в частности, стекольный завод в Минводах.

Бумагу и картон размачивают, варят и потом делают из получившейся массы разные изделия: ту же картонную упаковку, пульпекартонные лотки, туалетную бумагу. Это сравнительно несложное производство, которым обычно занимаются небольшие фирмы.

Переплавляются алюминиевые банки и другие виды металла.

Органические отходы отжимаются и компостируются.

«На КМВ планируется также создать предприятие по переработке древесины. У нас зелёный регион, образуется много древесных отходов, которые можно пустить на производство топливных пеллет, - говорит Светлана Турищева. -У нас также появилась установка для измельчения строительных отходов, которыми можно будет после переработки рекультивировать старые карьеры. Территории, нуждающиеся в такой рекультивации, на юге Ставрополья есть».

Где принимают батарейки?

Обращением с опасными отходами регоператор не занимается. Их собирают и утилизируют отдельные фирмы. Медицинские отходы можно только жечь.

«Шприцы, бинты, ампутированные органы, биоматериал - всё это либо сжигается, либо уничтожается пиролизом»,  - говорит директор компании «Шалфей» из Железноводска, которая занимается утилизацией такого мусора, Александр Невидимов.

Ртутные лампы до недавнего времени утилизировало предприятие в Невинномысске. Там стояла установка, которая снимала железные цоколи, удаляла ртуть и отделяла стекло. Однако летом этого года фирма закрылась. По информации Владимира Емельянова, ей не продлили лицензию.

Теперь такие лампы, а также аккумуляторы и батарейки можно сдать только в некоторых крупных магазинах, например в гипермаркете «Леруа Мерлен», который занимается этим благородным делом по программе РОП - «Расширенная ответственность производителя».

«По ней производитель обязуется часть своей продукции утилизировать самостоятельно или с помощью специальных организаций. Он заключает договор с магазином, который реализует его продукцию, и принимает старые лампы и батарейки. За это он меньше платит налогов за воздействие на окружающую среду. А магазин включает работу по сбору опасных отходов в отчёты, чтобы показать свою социальную ответственность», - поясняет Емельянов.

При этом, когда он вместе с волонтёрами собирал батарейки от имени организации «Общественный экологический контроль России», ему пришлось везти их на Урал и платить и за доставку, и за переработку примерно около 20 руб./кг. Ближе пунктов утилизации таких отходов нет.

Нормативы устарели

И всё-таки худо-бедно сортировать и перерабатывать отходы край научился, считает Владимир Емельянов. Но бизнес, который занялся производством новых изделий из вторсырья, столкнулся с неожиданной проблемой: сбывать продукцию оказалось непросто. Недавно к общественнику обратился завод из Ставрополя, перерабатывающий пластик на ограды и лавочки. Вроде бы в наш век повсеместного благоустройства это востребованная продукция: красить не надо, при ДТП менее травмоопасна, гарантийный срок службы - 50 лет. Но оказалось, что в тендерах предприятие участвовать не может, поскольку в техзаданиях указано только два материала для таких изделий - либо металл, либо дерево. Решить проблему несложно - нужно изменить нормативы.

«Мы готовы всё перерабатывать, но нужно построить систему использования вторичных ресурсов, иначе бизнесу некуда будет девать эту продукцию и будет невыгодно вкладываться в такое производство», - говорит эколог.


Личный опыт

Генеральный директор предприятия по переработке пластиковых бутылок в Ставрополе Вадим Каминский:

Вадим Каминский

«У нас стоит оборудование, автоматически отделяющее пэт - полиэтилентерефталат, из которого льют бутылки, от HDPE-пластика, из которого сделаны крышечки и кольца. Одно всплывает, другое тонет. Полуфабрикат флекс из пэт мы отправляем на завод в Подмосковье, где из него делают новые бутылки. Там стоит хорошее швейцарское оборудование. Тара из вторсырья получается пригодной для пищевой продукции. Также поставляем флекс на завод в КЧР, где из него делают моноволокно для синтепона. Из HDPE-пластика наши партнёры в Брянской области делают щётки «гардены». 

Спрос на нашу продукцию есть, но наши мощности пока не полностью загружены, поэтому мы начали сотрудничать с регоператором «Эко-Сити», который поставляет нам бутылки, и расширяем сеть приёма вторсырья. Будем устанавливать сетки в образовательных учреждениях и на предприятиях - под присмотром, чтобы туда не кидали всё подряд. Я сторонник израильской системы сбора вторсырья, когда оно собирается отдельно от мусора, например на остановках общественного транспорта, и поступает на переработку чистым. Грязные нам приходится мыть, а это дополнительные расходы.

Проблема РФ в том, что у нас нет залоговой стоимости тары и человек не заинтересован её сдавать. В западных странах прямо на бутылке указана цена, которую за неё можно получить. Если тара не подлежит переработке, люди просто не покупают товары в ней, и предприятия переориентируются на другие виды упаковки. В России собираются запретить 28 видов тары, а можно было бы использовать экономические рычаги.

У нас пока вообще нет законодательного понятия, что такое «вторсырьё». Под него ты не можешь получить ни кредит в банке, ни субсидию. У меня может лежать материала на 60 млн рублей, но банк его не учтёт.

Устарели также многие ГОСТы и СНиПы. Например, из ПЭТ делают стрепленту для упаковки, но в нормативах железнодорожников разрешается применять только металлическую. Её ведь тоже кто-то выпускает, и этим предприятиям не хочется закрываться.

Что особенно беспокоит - это намерение государства строить новые мусоросжигательные заводы. Это значит, вместо того чтобы развивать отрасль вторичной переработки, мы будем плодить ещё больше пластика на планете».


Мнение эксперта

Эколог Павел Мартиросов:

павел мартиросов

«В конце 1980-х годов были разработаны планы, по которым к 2010 году Кавминводы должны были стать мировым курортом, соблюдающим жёсткие требования по экологии. Для этого определили целый перечень мер, в том числе закрытие мусоросжигательного завода в Пятигорске. К сожалению, этого так и не сделали из-за политических перемен в стране. Но постановление об этом никто не отменял. Юридических оснований сохранять опасное для курорта производство нет. Оно даёт выбросы диоксидов, бензапирена и других вредных веществ, которые оседают на землю, загрязняют подпочвенные воды. А ведь это зона, где формируются минеральные воды. Как профессиональный эколог, я утверждаю, что безвредного сжигания не бывает. Часто приводят в пример Швецию, где в городах работают якобы безвредные заводы. В реальности они выбрасывают настолько мелкие частички, что они в любом случае проникают в организм человека и вызывают раковые заболевания, особенно у детей. Этому посвящёно множество научных статей».


Письмо в редакцию

В. Кривушин, Михайловск:

«Я пенсионер, приехал  из Сибири, где привык разделять мусор у себя на кухне. Эта привычка приветствовалась там. Но, к моему великому удивлению, я не нашёл понимания на новом месте жительства, в Михайловске. В течение года я носил макулатуру и пластмассовые бутылки, которые накапливались у меня дома, в соседний магазин сети «Пятёрочка».  Недавно мне отказали в этом, заявив, что не обязаны заниматься моей макулатурой. Посоветовали отнести это куда-нибудь в кусты.

Я сортировал мусор совершенно бесплатно, из патриотических соображений. Необязательно из любви к Родине совершать подвиги, можно просто заняться уборкой в стране. Категорически не согласен с утверждением, что дело в несознательности простых людей, которое было опубликовано в вашей статье «Накопили мусора на века» (АиФ-СК, №33).  Считаю, дело в некомпетентности тех, кто отвечает за реформу. Их низкая квалификация, на мой взгляд, основная причина невыполнения указов президента России о раздельном сборе и переработке ТКО. Я, простой обыватель, пенсионер, заявляю, что мне не дают возможности разделять мусор».

Сортируется всё вручную.
Сортируется всё вручную. Фото: региональный оператор ООО «ЖКХ»

Кстати

Часто ставропольцы жалуются, что оранжевые контейнеры с бутылками мусоровоз высыпает в ту же ёмкость, что и остальные отходы. Регоператор «Эко-Сити», обслуживающий центр и запад края, заверяет: пластик собирает отдельная машина, которая выглядит как обычный мусоровоз. Но эти отходы приходится тоже сортировать, потому что потребители сбрасывают в контейнеры всё подряд.

Сбором опасных отходов регоператор не занимается, но если они попадаются на ленте сортировки, то их формируют в партии и отправляют на переработку. Например, батарейки компания передаёт по договору предприятию в Челябинске.

Фирмы, принимающие всё это у населения, указаны в территориальной схеме обращения с отходами.

Менее вредный мусор, III-V классов опасности, регоператор сортирует в зональном центре «Нижнерусский», извлекая для повторного использования бумагу, картон, металлолом, стекло, резину, пластмассу.

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых


Самое интересное в регионах