476

«Деревья валят без разбора». Кто борется с чёрными лесорубами на Кавказе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ-СК 10/11/2021
Волонтёры регулярно оценивают состояние деревьев в округе.
Волонтёры регулярно оценивают состояние деревьев в округе. пресс-служба WWF России

На Северном Кавказе леса выполняют защитную функцию, их вырубка - серьёзная угроза. Как в округе борются с чёрными лесорубами и где ситуация наиболее неблагоприятная? Об этом «АиФ-СК» расспросил директора АНО «Зелёный щит Кавказа» Али Исакова.

Дорогу перекрыли КамАЗом

Ислам Текеев, «АиФ-СК»: Али Курбанович, чем занимались до того, как стали эковолонтёром?

Али Исаков: Раньше я был индивидуальным предпринимателем. Занимался коммерческой недвижимостью: продавал производственные помещения. Мы с единомышленниками  защищаем леса с 1999 года. Наша команда сложилась из альпинистов и туристов. Вместе часто бывали во всех регионах Кавказа. Приехав как-то в любимый альплагерь в Карачаево-Черкесии, обнаружили там многочисленные пеньки вместо деревьев. Это и сподвигнуло нас на борьбу с чёрными лесорубами. 

- С чего начали? 

- Написали обращение в Рослесхоз. Из Москвы в республику для внеплановой проверки направили комиссию. К ней присоединились и наши активисты. Проверяли Карачаевский район - окрестности аулов Хурзук и Учкулан. Нелегальные рубки там тогда процветали, а количество пилорам было трудно сосчитать. У многих лесорубов не было разрешений на рубку, лишь у некоторых - на санитарную. На деле они валили деревья без разбора. 

- Времена тогда были неспокойные. Наверняка нашлись недовольные вашей инициативой.

- На въезде в Хурзук собралась толпа местных жителей на стихийный митинг. Люди шумели и перекрикивали друг друга. Членам комиссии КамАЗом перекрыли дорогу. Нам с трудом удалось успокоить собравшихся. Потребовали, чтобы они выбрали старшего для разговора. В результате сошлись на том, что бесконтрольно рубить деревья нельзя.

- С тех пор прошло 20 лет. Мешают ли вам работать в наше время?

- Да, и сейчас многим не нравится то, чем мы занимаемся. Люди зарабатывают на нелегальной рубке леса огромные деньги, а мы им препятствуем. Поэтому у нас и сейчас хватает врагов. 

- А помощников?

- Помогают правоохранители, сотрудники Рослесхоза, неравнодушные местные жители сообщают нам о рубках. Привлекаем к сотрудничеству туристические и молодёжные организации, которые помогают определить размер ущёрба. 

- Сколько сейчас человек в вашей команде, что это за люди?

- Состав непостоянный. Активных участников не больше 10 человек. Среди наших волонтёров самые разные люди - юристы, экономисты, кандидаты наук и бывшие сотрудники правоохранительных органов. 

Сохранился костяк из шести моих друзей. Они ездят семьями в горы на отдых и сообщают о нарушениях. Если видят проезжающий лесовоз, записывают номера. 

- Приходят ли к вам новые люди, есть ли среди них молодёжь?

- К сожалению, редко. Самому младшему из нас - 29 лет. Есть активисты старше 60. Мне самому уже 54 года.

Старых и больших не осталось

- Чем ещё занимаются ваши активисты, кроме борьбы с чёрными лесорубами?

- Недавно подключились к проблеме несанкционированных свалок в Карачаево-Черкесии. Об одной из них сообщили жители Черкесска. Она находится у железнодорожного моста возле дробилки. Там начал скапливаться бытовой и строительный мусор, включая доски, камни и стекло. Возможно, есть и опасные отходы.

Высота свалки - от восьми до 12 метров, протяжённость - до 200 метров, ширина - 150 м. Это огромный объём.  Рядом протекает ручей, из которого мусор попадает в Кубань. Мы приехали и сфотографировали свалку, обратились в прокуратуру Черкесска и Роспотребнадзор. Сейчас вопрос решается. 

- В других уголках Карачаево-Черкесии тоже встречаете такие скопления мусора?

- Крупная свалка долгое время «украшала» поляну Гиляровского возле нерукотворного лика Христа на берегу реки Зеленчук. Там установили беседки для проезжающих туристов и мусорный бак. Его позже убрали, а возле беседок начал скапливаться мусор. Отходы привозили мешками из близлежащих гостиниц и кафе. В итоге мусор убрали, беседки тоже, осталась асфальтированная площадка.

На огромные кучи мусора с крысами мои товарищи натыкались в Домбае, куда ездили кататься на лыжах. Казалось бы, такой знаменитый курорт, а мусор там вывозят не везде. После нашего обращения свалку убрали. 

- Часто ли фиксируете нарушения лесного законодательства в регионах Северного Кавказа? 

- Всё зависит от времени года. Зимой, когда всё завалено снегом, нарушений меньше. Пик приходится на лето. 

- Какие из субъектов округа можно назвать антилидерами?

- По нашим данным, самый проблемный из них - Ингушетия. Она напоминает Карачаево-Черкесию в начале 2000-х. Лес постоянно воруют и сразу же распиливают, в каждом населённом пункте - по несколько пилорам.  Рубят, в основном, твердолиственные породы - бук и дуб. Выбирают очень старые и мощные деревья с обхватом ствола 1,5-1,7 м. Такие встречаются очень редко.

Недавно глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов заявил о намерении запретить рубки в регионе на 10 лет. Если это решение будет принято, экологическая ситуация в республике может измениться к лучшему. 

- Какой регион сильнее всего пострадал от незаконных рубок за последние 20 лет?

- Карачаево-Черкесия. В Карачаевском районе практически не осталось возрастных деревьев с метровым обхватом. Максимальный диаметр стволов сейчас не превышает 40 см. 

- Что нужно делать для сохранения особо ценных участков леса?

- Их защита - задача государства. В Советском Союзе лес занимал третье место по важности после нефти и газа. Тогда мы торговали лесом, а сейчас немалый объём древесины попросту не учитывается. 

Кавказ - не Красноярский край, где сплошная тайга. Наши леса относятся к категории защитных, которые важно сберечь. Сейчас пресечь нарушения в горных ущельях легко. Достаточно, на мой взгляд, повесить видеокамеры, картинку с которых будут отслеживать соответствующие отделы полиции. 

- Чем осложняется эта работа?

- Например, в Ингушетии сложно взаимодействовать с правоохранителями. Не каждый пойдёт в лес, чтобы на месте разбираться с незаконными рубками. В лесах республики часто проводят КТО, остаются там и заминированные участки. Из-за этого нет порядка в лесничествах, не установлены квартальные столбы, по которым можно найти нужный участок.

Осложняет работу в Ингушетии и тейповость. У чёрного лесоруба может быть родственник в правоохранительных органах, поэтому он остаётся безнаказанным.  

Когда мы впервые начали работать в этой республике, нас воспринимали как врагов, нередко приходилось слышать: «Чего вы сюда припёрлись?»

- Хватает ли оборудования для обследования лесов? 

- С оборудованием нам помогает WWF России. Недавно они передали нам GPS-навигаторы и планшеты. 

Часто обходимся смартфонами. Определяем точки на карте Лесного фонда, вбиваем их в программы, которые работают по спутникам без доступа в Интернет. Сделать снимки нарушения можно на камеру того же смартфона.  

В 2000-х всё приходилось делать без нужной техники, договаривались с лесниками, у которых иногда получалось брать нужную документацию. Искали нарушителей по следам тяжёлой техники - тракторов и лесовозов. 

Независимых экологов мало

- Когда вы начали сотрудничать c WWF России?

- С 2019 года, когда мы официально зарегистрировались как автономная некоммерческая организация. Это было условием сотрудничества с WWF России. 

Их помощь облегчила нашу работу. Сейчас на сайте WWF России можно найти все лесосеки в открытом доступе, много другой полезной информации. Раньше об этом можно было только мечтать. 

- Работаете ли с другими природоохранными организациями?

-  Большинство организаций, с которыми мы сотрудничаем, - из Краснодарского края. Есть НКО из Кабардино-Балкарии. Работаем с Сочинским отделением Русского географического общества, с проектом «Ясный горизонт» и другими. 

- Хватает ли независимых экологов и защитников дикой природы, которые бьются за соблюдение природоохранного законодательства?

- Их немного. Например, в Ингушетии есть экоцентр «Зелёный полумесяц». Но они больше работают по вопросам загрязнения воды и нелегальным свалкам, незаконной рубки особо не касаются.  Были знакомые экологи в Дагестане, но я уже давно о них ничего не слышал. 

- Насколько активно работают соответствующие министерства и ведомства, как вы оцениваете их деятельность?

- В последние годы видны улучшения. Раньше профильные ведомства слабо взаимодействовали друг с другом. Сейчас их на это нацеливает президент, который не раз уже говорил об особом внимании к проблемам экологии. 

- Какие экологические проблемы в округе, на ваш взгляд, надо решать в первую очередь?

- Нелегальные свалки, загрязнение воды и незаконная рубка леса. Нужно создавать отдельную структуру по охране лесов и строить заводы по переработке мусора, потому что в ближайшие годы турпоток на Северном Кавказе будет только расти. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах