aif.ru counter
101

«Русская республика в России – абсурд!» - Б. Аксюмов

АиФ-СК №30 25/07/2012
Фото: АИФ

 В преддверии выборов президента в нашем регионе поползли упорные слухи об очередном «перекраивании» федеральных округов.

В непростой, преимущест­венно мусульманский СКФО с постоянно соперничающи­ми между собой амбициоз­ными кавказскими республи­ками вроде бы планировали включить Краснодарский край, Ростовскую область и другие территории. Но про­шло время, и об этой идее, кажется, забыли.

В экс­клюзивном интервью «АиФ-СК» доктор фи­лософских наук, доцент кафедры социальной философии и этнологии СГУ Борис Аксюмов рас­суждает на эту и другие темы, связанные с «горячим» Север­ным Кавказом.

Доходы важнее статуса?

- Борис Владимирович, а вам не кажется, что если бы решение о включении в СКФОблизких к Ставрополью во всех отношениях Кубани и Дона было принято, всем стало бы спокойнее? Прежде всего рус­скому и казачьему населению, которое в округе ощущает себя в меньшинстве?

- Возможно, в восста­новлении северокавказского региона в его традицион­ных границах, включающих Краснодарский край и Рос­товскую область, есть опре­деленный смысл. Иначе эта тема не муссировалась бы столь активно, как это про­исходило некоторое время назад. Вполне вероятно, в высшем руководстве страны есть желающие это сделать. С другой стороны, создание СКФО презентовалось в свое время как проект, призван­ный принципиальным обра­зом решить проблемы регио­на. Отказ от него означал бы признание того, что политика России на Кавказе последних 2-3 лет фактически потерпела неудачу и необходимы новые конфигурации региона для более эффективного решения проблем. Думаю, до Олим­пиады в Сочи этот вопрос больше не будет поднимать­ся, поскольку трансформа­ции подобного уровня, да­же если они содержат в себе положительный потенциал, могут дестабилизировать си­туацию.

- А не ущемляет ли став­ропольцев тот факт, что в СКФОвсе регионы, кроме Ставрополья, имеют высокие статусы республик?

- Знаете, не уверен, что многие жители края хоро­шо осведомлены о федера­тивном устройстве России и могут четко сформулировать отличительные признаки рес­публики по сравнению с кра­ем. Вообще этот вопрос име­ет явный социологический уклон, только специальное исследование способно дать на него объективный ответ. В действительности же лю­дей гораздо больше волнует их реальный уровень жизни, а не то, каким статусом об­ладает субъект Федерации, в котором они живут.

Конечно, вопрос о некоей административной «ущем­ленности» Ставрополья бу­доражит умы некоторых исследователей, ряд из них предлагают даже создание Русской республики в соста­ве Российской Федерации. Более мягкий вариант – об­разование Казачьей респуб­лики в Ставропольском крае или СКФО. На мой взгляд, подобного рода идеи не толь­ко эфемерны, но и контрпро­дуктивны, поскольку в Рос­сии, где проживает более 80 процентов русских, просто не может быть отдельной рес­публики. Не случайно Пре­зидент России В.Путин в од­ной из своих предвыборных статей назвал русский этнос государствообразующим.

- Параллельно со слухами об изменении границ СКФОходили и другие – о новом полпреде в округе. Тот факт, что Александр Хлопонин ос­тался на своем посту, вы как расцениваете?

- Реальных предпосылок к смещению А.Хлопонина с должности полпреда не было! Разговоры, которые ходили по этому поводу, я отношу на счет домыслов. Посмотрите, человек уже более двух лет занимает этот пост, хорошо изучил Кавказ, местную специфику, наладил контакт с республиканскими лидерами.

Есть ли смысл его менять, и все начинать заново? Ко­нечно, в округе существует много проблем, предстоит еще немало работы. Но кто может лучше справиться с этими задачами? Тот, кто уже изучил проблематику региона или тот, кто придет со сторо­ны и потратит уйму драго­ценного времени на знакомс­тво с ситуацией? Вопрос, мне думается, риторический.

«Анжи» играет не дома

- Мнения по поводу си­туации на Северном Кавказе сейчас самые полярные. Одни полагают, что опасные очаги терроризма и экстремизма в целом ликвидированы, другие живут в постоянном страхе…

- О каком стабильном ми­ре на Северном Кавказе мы можем говорить, если про­шло чуть более двух месяцев после чудовищного теракта в Махачкале?!

По-прежнему основной проблемный узел связан с ра­дикальным течением внутри ислама, иногда называемым неоваххабизмом. В Дагеста­не продолжаются убийства суфийских шейхов, регу­лярно происходят теракты, связанные с неоваххабитским бандподпольем. Именно де­ятельность бандподполья - главный вызов национальной безопасности России в регио­не. Во-первых, геополитичес­кие проекты вроде «Имарата Кавказ» хотя и представля­ются пока утопичными, тем не менее играют консолиди­рующую роль для деструк­тивных сил на Юге России. А во-вторых, намечающиеся положительные тенденции в развитии округа все вре­мя находятся в зависимости от уровня террористических угроз!

Любой теракт способен пе­речеркнуть все предыдущие достижения в обеспечении безопасности. Увы, состоя­ние повышенной опасности делает округ малопривлека­тельным для потенциальных инвесторов. Такой негатив­ный ореол вокруг региона резко понижает его «котиров­ки» в глазах мировой обще­ственности. Не случайно же махачкалинскому футбольно­му клубу «Анжи» запрещено проводить домашние матчи Кубка Европы на своем род­ном стадионе. Если бы на Се­верном Кавказе был стабиль­ный мир, такого бы никогда не произошло.

- В последнее время глав­ным источником опасности стал считаться именно Дагес­тан. Почему, как вы думае­те?

- Я вижу две основные причины. Одна из них, так сказать, фундаментальная, а вторая – ситуативная. Фун­даментальная заключается в том, что постсоветские про­цессы этнического и религи­озного возрождения именно в данной республике имеют наиболее масштабный харак­тер и с наибольшей силой влияют на жизнь дагестан­ского социума. Не случайно движение «неоваххабитов» главное распространение получило именно в Дагеста­не. Противостояние неовах­хабитов и суфиев, сопровож­дающееся волной насилия, весьма серьезно осложняет не только религиозную ситу­ацию внутри республики.

Естественно, неоваххабит­ское влияние в Дагестане су­щественно повышает здесь уровень террористических угроз. Если говорить о вто­рой причине, то обратите внимание на то, что центр бандподполья периодически смещается: сначала это была Чечня, потом Ингушетия и вот теперь Дагестан. Эта рес­публика привлекает боевиков и своей сложной религиозной ситуацией, и возможностью «вбить клин» между много­численными этносами. В этих условиях необходимы реши­тельные совместные действия как республиканской, так и федеральной властей, иначе мечты о прекрасном будущем Дагестана – как мирового ту­ристического центра – так и останутся мечтами.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах